втр 22 октября 17:38
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Особая папка Леонида Млечина

Мосгорсуд выпустил из СИЗО виновника ДТП у «Славянского бульвара»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Появилось видео с места убийства двух человек в Новой Москве

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Особая папка Леонида Млечина

Семь шагов к халифату

[i]Иорданец Абу Мусаб аль-Заркауи, который в Ираке ведет террористическую войну против американских войск, обнародовал рабочий план Аль-Кайды – «семь шагов» к исламскому халифату. Вот они, эти шаги[/i]: [b]Окончательная победа – 2020 год[/b] [b]Первая стадия [/b]– «пробуждение» исламского мира. Она уже пройдена. Это период от терактов 11 сентября 2001 года до падения Багдада в 2003 году. Задача состояла в том, чтобы спровоцировать Соединенные Штаты на войну против исламского мира в надежде, что мусульмане проснутся. Эту стадию руководители Аль-Кайды оценивают как очень удачную. Ирак превратился в поле боя. Американцы и их союзники стали более легкой и доступной мишенью. [b]Вторая стадия [/b]– «открыть глаза». Этот период мы сейчас переживаем. Он закончится в конце 2006 года. Запад убедится в том, что ему противостоит сплоченная мусульманская община всего мира. Ирак станет центром операций против Америки и христиан в целом, которые будут проводиться по всему миру. Аль-Кайда превратится в мощное движение, чьи армии и базы появятся во всех арабских странах. [b]Третья стадия[/b] – «мы поднимаемся». Она продлится с 2007 по 2010 год. Подготовленные кадры армии джихада начнут действовать по всему Ближнему Востоку. Удары будут нанесены в первую очередь по Турции, Израилю, Иордании. [b]Четвертая стадия[/b] намечена на 2010–2013 годы. В это время должны рухнуть ненавистные Аль-Кайде прозападные арабские режимы. Это приведет к укреплению Аль-Кайды. Одновременно намечены атаки на нефтяную индустрию, а Соединенные Штаты, которые так зависят от своих компьютеров, будут атакованы кибертеррористами. Американцы ощутят свою уязвимость и слабость. [b]Пятая стадия[/b] охватывает период между 2013 и 2016 годами. Влияние западного мира и Израиля настолько ослабнет, что сопротивление христиан и сионистов станет незначительным. И тогда исламские страны смогут установить новый мировой порядок. Можно ожидать провозглашения исламского халифата. [b]Шестая стадия[/b]. С 2016 года начнется тотальная конфронтация между правоверными и неверными. После провозглашения халифата исламская армия поведет, наконец, всемирную войну против остатков мира крестоносцев, что предсказывает Усама бен Ладен. [b]Седьмая стадия [/b]– время окончательной победы. Западный, христианский мир будет разгромлен полуторамиллиардной армией мусульман. Победа халифата неминуема. Она наступит примерно в 2020 году, хотя сама по себе победоносная война не продлится больше двух лет. [b]Чем хочет ответить Буш?[/b] Как относиться к этому плану? Аль-Кайда, конечно же, не в силах сама по себе установить всемирный исламский халифат. Сегодня отдельные ячейки Аль-Кайды действуют сами по себе и совершают теракты от имени всей организации, хотя ее руководство зачастую и не подозревает о них. Усама бен Ладен занят только спасением собственной жизни. Но в ряды террористических организаций вступает все больше молодых людей, волна террора не спадает, а поднимается. Радикальные исламисты всего мира ведут борьбу не столько против самих американцев, сколько против попытки переустроить жизнь на Ближнем Востоке на демократических основах. Эти принципы ненавистны исламистам. Они чувствуют себя униженными, потому что арабские, исламские страны далеко отстали от Запада. Но естественное желание преодолеть этот разрыв не возникает. Исламисты считают, что Запад (это очень широкое понятие, в него включается и Россия) должен быть уничтожен, как хирург удаляет раковую опухоль. В борьбе с террористами ответные удары бессмысленны. Принцип сдерживания не работает, потому что у террористов нет территории и собственного мирного населения, о безопасности которого они должны заботиться. А как же предотвратить такие угрозы? Превентивными ударами по странам, которые представляют угрозу? Эта идея близка президенту Джорджу Бушу. Он искренне считает, что олицетворяет силы добра и обязан сокрушить силы зла и избавить мир от преступников. Буш – религиозный моралист. Он человек глубоко религиозный, для него религия – это не исполнение ритуалов, а важнейшая часть его духовной жизни. Буш полагает, что избрание его президентом – часть божественного плана. Для него борьба с терроризмом – дело всей жизни. Джордж Буш сформулировал свою доктрину самым простым образом. Америка не станет ждать следующей атаки. Соединенные Штаты будут первыми наносить удары по террористам, где бы они ни находились. Президент Буш и вице-президент Чейни представляют давние традиции американской внешней политики. Большую часть своей истории Америка мало интересовалась тем, что происходит вдали от нее, и сознательно отгораживалась от чужих неприятностей. Но если американцам казалось, что им что-то угрожает или что задета их честь, они становились весьма воинственными и брались за оружие. Но больших ли успехов добился за почти пять лет антитеррористической борьбы Джордж Буш? Прошлый год был для него ужасным. В Ираке американских солдат убивают и убивают. Тактика американских спецслужб – держать пойманных террористов в тайных тюрьмах и выбивать из них показания – подвергается критике. [b]Угроза импичмента[/b] Похоже, команда американского президента выдохлась, устала и утратила кураж. Сенаторы от его собственной партии думают о будущих выборах и готовы пожертвовать своим президентом. Когда Бушу грозит импичментом влиятельнейший сенатор Арлен Спектер, республиканец и глава сенатского комитета по законодательству, это очень опасно для Белого дома. Кто он такой, этот сенатор? Спектер, чьи предки приехали в Америку из России, профессиональный юрист. Он начал свою карьеру с работы в знаменитой комиссии Уоррена, которая расследовала обстоятельства убийства президента Джона Кеннеди в ноябре 1964 года. Тогда этот молодой юрист выдвинул версию о том, что одна и та же пуля убила Кеннеди, а затем ранила техасского губернатора Джона Коннэли, сидевшего в той же машине. Это предположение подтверждало версию убийцы-одиночки. Другие юристы сильно сомневались в его выводах, но Спектер твердо стоял на своем. Он убедил комиссию в том, что именно Ли Харви Освальд убил Джона Кеннеди. Расследование убийства Кеннеди сделало Арлена Спектера одним из самых заметных американских прокуроров. В 1980-м его выбрали в сенат. Он занимался борьбой с порнографией и насилием в семье, участвовал в розысках нацистского военного преступника доктора Йозефа Менгеле, который в концлагере Освенцим ставил опыты на близнецах. При президенте Рональде Рейгане, когда разгорелся скандал вокруг тайных операций ЦРУ, именно Спектер провел закон, который требовал от президента коренной реорганизации американской разведки. Президенту было велено впредь не пытаться скрывать тайные операции от народных избранников. Теперь сенаторы предъявили такие же претензии Джорджу Бушу. Не спросив разрешения у конгресса, президент разрешил спецслужбам то, что запрещено законами. Речь идет о скандале вокруг Агентства национальной безопасности. [b]Уши разведки[/b] Все началось в феврале 1999 года, когда президент Билл Клинтон назначил генерал-лейтенанта военно-воздушных сил Майкла Хэйдена директором Агентства национальной безопасности. АНБ – это крупнейшая разведывательная организация в Соединенных Штатах и, может быть, во всем мире. АНБ вдвое больше ЦРУ. Поклонники этой спецслужбы иногда говорят, что АНБ обладает компьютерной властью над миром. Как раз, когда генерал Хэйден готовился к новому назначению, Голливуд выпустил фильм «Враг государства». В этой картине Агентство национальной безопасности предстает дьявольской организацией, которая использует технические чудеса для слежки за невинными гражданами. Генерал Хэйден попытался улучшить репутацию агентства. Объяснял, что в агентстве работают в основном программисты, электронщики, математики и лингвисты. Они не занимаются оперативной работой. Они придумывают новые шифры и пытаются раскодировать чужие. Они прослушивают радио- и телефонные переговоры во всем мире по заказу ЦРУ и военной разведки. Действительно, Агентство национальной безопасности прослушивает переговоры во всем мире, и это считается законным, потому что на основе этой информации не может быть заведено уголовное дело. Но на территории Соединенных Штатов соблюдаются юридические процедуры, которые страхуют человека от того, чтобы он становился объектом слежки и подслушивания без достаточных оснований. Для прослушивания на американской территории агентство обязано получить ордер в специальном суде. Практически это означало, что АНБ нельзя использовать для прослушивания собственных сограждан. Американцами занимается Федеральное бюро расследований. АНБ ограничили прослушиванием иностранных посольств и иных зарубежных миссий. Ордера выдает специальный суд по наблюдению за внешней разведкой. Он заседает за закрытыми дверями в здании министерства юстиции. Спецслужбы должны представить доказательства того, что подозреваемый связан с террористической организацией или иностранной разведкой. Но все это было до 11 сентября. После терактов вся разведывательная система Соединенных Штатов претерпела изменения. В начале 2002 года президент Буш секретной директивой разрешил АНБ в случае необходимости проводить прослушивание телефонных переговоров, перехват электронной почты и других видов обмена по Интернету без ордера с тем, чтобы сорвать подготовку новых терактов. В случае крайней необходимости разрешение на прослушивание можно получить в спецсуде буквально за несколько часов. Но сотрудники Агентства национальной безопасности говорят, что иногда и такая задержка непозволительна. Иногда необходимо начать прослушивать телефоны подозрительного человека немедленно. И некогда получать ордер. – Это самая большая тайна, к которой я был допущен, – признавался один из высших чиновников президентской администрации. [b]Кого прослушивает АНБ?[/b] Когда начались контртеррористические операции, оперативники ЦРУ стали захватывать принадлежавшие террористам компьютеры, сотовые телефоны и телефонные книжки. Все они передавались в АНБ. Так началась электронная слежка за теми, с кем террористы поддерживали контакты. Тут и возникли проблемы. Если абонент звонит из Нью-Йорка в Кабул, можно прослушивать. Если из Нью-Йорка в Калифорнию, то надо получать ордер. Правда, при современных технических средствах (мобильные телефоны с роумингом, переадресация электронной почты, телефония по Интернету) трудно определить, где находится абонент – за границей или внутри страны. Президент разрешил обходить эти ограничения. При этом было сделано все, чтобы сохранить в секрете программу подслушивания. В известность поставили только руководителей комитетов по разведке сената и конгресса. Из них недовольство выразил один лишь сенатор-демократ Рокфеллер. Он написал письмо вице-президенту Дику Чейни, выражая свои сомнения и опасения относительно нарушения прав человека. Надо понимать, что сенатор Рокфеллер и рассказал журналистам газеты «Нью-Йорк таймс» о том, что президент Буш разрешил Агентству национальной безопасности прослушивать переговоры людей, находящихся на американской территории, без получения судебного ордера. Президентская администрация просила редакцию газеты «Нью-Йорк таймс» не публиковать эту статью, потому что она насторожит террористов. Руководители и боевики Аль-Кайды поймут, что их подслушивают, и будут осторожнее. А программа прослушивания необходима для предупреждения новых терактов против Америки. Сначала редакция прислушалась и отложила публикацию. Но, собрав дополнительную информацию, «Нью-Йорк таймс» приняла решение все же опубликовать статью. Рассказать гражданам страны о нарушении закона важнее, чем заботиться о ведомственных интересах госбезопасности. По сведениям газеты, за эти годы незаконно прослушивались от пяти до семи тысяч американцев. В рамках этой программы в каждый данный момент прослушивается примерно пятьсот человек. Это возмутило правозащитников и законодателей. Они считают, что президентское распоряжение нарушает четвертую поправку к конституции, которая запрещает неоправданное вмешательство в жизнь человека. Тем не менее АНБ тайно договорилось с американскими телекоммуникационными компаниями, и те предоставили разведке возможность подслушивать их абонентов. Речь идет и о телефонных переговорах, и об электронной почте. Мало кто знает, что руководство АНБ поддерживает личные отношения с хозяевами этих компаний. Договоренности носят неофициальный характер, но они строго соблюдаются. Более того, американским телекоммуникационным компаниям рекомендовано развивать этот бизнес, пропускать через свои терминалы как можно больше международных переговоров. Это открыло американской разведке новые возможности. Человек, звонящий из Малайзии в Индонезию, не предполагает, что американцы могут его подслушать, и говорит совершенно свободно. Вот почему Белый дом пытался сохранить эту программу в тайне, опасаясь, что теперь террористы по всему миру станут еще осторожнее и, разговаривая по телефону даже внутри своих стран, станут держать язык за зубами. Ни один прокурор не проверял, есть ли основания для включения того или иного человека в список для подслушивания. Но сотрудники АНБ уверяют, что их интересуют только те, кто подозревается в причастности к терроризму. Что они чтят закон и не подслушивают американских граждан. И что эта секретная программа уже дала плоды и помогла выявить людей, причастных к терроризму. [b]Дядя и племянник[/b] Халед Шейх рассказал на допросе, как он готовил теракты 11 сентября 2001 года. Эта история началась за восемь лет до этого, когда радикальные исламисты в первый раз попытались взорвать Всемирный торговый центр. Попытку предпринял его племянник по имени Рамзи Ахмед Юсеф. Он прилетел в Нью-Йорк 1 сентября 1992 года на самолете пакистанских авиалиний из Пешавара. Он намеревался наказать Соединенные Штаты за их политику. Визы у него не было. На хорошем английском языке с выговором настоящего британца он попросил политического убежища. У него взяли отпечатки пальцев и отпустили, велев через неделю явиться в суд на рассмотрение его дела. Он взял такси и отправился по известному ему адресу к нью-йоркским исламским радикалам, которые прошли подготовку в афганских лагерях. Они давно хотели показать себя и взорвать что-нибудь в Нью-Йорке. Юсеф предложил амбициозную цель – Всемирный торговый центр, символ американского финансового могущества. 26 февраля 1993 года он заложил мощную бомбу в подземный гараж Всемирного торгового центра. В салоне его белого микроавтобуса лежало шестьсот килограммов мощной взрывчатки. Юсеф поджег четыре запальных шнура и исчез. Запалы догорели в 12.17, и тогда прогремел взрыв. Погибли шесть человек. Башни содрогнулись, но устояли. После взрыва Юсеф беспрепятственно улетел в Пакистан – в Карачи. Дядя предложил ему участвовать в новом проекте. Халед Шейх увлеклся идеей взорвать над Тихим океаном одновременно двенадцать американских пассажирских самолетов и увлек этой идеей своего племянника, который прошел боевое крещение в Нью-Йорке. Халед Шейх любил придумывать изощренные террористические операции и умел зарабатывать деньги на террор. Дядя с племянником убедились в том, что задуманная ими операция вполне осуществима. [b]Вторая попытка[/b] 11 декабря 1994 года Юсеф по заданию дяди сел на самолет филиппинской авиакомпании, вылетавший в Токио. В Боинге-747 было двести семьдесят три пассажира и двадцать членов экипажа. Чтобы не привлекать внимание службы безопасности, он прихватил с собой взрывчатку в неожиданном виде. Он вымочил хлопковые тампоны в нитроглицерине и поместил их в бутылочку из-под жидкости для промывания контактных линз. Взрыватель он подготовил из обычных электронных часов, имеющих функцию будильника. Маленькие батарейки для взрывателя он пронес в собственных туфлях. После взлета он прошел в туалет, собрал взрывное устройство и поставил таймер так, чтобы взрыв прозвучал через четыре часа. Вернувшись на свое место, спрятал бомбу под спасательный жилет под сиденьем. Когда самолет сделал промежуточную посадку, он сошел вместе с еще сорока шестью пассажирами. Когда самолет взлетел, его кресло занял двадцатичетырехлетний японец. Через два часа после взлета взрыватель сработал. Японец погиб, еще десять человек были ранены. Взрыв повредил систему управления самолетом, но пилот сумел посадить самолет на Окинаве. Хотя самолет не рухнул в океан, Юсеф остался доволен тем, что нашел способ пронести в самолет взрывное устройство и оно сработало. Они планировали взорвать таким образом одиннадцать американских самолетов в течение двух дней, 21 и 22 января. Но за две недели до запланированного срока все рухнуло. В своей квартире в Маниле Юсеф экспериментировал с самодельной взрывчаткой. Внезапно смесь воспламенилась. Юсеф запаниковал, не сумел погасить пожар. Приехали пожарные, вызвали полицию. Дознаватели нашли в его портативном компьютере планы различных операций, в том числе план убийства Папы Римского (он запланировал приезд в Манилу в начале 1995 года) и план взорвать двенадцать самолетов. Юсеф сумел бежать в Пакистан, но там его нашли и арестовали. Пакистанцы передали его американцам. Следователи на вертолете доставили его в отделение ФБР в Нью-Йорке. Увидев внизу башни Всемирного торгового центра, Юсеф мечтательно произнес: – Если бы у менябыло больше денег и времени, чтобы собрать бомбу побольше, этих башен уже не было бы. Этот замкнутый человек с большой бородой и огромными ушами все еще восхищался замечательной конструкцией своей бомбы. Он мечтал как можно скорее оказаться в раю. Он сказал сотрудникам ФБР: – Надеюсь, что когда мне вынесут смертный приговор, он будет немедленно приведен в исполнение. Его дядя Халед Шейх сумел ускользнуть от полиции. У него было два десятка паспортов на разные имена. Он свободно говорил на английском, урду, арабском, мастерски менял внешность. Жил в поместье, которое принадлежит министру внутренних дел Катара. В конце концов он нашел убежище у талибов в Афганистане. Там он сблизился с Усамой бен Ладеном. [b]«Знаток Америки» разрабатывает план[/b] Возник странный союз фанатика, не расстающегося с Кораном, и бонвивана, поклонника роскошной жизни и женщин легкого поведения. Сплотило их одно – ненависть к христианам и сионистам. В этом сила Аль-Кайды. Она объединила фанатично верующих исламистов и беспредельных циников, которые считают, что Соединенные Штаты объявили войну исламскому миру и американцев надо уничтожить. Халед Шейх Мохаммад понравился Усаме, когда показал себя финансовым гением. Халед зарабатывал деньги на террор. Его главная экспортно-импортная компания находилась в Малайзии. Он начинал с того, что продавал малазийское пальмовое масло в Пакистан. Потом торговал святой водой из Мекки. Еще в начале 1996 года, за пять лет до 11 сентября, Халед Шейх предложил Усаме арендовать маленький самолет, нагрузить его взрывчаткой и обрушить на штаб-квартиру ЦРУ. Усама спокойным, мягким голосом вынес приговор нескольким тысячам людей: – Зачем браться за топор, если можно использовать бульдозер? Усама бен Ладен поверил, что идея захватить самолет и обрушить его на врага вполне осуществима. Но Усама хотел чего-то большего. Не один, а несколько самолетов должны взорваться в Америке. Тогда Халед Шейх разработал амбициозный план – захватить одновременно десять американских самолетов, пять обрушить на западное побережье, пять на восточное. Тут уже у бен Ладена появились сомнения. Можно ли осуществить столь масштабный план? Даже Аль-Кайде такое не под силу. Усама предложил начать с захвата четырех самолетов. Он сказал, что у него есть на примете четыре перспективных молодых человека, готовых в любой момент умереть во имя Аллаха. Все, чего им не хватает, это специальной подготовки. С этих слов началась операция «Священный вторник», как члены Аль-Кайды именуют теракты 11 сентября. Халед Шейх прорабатывал каждую деталь. Рядом с ним Усама – жалкий любитель. Ему удалось ловко координировать действия девятнадцати боевиков, которые приняли участие в терактах 11 сентября. Он один точно знал, когда и куда отправить боевиков учиться пилотированию самолетов, как и сколько денег можно им отправить, чтобы не вызвать ни у кого подозрений. Ни Усама, ни его подручные сами в Соединенных Штатах не жили. А Халед несколько лет там учился. Он знал реалии американской жизни. Он играл ключевую роль в важнейших акциях Аль-Кайды. Он был свого рода начальником генерального штаба при Усаме бен Ладене. Его везение закончилось 1 марта 2003 года. Его выследили в Равалпинди, взяли под утро, сонного, и отправили в неизвестное место, где американские разведки приступили к допросу... [b]Наличные для террористов[/b] Но вот что характерно. Отряд не заметил потери бойца. Руководители Аль-Кайды начиная с Усамы бен Ладена никогда не сожалеют об аресте боевиков. Бойцы джихада – это расходуемый материал. В Аль-Кайде отсутствует строгая вертикаль власти, это как амеба, она легко меняет форму и столь же легко переносит потерю каких-то звеньев. Уйдут одни. Придут новые. Незаменимых нет. Аль-Кайда финансирует вербовку и подготовку боевиков, покупает для них оружие и взрывчатку, помогает семьям террористов-самоубийц и занимается благотворительностью. Это гибкая модель. Каждой операцией занимаются отдельные люди, они находят исполнителей. Когда работа выполнена, временный «трудовой коллектив» распадается. Усама бен Ладен организовал дело по модели хорошего предприятия – выслушивает идеи и наиболее удачные финансирует. Надо заметить, что шейхи предпочитают наличные деньги. Они держат толстые пачки банкнот в карманах и ящиках письменного стола. Во время афганской войны саудовцы приезжали к моджахедам, сражавшимся против советской армии, просто с чемоданчиками, полными купюр. На Ближнем Востоке банки вообще не пользуются популярностью. Людям не нравится то, что банки действуют медленно, берут деньги за свои услуги, и вообще с ними сложно иметь дело, особенно не очень грамотным рабочим. Скажем, иностранные рабочие в Саудовской Аравии в год отправляют своим семьям в общей сложности пятнадцать миллиардов долларов. Они предпочитают не прибегать к помощи банков. Это объясняет, почему так трудно проследить финансовые операции Усамы бен Ладена. Усама не открывал счетов на свое имя, и очень трудно выяснить, на каких счетах лежат его деньги. Деньги террористам идут через исламские благотворительные фонды, которые не ведут записей. Это замечательное прикрытие. Известно, что одна и та же благотворительная исламская организация давала деньги на детский дом, больницу для туберкулезных больных и на два теракта в Африке против американских посольств… Есть альтернативная система доставки денег – «хавалы». Она основана на том, что деньги передают из рук в руки друзьям и родственникам. Такие деньги очень быстро достигают адресата. Обман карается утратой репутации и потерей выгодного бизнеса. Система надежная. Когда правительство Пакистана ввело запрет на вывоз денег за границу, это нисколько не помешало его гражданам. Пакистанцы, не заходя в банк, легко вывезли миллиарды долларов. Эти пути невозможно проследить. Никаких письменных следов не остается. В последние годы американцы предприняли особые усилия, чтобы отрезать Аль-Кайду от источников финансирования. Закрылись многие банки в офшорных зонах. Все благотворительные фонды в Саудовской Аравии теперь должны регистрироваться в министерстве иностранных дел, и оно обязано проверять, действительно ли деньги поступают тем, кому предназначены. Но полностью отрезать Аль-Кайду от источников финансирования не удалось, потому что можно ввести санкции против государства, но не против отдельных лиц или благотворительных организаций, которые передают деньги боевикам. Известно, что в мире ежегодно отмывается от пятисот миллиардов до полутора триллионов долларов. Террористические деньги – лишь малая часть этого нелегального оборота. В основном отмываются деньги, полученные от продажи наркотиков. Но если торговцы наркотиками много лет успешно обходят все ограничения и отмывают миллиарды, то почему террористы не смогут проделывать то же самое? В лучшие времена Аль-Кайды ее ежегодный бюджет составлял около тридцати пяти миллионов долларов. Сейчас, видимо, от пяти до десяти миллионов. Ячейки всемирной армии джихада находятся на самофинансировании. Террористы создают небольшие фирмы. Занимаются махинациями с кредитными карточками, кражей автомобилей и мобильных телефонов. Например, торговля поддельным товаром – кроссовками, джинсами, японской электроникой – открывает большие возможности заработать. Мелкий криминальный бизнес позволяет собрать сумму, необходимую для любой террористической операции. …Итак, 11 сентября 2001 года был сделан первый шаг на пути к халифату. Осталось еще шесть. Второй происходит на наших глазах. Вакханалия, развернутая в исламском мире по поводу датских карикатур на пророка Мухаммеда (а в том, что это всего лишь найденный повод, нет сомнений), призвана убедить Запад: мусульмане идут. [b]Совместный проект газеты «Вечерняя Москва» и телеканала ТВЦ. [i]Телевизионную версию этого материала вы можете увидеть сегодня в 22.55[/i][/b]

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение