пт 18 октября 14:57
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Негодники

Негодники

Почему так трудно начинается весенний призыв

[b]В России началась весенняя призывная кампания: самая горячая пора в военкоматах. Сотни молодых людей проходят военно-врачебные комиссии. На них-то и решается, кто из них продолжит учиться, гулять и влюбляться, а кому предстоит распрощаться с родными на два года. Корреспондент «Вечерней Москвы» отправился наблюдать за ходом призыва в военкомат подмосковного города Серпухова.[/b] – Ну, все – загребли! – резюмирует, выходя из военкомата, молодой парень, сопровождая реплику крепкими выражениями. Плоскостопие, на которое юноша возлагал большие надежды, не помогло. Хирург после осмотра сказал, что с ногами все в порядке и он вполне годен к строевой службе. Стоящий рядом щуплый лопоухий паренек, одного вида которого хватит, чтобы полностью деморализовать по крайней мере роту противника, сосредоточенно растирает ладонями глаза. «Ты это зачем?» – спрашивает его сосед, напоминающий по сложению одного из героев Сильвестра Сталлоне (этот – вышеупомянутую роту противника в землю по уши вколотит). «Как зачем? Мне сейчас к окулисту. Скажу, что никаких буковок не вижу. Глаза у меня красные, воспаленные. По зрению спишут». – «А мне по барабану. Что ни делай – не откосишь: здоров я, как стадо мамонтов. Даже голова не болит. Я вчера бутылки две водки выпил, а она не болит, зараза». В коридоре военкомата подмосковного города Серпухова толпится около трех десятков ребят, небольшими табунчиками перебегая от кабинета к кабинету в ожидании своей очереди. Пытаются лихо шутить, делятся соображениями по поводу армии, но напряженное ожидание так и сквозит в каждом их взгляде, в каждом движении – какая-то обреченность. В раздевалке несколько молодых людей рассказывали друг другу, почему не желают служить. – Да я больной на всю голову! Ростом не вышел и умом. Какая армия, вы чего? Нет, меня не возьмут, – говорит 20-летний Денис. – Хотя если бы дедовщины не было, я, может, и сходил бы в армию. А так – на фиг надо. Морду мне и в родном дворе регулярно чистят. – А я не пойду, что бы там ни сделали, – вмешивается в разговор коренастый, коротко стриженный паренек. – Чего я там не видел? Очень мне надо каким-то отморозкам по ночам форму гладить и прочие идиотства творить. Я лучше прямо сейчас стакан разобью и стекла нажрусь. Это верное дело. За стаканом он, однако, не пошел. Пошел на осмотр к невропатологу, который признал его полностью годным к службе в строевых войсках. – Почему некоторые все-таки идут в армию? – задаю вопрос ребятам. – Идут?! Не идут – их ведут. У них просто выбора нет. Не смог откосить – полезай в сапоги. В кабинете антропометрии – небольшое оживление. Здесь измеряют рост и вес, а также проверяют наличие справок из больниц. Парням не нравится, что их заставляют раздеваться до трусов. «Уже тепло», – успокаивают их врачи. – Вот еще! Не буду я раздеваться тут перед вами. Да я и в армию-то не пойду, – с порога заявляет Алексей. – У меня справка есть. У меня жена беременна. – Какая жена? Тебе лет-то сколько? – поражается медсестра. – Уже 20, – с достоинством отвечает Алексей. – А жене? – Исполнилось 19. – Господи, ты же еще сам ребенок! Кто твоего-то кормить будет? – Я работаю, и мой заработок позволяет! – Позволяет ему заработок… Такие молодые, а уже и в тюрьме посидеть успели, и детей нарожать… – вздыхают врачи. – Все косим под психов! – командует группкой ребят перед кабинетом невропатолога один из ребят. – А мне и косить не надо, – беззаботно ухмыляется всклокоченный парень, корча уморительную гримасу, здорово напоминая при этом классического киношного «сумасшедшего ученого». По коридору разносится хохот. Врачи строго одергивают дурачащихся мальчишек. – Так! Успокоились, Чарли-чаплины! Детство кончилось, если кто еще этого не понял. – Я работаю 5-й год, и такое впечатление, что с каждым годом здоровье призывников все хуже и хуже, – говорит врач Наталья Толкачева. – Потому что они едят – не пойми что, пьют не пойми что, все курят. Здоровье от этого не улучшается. Большинство – щуплые, худые, маленького роста. Встречаются, конечно, ребята и по 100 кг, и по 115 кг. Но это бывает довольно редко. Вообще по нормам для призывников считается нормальным вес, если он укладывается в нехитрую формулу «рост минус 100». Если призывник слишком худой – ему могут дать отсрочку, чтобы он добрал вес. Но это происходит не очень часто: на недобор в 3–5 килограммов могут внимания и не обратить. Особенно если военкомат здорово недобирает призывников. Хотя на моих глазах двум 18-летним парням было приказано отправляться домой и отъедаться. Счастливчиков буквально ветром сдуло под завистливые взгляды оставшихся. Некоторые ребята пришли в военкомат с родителями. Мамы и папы стараются следить, чтобы врачи не пропустили ни одной мало-мальски серьезной болячки у их детей. – У меня больной парень, у него серьезное заболевание, очень редкое, – прочувствованно говорит мама одного из призывников Ольга Владимировна, сам недуг, правда, не называя. – Хотя я не думаю, что эти врачи могут забрать больных, но все же здесь поточный метод. Все говорят, что могут необъективно отнестись, и я решила прийти вмести с сыном, проконтролировать. Слава богу, меня хоть внутрь спокойно пропустили. Знакомые рассказывали, что в некоторых военкоматах родителей на порог не пускают. Мол, если родители будут с призывниками ходить, то вообще никого не призовут. – А если ваш сын был бы здоров, вы отпустили бы его в армию? – Да и вопрос бы так не стоял, уверяю вас! Он бы сам туда пошел по желанию. Тем временем ребята в полном соответствии с законом броуновского движения тыкаются в разные кабинеты – окулиста, стоматолога, отоларинголога, хирурга, терапевта, психиатра... – Повернись ко мне спиной. Встань прямо! – подает команду хирург. – Так… Носки-то сними! Молодой человек с недовольным видом подчиняется, врач внимательно осматривает стопу будущего солдата. – Все нормально. Годен. – Чаще всего у призывников выявляются болезни опорно-двигательного аппарата, – говорит Валентин Осиповский, руководитель работ по медицинскому освидетельствованию граждан, подлежащих призыву на военную службу. – Также часто выявляются и болезни желудочно-кишечного тракта. К сожалению, кока-кола, жвачка и прочие гамбургеры здоровью не сильно способствуют. Также немало ребят и с заболеваниями центральной нервной системы. Кстати, если у врачей возникнут подозрения, что стоящий перед ним призывник страдает каким-то заболеванием, они отправят его в районную больницу на обследование. Поэтому откосить прямо на месте ребятам не удается. В кабинете психотерапевта происходил следующий диалог: – Хочешь служить? – спрашивает врач у сурового вида парня с точеной мускулатурой и цепким взглядом уличного бойца. Ответ сухой и краткий: – Нет! Всего за этот призыв Серпуховский горвоенкомат должен призвать из самого Серпухова, Серпуховского района, Пущино и Протвино 128 человек из почти десяти тысяч стоящих на учете. Заместитель председателя призывной комиссии, начальник 2-го отделения (призыва) Серпуховского военкомата подполковник Сергей Юреня рассказал «ВМ», что в последние годы ребят, не желающих служить, стало больше: – Это все от незнания, – говорит он. – Они не знают, что в армии, они там ни разу не были, но почему-то сразу считают, что «их там будут бить». Телевидение показывает один негатив, а на самом деле оказывается, что в армии совсем другое. Сколько ребят ко мне приходило и говорило: «Спасибо, что мы отслужили в армии. Мы научились стольким полезным вещам!» Между прочим, в армии гораздо меньше погибает, чем на гражданке. Да и хулиганства в войсках значительно меньше. Спортом заниматься нужно, бегать, качаться, повышать свою физическую силу. Тогда все нормально будет. И армии бояться нечего, – продолжает Сергей Юреня. – Там такие же ребята, как на гражданке. Это жизнь. После того как призывники обойдут всех врачей, они являются в специальный кабинет, где заседает призывная комиссия, состоящая из военных и врачей. Просмотрев все медицинские заключения, руководители комиссии решают, в каких войсках по состоянию здоровья может служить тот или иной призывник. Например, полностью здорового парня ростом выше 170 см отправляют в спецназ или в морскую пехоту, а тех, кто пониже, – в пограничные войска. Но окончательный отбор по родам войск происходит, как объяснил «ВМ» Сергей Юреня, не здесь, а на областном сборном пункте. Именно туда прибывают так называемые покупатели из войсковых частей, для того чтобы набрать необходимое им количество призывников. То есть заранее сказать, в какой именно части окажется призывник, нельзя. Хотя известно, что, к примеру, москвичей и парней из Московской области стараются отправлять либо в части, расположенные на территории Центрального федерального округа, либо в Севастополь, где дислоцированы военные части Черноморского флота РФ, над которыми шефствует правительство Москвы. – А знаете, какой самый верный способ откосить от армии? – сказал нам один из ребят, который зашел в военкомат, чтобы принести справку из вуза. – Поступить в институт с военной кафедрой. Тогда уже не заберут. А если и возьмут, то офицером. А это, наверное, не так страшно – он же не рядовой. [b]СПРАВКА «ВМ»[/b] [i]По данным Минобороны РФ, по результатам двух призывных кампаний прошлого года, ограниченно годными к военной службе по медицинским показаниям были признаны 24,4% граждан, явившихся на призывные комиссии. 1,5% были признаны негодными к военной службе, 4% – временно негодными. 70,1% молодых людей, явившихся на призывные комиссии, признаны годными к военной службе, в том числе с незначительными ограничениями. Для сравнения: 20 лет назад (в 1985 году) негодными к военной службе по медицинским показателям были признаны 0,5% граждан. 3,7% были признаны ограниченно годными, 1,1% – временно негодными к военной службе.[/i]

Новости СМИ2

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит