втр 15 октября 13:01
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Барак для ударников

Барак для ударников

Читатели дополняют наши путешествия своими воспоминаниями

[b]Я многолетний читатель «Вечерки». Уже два месяца как в газете печатаются статьи-путешествия – «Кругосветка по Садовой» (так назывался первый материал этого путешествия по Садовому кольцу Москвы, опубликованный15 марта). Как человек, детство которого прошло на углу Садово-Спасской и Каланчевской улиц, на том месте, где в начале 1950-х построили высотное здание, хочу поделиться воспоминаниями, дополняющими то, о чем писал в своей статье автор «прогулок» Юрий Гуллер.[/b] Под строительство этой высотки был снесен целый квартал с домами № 21, 23, 25, 27 по Садово-Спасской, а также особняк, где располагались мастерские скульптора Веры Мухиной. В одном из этих домов, принадлежащем Ф. Н. Толю, действительно родился Михаил Юрьевич Лермонтов. Дом был двухэтажный; и в нем в наши времена была библиотека имени великого поэта, куда вела винтовая лестница, по перилам которой мы, дети, частенько съезжали. А в доме № 21 наша семья жила с 1932 по 1949 год. Этот двухэтажный, Т-образный, с тремя подъездами барак, с засыпными оштукатуренными стенами, был построен на месте сада и конюшен, примыкавших к дому фабриканта Афремова (все его называли «Ефремовка»). Он был заселен метростроевцами, строителями 1-й очереди метро и, конечно, станции «Красные ворота». Долгие годы этот барак называли «Домом ударника». Кроме советских семей здесь жило много иностранцев, которых пригласили на строительство: поляков, чехов, югославов, канадцев... Помню и фамилии: Улей, Гржак, Круль, Тадпей, Косован, Лебединский. Одни были женаты на своих соотечественницах, другие – на наших, московских. Работали проходчиками, гранитчиками, маркшейдерами, водителями и пр. В нашем дворе собиралась интернациональная детская компания: Юра, Зденек, Вова, Власта, Софья, Божена, Оксана, Ванда, Люда, Кэтти, Стела… Мой папа – Абакумов Павел Сергеевич (ничего общего с Абакумовым из компании Берии) был высококвалифицированным инженером-электриком, метростроевцем. Работал сутками в кессоне. Поплатился здоровьем: остался с одним легким. Мама моя Елизавета Васильевна тоже спустилась в шахту. Работала медсестрой в здравпункте с талантливым хирургом по фамилии Зорок (во время войны, при захвате санбата фашистами, его казнили). И была еще одна общая беда в нашем доме. Случилась в 1937–38 годах, когда хватило двух ночей, чтобы «черный ворон» забрал всех отцов-иностранцев, кроме одного – югослава Джона Лебединского. Все сгинули бесследно. А в доме долго слышались рыдания жен и плач детей. Всем иностранкам разрешено было вернуться на родину. А наши русские с детьми остались вдовами… Наверное, еще можно многое рассказать о людях нашего поколения и нашего двора. Но это будет уже другая история. [b]Ксения Павловна АКСЕНОВА (в детстве Абакумова Оксана)[/b]

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада