ср 16 октября 13:21
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Послесловие к смерти

Послесловие к смерти

Десятиклассница умерла, приняв на вечеринке страшный коктейль из наркотиков и алкоголя.

[i]Весть о смерти бывшей соученицы Ирины С. потрясла не только десятые классы спецшколы с углубленным изучением английского языка. В шоке были и учителя, и родители. Девушка умерла, приняв на вечеринке страшный коктейль из наркотиков и алкоголя. Ее спутники, двое молодых людей 26 и 23 лет, скончались тогда же и по той же причине. До весны девятого класса Ира училась хорошо. Ей прекрасно давался английский, по другим предметам тоже не было троек. А в апреле она стала пропускать уроки. Классный руководитель тогда с удивлением обнаружила, что одноклассники к Ире резко охладели. Потом у ребят стали пропадать деньги. Никто, правда, вора за руку не схватил, но всем казалось, что он известен. Прогуляв день-другой, девочка являлась в школу без справок, а родители отвечали классному руководителю: «Она болела». Когда Ирина не явилась на экзамен по русскому, мама призналась встревоженным учителям, что дочь пропала — не ночевала дома. Беглянка нашлась через несколько дней. Ире позволили сдать русский позже, но в аттестат за 9-й класс по итогам года и экзаменов были вынуждены выставить все тройки. В 10-м классе этой школы девочка учиться уже не могла — слишком сильно отстала. Новые одноклассники в школе № 116 с Ирой так и не успели толком познакомиться. Она посетила всего несколько уроков. А в конце октября произошла трагедия. Сейчас обезумевшие от горя родители обвиняют школу в том, что педагоги вовремя не заметили, не предупредили, не приняли меры... Кто же на самом деле в ответе за жизнь и здоровье ребенка? Кто должен помочь ему в борьбе со смертельными соблазнами? Можно ли остановить, помочь, вытащить того, кто уже вкусил «кайф»? С этими вопросами мы обратились к учителям, родителям, а главное — к подросткам.[/i] [b]Ирина МЕЛЬНИКОВА Директор школы, в которой училась Ира: [/b] — Смерть Ирины нас потрясла. Девочка была хорошая, и семью, вполне благополучную, мы знаем давно, в нашей школе училась ее сестра. Когда Ира стала пропускать уроки, классный руководитель к родителям обращалась постоянно, пытаясь разобраться в причинах прогулов. И что с девочкой творится что-то неладное, видела. Но предположить, что дело в наркотиках, конечно, не могла. Ответственности за случившееся с себя мы не снимаем, но на 900 детей у нас всего 50 учителей, проконтролировать каждого они просто не в силах. Может быть, мы смогли бы помочь, но ни мама, ни папа об этом не просили. А ведь они знали, что девочка и курила, и гуляла в компании ребят намного старше ее. Молчали. Наверное, об этом стыдно говорить, но молчать тоже нельзя. Пару лет назад мы заподозрили одного мальчика в употреблении наркотиков, глаз с него потом не спускали. К счастью, подозрения не подтвердились. Два раза в год у нас проводит занятия нарколог, а сейчас заключили договор с Федерацией семьи за единство и мир во всем мире. Специалисты прочитают цикл лекций о любви, о наркомании, о венерических заболеваниях, о вреде алкоголизма и курения. Мы в ответе за образование детей, за их подготовленность к жизни. Почти все родители, с которыми мы говорили, были единодушны. Их мнение выражает [b]Татьяна Павловна, мама восьмиклассницы этой же школы: [/b] — За все, что случается с ребенком, несут ответственность в первую очередь родители. Только они по-настоящему могут знать свою дочь или сына. Если близости между ними нет, виноваты родители. Надо предостерегать, объяснять, доказывать любовь к своему чаду. А уж если случилось... Тогда я даже не знаю, как бы поступила и куда бы обратилась. Искала бы врачей, клиники, но школу вряд ли подключила бы. Она не сможет помочь в лечении, но в профилактике — да. [b]А вот что говорит Андрей Сергеевич, отец наркомана с трехлетним стажем: [/b] — Сын употребляет наркотики с 16 лет, причем начал сразу с героина. «Помогла» ему в этом любовь — влюбился в наркоманку. Мы с женой предприняли все, что могли. Лечили в больнице, меняли квартиру, устраивали в институт... Вложили огромные средства и силы. Безрезультатно. Один-два месяца просветления, и снова находит дозу... Уговоры и сердечные приступы матери не производят впечатления. У нас опускаются руки и крепнет убеждение — если человек «сел на иглу», спасти его не сможет никто. Только он сам, если по-настоящему захочет, цель такую себе поставит. Смотрите, мамы и папы, в оба! Главная задача — не допустить того, чтобы ребенок попробовал. Потом — страшная жизнь и жуткая смерть. [b]Старшеклассникам нескольких московских школ мы предложили представить такую ситуацию: [/b] [i]ваш одноклассник употребляет наркотики и вы знаете об этом. А потом попросили быть абсолютно честными и анонимно ответить на вопросы. Станете ли вы что-то предпринимать, чтобы повлиять на этого человека? [/i] 83% опрошенных девушек и 52% юношей сказали — да. Все они сначала побеседовали бы с наркоманом, затем 18% обратились бы к родителям, столько же к врачам и всего 5% привлекли бы к проблеме учителей. Соответственно 17% девушек и 48% юношей ответили — нет. Некоторые мотивировали это бесполезностью любых действий, другие тем, что принимать или не принимать наркотики — личное дело каждого, а третьим просто наплевать. Одна девушка ответила как весьма осведомленный человек: «Это смотря какие наркотики употребляет». Судя по ответам, большинство готово было бы принять участие в судьбе одноклассника, по крайней мере не отвернулось бы от него. Но на практике картина иная — подростки инстинктивно отстраняются от человека, переступившего запретную черту. В одной из телепередач бывшая наркоманка, делясь своим жизненным опытом, говорила: «Если бы в тот момент, когда я только-только стала колоться, мои друзья не отвернулись и не оставили меня одну, то я бы справилась, не завязла так глубоко... Но вот мой совет: если рядом с вами кто-то «сел на иглу», бегите от него как можно скорее и дальше. Не дайте повлиять на себя!». [i]Этот человек умер. Доказано, что от наркотиков. Можно ли винить в случившемся кого-то, кроме него самого? Мог кто-нибудь его спасти? [/i] Юноши были более категоричны и сказали, что виноват только тот, кто употребляет наркотики — 68%; что никто не смог бы помочь — 74%. Так же ответили соответственно 42% и 60% девушек. Остальные назвали среди виноватых родителей, общество, личные проблемы и компанию, в которой употреблялись наркотики. 35% считают, что помощь могли бы оказать близкие и любимые люди, те, кто по-настоящему был дорог наркоману. Только в одной анкете мы нашли упоминание о школе и учителях. То, что старшеклассники осознают ответственность за все с ними происходящее, налицо. Но большинство не верит и не надеется на помощь окружающих в трудный момент. Один мальчик написал: «Мы — продукт современного общества, а оно жестокое и не способно сострадать. И мы такие же...». [i]Ты уверен, что ни при каких обстоятельствах не станешь употреблять наркотики? У тебя есть знакомые, которые хотя бы раз их пробовали? [/i] «Чтобы стать наркоманом, не нужно особых причин. Это может случиться с любым» — так считают 49% всех опрошенных. Мнение другой половины: «Только слабовольный, глупый или беспринципный пойдет на подобный шаг. Обстоятельства тут ни при чем!». Во многих ответах на этот вопрос встречались слова «воспитание» и «гены». Ребята связывают иммунитет к наркомании с общим уровнем культуры семьи и наследственностью. У 82% есть знакомые, которые употребляют или хотя бы однажды пробовали наркотики. Один мальчик написал: «Мой двоюродный брат умер от передозировки в 21 год. Я знаком с его друзьями, наркоту могу купить любую, в любой момент и сколько угодно. Но после случившегося с братом никто не заставит меня это сделать». [i]Именно об этом мы и хотели узнать, задавая следующий вопрос: Легко ли купить наркотики? Если бы вы захотели, то смогли бы это сделать? [/i] На первую часть вопроса 73% опрошенных ответили утвердительно. «Были бы деньги!» — добавили многие. 7% не знали, как ответить, поскольку это их никогда не интересовало. Остальные сказали, что купить наркотик трудно и даже опасно. Эти же молодые люди (27%) на вторую часть вопроса ответили отрицательно. Остальные же 73% написали, что точно знают, где это можно сделать: на любой станции метро, в клубах и на дискотеках, у друзей и знакомых. Одна девушка добавила к ответу: «Если хотите, то через двадцать минут достану любой порошок или травку». Многое в наше время стало доступным. Наркотики, как видно, — не исключение. В этом молодежь почти единогласна, а поэтому на вопрос, актуальна ли проблема наркомании, абсолютно все ответили утвердительно. Несколько человек сравнили ее по масштабности со СПИДом, но большинство считают, что она настолько глобальна, что решить ее уже невозможно. Одна девушка назвала ее угрожающей, но добавила, что сама никогда не видела ни одного «живого наркомана». Вероятно, столь же благополучные молодые люди, никогда не встречавшие на своем пути обкуренных и обколотых, написали: «Проблема-то есть. Она была во все века, но сейчас ее слишком раздувают взрослые». [i]Кто отвечает за вашу жизнь, здоровье и образ жизни? [/i] Ответственных в каждой анкете было названо много и разных: 80% опрошенных назвали семью, 35% не снимают ответственности с себя самих, 22% добавили школу, 8% — государство и общество, 6,5 % взвалили ответственность еще и на друзей. Как видно, ребята на первое место поставили семью, что совпадает с мнением опрошенных нами родителей. В анкете одной девочки с тремя восклицательными знаками было написано «родители» и приписано: «Иначе тогда зачем нужна людям семья?». Школа занимает лишь третье место. Мы внимательно проанализировали анкеты тех, кто выбрал ответственным школу, и с горечью можем констатировать: большинство этих ребят с родителями либо не имеют доверительных отношений, либо в их семье что-то неблагополучно. [i]Это видно и из ответов на следующий вопрос: С кем вы можете поговорить о наркомании, откуда получаете информацию об этой проблеме? [/i] 66% девушек и 53% юношей могут поделиться своими мыслями на этот счет с друзьями и только 16,5% всех опрошенных — с родителями. 7% решились бы пообщаться с учителями. Информацию большинство получают из СМИ, многим рассказывают о наркотиках друзья, которые их употребляют, а также преподаватели, врачи и психологи в школах, и с теми же 16,5% беседуют родители. Несмотря на то, что большинство ребят (80%, как следует из предыдущих ответов) ищут защиту, опору и заинтересованность собой дома, только пятая часть реально все это имеет (16,5%). У остальных родителей либо не хватает времени и желания либо информированности по данной проблеме. Меры предлагали разнообразные. Единодушия достигли 20% теоретических президентов, которые тут же приступили бы к строительству клиник и центров для наркоманов. Еще 18% усилили бы борьбу с распространителями, ужесточили таможенный контроль. 11% легализовали бы легкие наркотики, наивно считая, что зависимость от них не возникает, а «прелесть запретного плода пропадает». 10% усилили бы пропаганду против употребления наркотиков. На крайнюю меру «стрелять и торговцев, и наркоманов» пошли бы 6,7%. Столько же считают, что в первую очередь необходимо увеличить число психологов и наркологов в учебных заведениях, к которым можно обратиться анонимно А вот по 4,4% предложили следующие шаги: «изловить» всех наркоторговцев; ввести уголовную ответственность за прямую и косвенную рекламу зелья; установить в стране тоталитарный режим; запретить въезд иностранных граждан из арабских, африканских и закавказских стран. Один юноша написал совсем конкретно: «Без репрессий и показательных казней обойтись невозможно». Лишь у нескольких девушек прозвучала мысль о том, что бороться в первую очередь нужно с бескультурьем и бездельем, «стоит снизить интерес и привлекательность улицы», обозначить молодежи перспективу, дать реальную возможность получить хорошее образование и работу. Некоторые будущие президенты усилили бы милицейский контроль в местах скопления молодежи и «подняли бы цены на наркотики, чтоб всем было невыгодно покупать и продавать» (вероятно, это предложил будущий «экономист»). В пяти анкетах мы прочитали: «Любая борьба бесполезна!». В чем-то последние правы. В разных странах с этим бедствием борются по-своему: в Голландии наркотики легализовали, в Америке создали целую сеть «стукачей», по сигналам которых любого человека могут принудить сделать анализы и заставить лечиться, в Италии главную ставку сделали на семью, во Франции несут уголовную ответственность не только торговцы наркотиками, но и те, кто их употребляет. Но нигде проблема так и не решена, а у нас борьба только начинается. Для московской молодежи проблема наркомании осязаемая и реальная. Большинство чувствуют себя незащищенными и не знают, кто смог бы им помочь в случае беды. Именно поэтому в одной из школ, где мы проводили опрос (№ 818 Северо-Западного учебного округа), родителям на собраниях выдают памятку «Как не допустить беду». В ней перечислены факторы, подталкивающие подростков на употребление психоактивных препаратов, а также внешние признаки и особенности поведения человека «под кайфом». Там же можно найти несколько советов: куда обращаться, что предпринимать, если все симптомы говорят о том, что ребенок употребляет наркотики. Кстати, в этой же школе реализуется программа психологического тренинга, негативно настраивающая детей к табаку, алкоголю и наркотикам. О работе школы № 818 в данном направлении мы расскажем в одном из следующих материалов. …И вот что вызывает тревогу: произошедшее с Ирой С. старшеклассников не удивило, не ужаснуло, а вызвало лишь легкое сожаление. Мы не способны сострадать! — заявляют школьники. У 82 % старшеклассников есть друзья и знакомые — наркоманы. На вопрос, кто отвечает за твою жизнь и здоровье, 80 % подростков ответили: «семья». Достать наркотик — дело 20 минут

Новости СМИ2

Виктория Федотова

Контроль не спасет детей от беды

Анна Кудрявцева, диетолог

Чем меньше добавок, тем лучше

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше