чт 17 октября 09:06
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Хлеб на стол — и стол престол

Хлеб на стол — и стол престол

В центре внимания - АО "Мосхлеб"

[i]Не ожидал такого внимания деловых кругов генеральный директор акционерного общества «Мосхлеб» кандидат технических наук, заслуженный работник пищевой индустрии РФ Михаил Коваленко. После своего доклада с показом видеоматериалов на недавнем Европейском конгрессе производителей оборудования для хлебопекарной промышленности в городе Страсбурге он почти час подробно отвечал на многочисленные вопросы.[/i] [b]— Михаил Алексеевич, что интересовало зарубежных предпринимателей? [/b] — Каково состояние и перспектива нашей отрасли в Москве? Как отразился на ее развитии кризис в августе 1998 года? Найдут ли иностранные фирмы потенциальных покупателей новейшего оборудования? Ну и, конечно же, ключевой вопрос касался рыночных отношений в России. Кризис сильно напугал всех на Западе, никто не хочет рисковать, доверие к нашим властям основательно подорвано. Правда, они знают, что Москва — исключение: свои обязательства перед зарубежными партнерами исправно выполняет. Хотя в последние годы наметились сдвиги к лучшему в техническом перевооружении хлебопекарной промышленности столицы (средний возраст оборудования был еще недавно 30 лет), предстоит еще много сделать. Впрочем, москвичам до наших трудностей дела нет, им подавай бесперебойно на стол свежий вкусный хлеб. [b]— Перебои, пусть изредка, но случались. Чем это объяснить? [/b] — Вы имеете в виду 1990 год, когда люди выстраивались в длинную очередь, чтобы купить буханку? Основная причина заключалась в режиме работы хлебопекарен — жестком, непрерывном, без выходных и праздников. Люди не выдерживали такого напряжения, к тому же зарплата была нищенская. На предприятиях были заняты лимитчики, они особо не дорожили своей работой. Чтобы не остановилось производство, районные власти направляли туда людей из других организаций. Мириться с таким положением — значит, до основания разрушить производство. Мы разработали концепцию развития отрасли и передали ее в московское правительство, где согласились с нашими предложениями, дополнили новыми идеями. Рассчитывали на свои силы и поддержку городских и федеральных властей. К делу отнеслись серьезно, точно знали, что, где и когда сделать. Привлекли инвестиции, подняли престиж нелегкого труда хлебопека. Заметно увеличилась зарплата. [b]— Именно в те годы был брошен клич: в короткие сроки открыть сотни мини-пекарен. Не остался он просто лозунгом в кампании поддержки малого бизнеса? [/b] — Давайте спокойно разберемся. Я за рынок, конкуренцию. Но спешка — делу не помощник. Придумали даже специальное подразделение — малое хлебопекарное предприятие. К концу 1995 года уже имели около тысячи пекарен. Явный перебор, такое количество не нужно сегодня и в ближайшем будущем. Мы предупреждали: скоро часть их погибнет. Так и случилось. Они взвалили на свои плечи непосильную ношу: стали выпускать массовые виды продукции, для перевозки ее в разные районы потребовался дорогой транспорт. Хотели в одночасье обогатиться, но вместо этого многие пекарни разорились. Можете задать вопрос: почему в других странах давно прижились пекарни? Там каждый хозяин строго учитывает спрос, точно знает, кому (как правило, это жители близлежащих домов) и какие виды хлебобулочных изделий нужны, сколько и по какой цене. Себе в убыток он не будет работать. Прежде всего малые пекарни должны вырабатывать мелкоштучные изделия, а у нас многие взялись за выпечку буханок, батонов, рассчитывая на солидные прибыли. Покупатели стали жаловаться на качество этой продукции. Да и не было квалифицированных специалистов, иные рассуждали: дескать, ничего сложного нет в хлебопечении. Оказалось, не такое простое это дело. Отсутствовал и повседневный контроль за соблюдением требований технологии и санитарно-гигиенических норм. [b]— А как могло случиться, что после августовского кризиса не везде можно было купить хлеб, особенно во второй половине дня. Мощностей не хватает? [/b] — Производственные мощности используются только на пятьдесят процентов. Ведь хлеб привозят также иногородние предприятия, в том числе и подпольные, они продают дешевле. Десять лет назад «Мосхлеб» ежедневно отправлял в торговую сеть от 2300 до 2700 тонн, а сейчас около 1500 тонн. Что касается сбоя в продаже хлеба, то причина следующая. Как вы помните, цены на все товары после 17 августа сразу резко подскочили. 6 сентября городской заказ составлял 1079 тонн хлеба, а 9 сентября он увеличился до 1800 тонн. На подхвате, авралом нормально наши предприятия не могут работать. И все-таки мы постарались сделать невозможное, и дело поправили. Невольно возникает вопрос: а где были наши конкуренты? Они просто заняли выжидательную позицию в роли сторонних наблюдателей. Думаю, будет справедливо, если всех участников рынка поставить в равные условия. Пусть, скажем, управы районов, префектуры заключают с малыми и иногородними предприятиями договоры, обязывающие каждого неукоснительно выполнять их. Безответственность никогда не приводит к добру. [b]— Михаил Алексеевич, вернемся к разговору о поддержке вашей концепции правительствами столицы и страны. В чем она конкретно выражалась? [/b] — Сразу замечу: нам была гарантирована полная свобода действий. Правительство города отказалось от экспериментов в отрасли, рекомендовало начать реконструкцию, сохранить десятилетиями накопленный опыт. Это вселяло уверенность в успехе. Столичные власти, в том числе Дума, предоставили налоговые льготы. За последнее время ежегодно часть освобожденного налога на прибыль и собственных средств направляется на обновление основных фондов. Сумма капитальных вложений составляет около 20 процентов в год от стоимости действующего оборудования. Деньги любят счет, а тем более, если их мало. Мы выбрали два пути перевооружения старых заводов. Первый — это реконструкция с заменой отдельных линий с сохранением основного оборудования и технологии. Второй — это создание современных мощностей на существующих и реконструируемых производственных площадях. У нас сложились плодотворные партнерские отношения с более чем двадцатью фирмами, в том числе иностранными. Это позволяет нам применять печи большей мощности, новые тестомесильные и тестоделительные машины, другое оборудование. [b]— Москвичи по-прежнему охотно покупают традиционные сорта и виды хлеба. Но они по достоинству оценили и новые. Какие из них пользуются большей популярностью? [/b] — Только хлебопекарная промышленность выпускает около 200 наименований продукции. Добавьте еще кондитерские и макаронные изделия. Не залеживаются на прилавках новинки хлеба — «Волоколамский», «Бородинский», «Солодовый», «Черкизовский», «Крестьянский», «Тишинский», с дробленым или проросшим зерном, с такими полезными добавками, как бета-каротин, морская капуста, соя, отруби. Жаль, что торговля не всегда берет их, никак не найдем с ней должного взаимопонимания. Хочется надеяться, это продлится недолго. В августе прошлого года в «Манеже» проходила выставка «Российские продукты питания-98». Я был свидетелем разговора москвичек у нашего стенда: «Какой богатый ассортимент хлеба, булок, кондитерских изделий! А где это можно купить?». Стало обидно: мы изо всех сил стараемся увеличивать и обновлять свою продукцию, а она порой не доходит до потребителя. Не по нашей вине. Разве это нормально? [b]— Отчасти, видимо, потому, что сказывается отсутствие упаковки или она непривлекательна.[/b] — Это для нас дело новое. Уже 30 процентов продукции отправляем в торговлю в упаковке, которая сегодня составляет 30 процентов от стоимости товара, а должно быть не более 10 процентов. Иначе невыгодно производителю и покупателю. Упаковочный полимерный материал обходится в копеечку. Предприятия снижают затраты за счет собственных средств, но возможности ограничены. [b]— Согласитесь, качество продукции зависит не только от сырья, но и от квалификации хлебопеков.[/b] — А кто спорит? Люди решают все. Повышению мастерства — особое внимание. Не случайно лучшие из лучших булочников и кондитеров получили звания лауреатов прошлогоднего городского конкурса. Девятнадцать предприятий хлебопекарной и макаронной промышленности награждены золотыми, серебряными и бронзовыми медалями выставки «Российские продукты питания-98», другие — дипломами. За качеством и ценообразованием следят заводы (их 32). Идет жесткая конкуренция между ними, на каждом предприятии действует четкая система контроля. Конкурентоспособность изделий определяют также ценовые нагрузки, которых можно было бы избежать. Многовато надзорных и контролирующих органов, причем дублирующих друг друга. Они не приносят пользы, кроме как залезают в карман потребителя, принуждая производителя накручивать цены. Один пример. Нам приходится оплачивать 14 лицензий на различные виды своей деятельности. Куда это годится? И не учитывается тот факт, что хлебопекарные и макаронные предприятия имеют лицензии на производство собственных изделий. [b]— Заканчивая нашу беседу, не могу вам, Михаил Алексеевич, не задать вопрос, который волнует всех: долго еще продержатся нынешние невысокие цены на хлеб? [/b] — Смотря какая будет экономическая ситуация в стране. Увы, инфляция, которая заложена в госбюджете на 1999 год, может отрицательно отразиться на стоимости. Одно могу сказать: мы у себя сделаем все, чтобы цены на главный продукт питания оставались доступными для населения. Будем следовать народной мудрости: «Хлеб на стол — и стол престол! А хлеба ни куска — и стол доска».

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше