чт 24 октября 00:32
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Бойня в Колумбусе

Сергей Собянин призвал москвичей предложить идеи по улучшению парков

Стоимость родового сертификата в России планируют увеличить

Назначен новый глава Департамента труда и соцзащиты населения

Малышева рассказала, когда вернется к съемкам после госпитализации

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Синоптики предупредили метеозависимых о риске природной гипоксии

Что стало с «Норд-Остом» после теракта

Турция отказалась считать операцию в Сирии завершенной

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Врач заявил о пагубном влиянии кофе на иммунитет

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Бойня в Колумбусе

90 лет назад, 9 марта 1916 года, Панчо Вилья напал на США

[b]Странный человек из Рио-Гранде[/b] Человек, прославившийся на весь мир под именем Панчо Вилья, родился 4 октября 1877 года в мексиканском городе Рио-Гранде, штат Дуранго, в семье бедняков-пеонов. При рождении будущего защитника обездоленных нарекли Доротео Аранго. В 1893-м он убил чиновника, изнасиловавшего его сестру, и бежал в горы, где собрал шайку, которая наводила ужас на окрестных помещиков. Добычу разбойники делили на две части: меньшую оставляли себе, большую распределяли между окрестными крестьянами. Верным товарищем Доротео был такой же сорвиголова Франсиско Вилья по прозвищу Панчо. Когда друг погиб, Доротео не только поклялся отомстить за него, но и взял себе его имя. В 1907 году власть в Мексике захватил генерал-диктатор Порфирио Диас. Английский и американский капитал подмял под себя внешнюю торговлю Мексики. Крестьяне после аграрной реформы практически лишились земли. На промышленных предприятиях рабочий день достигал 16 часов. При этом формально продолжала существовать свобода печати, собраний и т. д. 20 ноября 1910-го в стране вспыхнуло восстание. Отряды крестьянского вожака Эмилиано Сапаты и сформированная Панчо Вильей так называемая Северная дивизия выступили против правительственных войск. В мае 1911 года Диас скрылся за границей, а во главе государства встал либерал Франсиско Мадеро, однако менее чем через два года он был свергнут генералом Викториано Уэртой. К мексиканской столице двинулись три армии – Вильи, Сапаты и Венустиано Каррансы, объединивших вокруг себя бедноту. В июле 1914-го отряды Вильи и Сапаты заняли Мехико. Уэрта бежал, и Карранса объявил себя президентом. Он пообещал провести аграрную реформу на основе конфискации «излишков» помещичьей земли за выкуп. Издав закон об охране труда рабочих и опираясь на соглашение с руководством мексиканских анархистов, Карранса использовал их «красные батальоны» для борьбы с вильистами и сапатистами. Последние были вынуждены оставить Мехико. Когда Вилье еще до взятия Мехико предлагали стать во главе революционного правительства, он отказался, заявив, что его задачей является наделение крестьян землей, а для руководства страной он недостаточно образован и вообще считает стремление к власти занятием, недостойным честного человека. [b]Ночная атака[/b] …В полупустынях мексиканского штата Чиуауа рассвет наступает внезапно. Чужеземцу к этому трудно привыкнуть. Еще пять минут назад было черным-черно, но вот уже зажегся горизонт, и огненная полоска становится все шире, обещая через пять минут обрушить на выжженную землю солнечные лучи. Это время – лучшее для атаки. Войска занимают позиции в темноте, прорываются через заграждения, а вступают в рукопашную уже в утреннем свете. Лицом к лицу. Когда можно стрелять точно в цель и мачете всегда найдет врага, не просвистев в пустоте. Ночная атака была коронным номером Панчо Вильи. Американцы знали об этом, но 9 марта 1916 года к нападению оказались неготовы. После того как накануне вильистам не удалось захватить мексиканский город Паломас, все считали, что разбойник направится в Эль-Пасо. Или еще куда-нибудь, но только не в приграничный американский Колумбус с населением в 400 человек, всего в километре от которого находился военный лагерь Фарлонг. Но американцы ошиблись. Потом по вокзальным часам, остановленным пулей, узнают точное время атаки: 4.11. Но до того как началась стрельба, разведчики Панчо Вильи бесшумно сняли часовых. Всадники в пончо и сомбреро разделились на две колонны. Одна направилась к лагерю, в центре которого был склад боеприпасов, вторая – в город, к гостинице братьев Сэма и Льюиса Равелей. Вильисты были почти у цели, когда дверь одной из конюшен открылась. Человек с ведром в одной руке и с метлой в другой зачарованно смотрел на фигуры, словно вытканные черным по серому полотну. Потом человек отшатнулся, но ни убежать, ни крикнуть не успел – пуля попала ему в горло. Это был первый американец, павший от рук людей Панчо Вильи в Колумбусе. И началось. Выстрелы, вопли, топот копыт. К чести американцев они быстро пришли в себя и даже смогли занять круговую оборону, закрепившись в казарме. Если бы не это, жертв среди них было бы много больше. А так – 18 убитых и 8 раненых. Почти невероятно мало, если учитывать обстоятельства трехчасового беспрерывного боя. И тем более невероятными кажутся потери нападавших: убиты 89 человек, ранены и взяты в плен – 23. Вместе с тем вильистами было захвачено несколько повозок с продовольствием, уведены восемьдесят лошадей и тридцать мулов, захвачены пулеметы, много боеприпасов и триста винтовок «маузер». Но чем бы ни явилось ночное сражение для американцев – победой или поражением, – это был вызов Соединенным Штатам. И на этот вызов надо было дать достойный ответ. [b]Две версии[/b] Историки «мексиканской» ориентации выдвигают свою версию того, почему Панчо Вилья пошел в Колумбус. За несколько дней до нападения несколько мексиканских рабочих на окраине Колумбуса чистили резервуар из-под нефти. Его собирались использовать как силосную яму, а потому стенки требовалось отдраить до блеска. За рабочими присматривал американец, владелец резервуара. Он курил сигару, а потом (случайно или нарочно, это выяснить не удалось) уронил (бросил?) окурок в яму. Вспыхнули пары, раздался взрыв, и семь мексиканцев сгорели заживо. Американец же отделался легким испугом – и тогда, и позже, когда полицейское расследование признало случившееся несчастным случаем. Узнав об этом, Панчо Вилья и перешел границу, чтобы покарать зарвавшихся гринго, ни в грош не ставящих жизнь его соотечественников. Кроме того, Вилья хотел выяснить отношения с Сэмом и Льюисом Равелями, которые занимались не только своей гостиницей, но и торговали оружием. Братья не раз доставляли вильистам винтовки и пулеметы и вдруг отказались это делать, более того, не вернули полученный задаток. Захватив Колумбус, Вилья наказал их, как полагал, единственно правильным путем – расстрелял. Убит был и владелец резервуара, ставшего огненным адом для семи мексиканцев. Есть и «американская» версия. Согласно ей разбойника интересовали лишь лошади и оружие. А его самонадеянность в организации атаки объясняется не удалью и смелостью, а тем, что он был введен в заблуждение. За два дня до нападения Вилья послал двоих своих людей в город, и те доложили, что там всего тридцать солдат. А солдат оказалось триста, просто в течение дня большинство из них были заняты патрулированием – на их попечении было 65 километров американо-мексиканской границы. То, что вильисты так рвались к арсеналу, казалось бы, свидетельствует в пользу «американской» версии. Однако не противоречит первой. Месть священна, но оружие и впрямь позарез было нужно Панчо Вилье – сыну батрака, ставшему сначала разбойником, а потом революционером и генералом. Хотя многие по-прежнему считали его обыкновенным бандитом. [b]Перемена участи[/b] Панчо Вилья еще несколько лет вел партизанскую войну с войсками Каррансы. И с американским экспедиционным корпусом. Но все это было уже после Колумбуса. До того он считал гринго своими друзьями, приветствовал посланников президента США, принимал американских военных советников. Панчо Вилья долго беседовал с корреспондентом журнала «Метрополитен» Джоном Ридом, собиравшимся написать (и впоследствии написавшим) книгу о мексиканской революции. Разрешил снять о себе документальный фильм, послушно следуя наставлениям режиссера. Однако после того как конфликт с Каррансой перерос в вооруженное противостояние, американцы перестали поддерживать Вилью. Проигрывая сражения и теряя боевой дух, солдаты Вильи постепенно покидали его. От его сорокатысячной армии скоро осталось четыре тысячи, а потом – и четыре сотни. Среди вильистов было много раненых, но сам Панчо по-прежнему оставался неуязвим. Говорили, что тому есть две причины. Первая – особые сигары, скрученные ацтекским колдуном, которые курил благородный разбойник. У второй причины неуязвимости Вильи было женское имя – Мария Аманда Монтойа. Когда-то эта женщина спасла его. Ее отец, один из богатейших землевладельцев Мексики, составил заговор с целью убить мятежника. Это должно было произойти в церкви, куда Вилья как истинный католик ходил на исповедь. Однако вместо того чтобы преклонить колена перед алтарем, Панчо застрелил священника-предателя, который согласился выдать его. О готовящемся против него заговоре он узнал от Марии Аманды, попросившей себе за это единственную награду – право быть рядом Панчо Вильей. И она же, как говорили в народе, стала виновницей его смерти. В 1919-м пал от рук убийц крестьянский вожак Эмилиано Сапата. Это ли стало последней каплей, или же Вилья просто устал воевать, но год спустя он отказался и от политической, и от партизанской борьбы. Поселившись на своей ферме, он объезжал коней и выращивал кукурузу. А через четыре года влюбился в совсем юную креолку. Этого Мария Аманда Монтойа, которая так и не стала женой Вильи, простить ему не могла. Считается, что именно она рассказала наемным убийцам, когда и по какой дороге поедет Вилья. 20 июля 1923 года автомобиль Панчо попал в засаду и был изрешечен пулями. Но это не конец истории. Вскоре после смерти тело Вильи было похищено. И по стране разошлись слухи, что герой каким-то чудом остался в живых. Еще и в 1970 году многие рассказывали, что видели – кто в Парагвае, кто в джунглях Бразилии – коренастого старика, на удивление легко управлявшегося с лошадью, с револьвером на бедре, роскошными седыми усами и сигарой-самокруткой в зубах. Viva Villa! [b]На илл.: [i]Панчо Вилья – мексиканский Робин Гуд. Фото начала 1900-х годов.[/b][/i]

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга