ср 23 октября 08:42
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Зачем Москве музей смерти?

Мосгорсуд выпустил из СИЗО виновника ДТП у «Славянского бульвара»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Политолог подвел итоги шестичасовых переговоров Путина с Эрдоганом

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Зачем Москве музей смерти?

«Вечерка» продолжает тему создания музея Гулага

[b]Тема сохранения исторических свидетельств советской эпохи в последнее время все чаще звучит на страницах газет и в эфире. 6 апреля известные историки, гости программы «Рикошет» на радио «Эхо Москвы» обсуждали, должна ли Россия расстаться с символами коммунистического прошлого – но так и не пришли к единому мнению. В тот же день «МК» опубликовал статью историка и москвоведа Льва Колодного «Где стреляли в затылок, там должен быть музей смерти». Автор аргументированно изложил, почему Москве так необходим музей ГУЛАГа, и даже предложил место, где такой музей должен находиться: знаменитый «расстрельный дом» на Никольской, 23. В самом центре города, рядом с Кремлем.[/b] Описывая подвалы и крутые лестницы «расстрельного дома» на Никольской, Лев Колодный скрупулезно перечисляет имена упырей, которые казнили в этом доме зачастую себе подобных (в его версии это полководцы Красной армии, герои Гражданской войны и бесстрашные комиссары, убитые там выстрелом в затылок по приказу «ката» Василия Ульриха), и задается вопросом: неужели «страдающие беспамятством потомки» забудут о пытках и лагерях 30-х, о массовом государственном терроре и страхе и не создадут здесь «музей катастрофы» на память будущим поколениям? Хорошо бы не создали! Кто-нибудь видел в центре Рима музей Муссолини в несколько этажей? Открытие скромной экспозиции в жилище диктатора на вилле Торлония в марте этого года уже вызвало бурю противоречивых эмоций итальянцев: далеко не все желают лицезреть символы страшного прошлого своей страны ежедневно. Каждая власть пытается увековечить себя. В камне, то есть архитектуре. Эта общечеловеческая цель во все времена выражала себя в том, что правящая элита каждого общества перекраивала и сносила постройки своих предшественников-коллег по правящему классу. Из чувства конкурентной зависти в России, по преданию, даже как-то выкололи глаза одному зодчему, построившему храм по заказу своего царя. А уж сколько дворцов перестроили… «На московских улицах зияют провалы на месте сломанных храмов», – пишет Лев Колодный. Но при этом влияние Русской православной церкви на политику государства сильно как никогда за последнее столетие. Произошла совершенно естественная в историческом аспекте смена элит. Той Москвы, которую пытаются сохранить некоторые историки, не стало в 1917-м. А к 2050 году в центральных районах столицы мало что останется от того, что украшало ее в 60-х. Разномастная эклектика Москвы видна со стороны: достаточно прочитать любой текст о современной архитектуре столицы России в популярном иностранном еженедельнике. Там наверняка описывается расположение княжеских палат XVI века с пристройкой сталинского ампира и стеклянным небоскребом Сити на горизонте. Это и есть Москва. Сегодняшние проекты по воссозданию канувшего в прошлое Китай-города ничем не хуже и не лучше сноса с последующим пятизвездочным восстановлением гостиницы «Москва». Главная цель проектов – извлечение прибыли, и отнюдь не от туристов. Так что плохого в том, что дом на Никольской, 23, кто-то реконструирует, сохранив фасады, и займется там вполне мирным делом? Разумеется, необходимо сохранить вещественную историю эпохи. Но, чтобы не стать жертвой постепенной смены исторических вех, лучше держать богатое прошлое в некотором отдалении от Садового кольца. Поближе к тем местам, где нынешняя власть, как верно подметил Лев Колодный, сейчас «создает музеи в бывших усадьбах вельмож», в Коломенском и Царицыно. Именно там, а не в центре города, где нельзя поместить «современные колоссальные по площади залы музеев». Забывать о зверствах XX века нельзя, но они, к сожалению, не уместятся в одни только подвалы Лубянки или музей «Мемориала» на Петровке. Много чего можно построить на те немалые деньги, которые инвесторы любой офисной, торговой или жилой застройки платят в городской бюджет в качестве «компенсации за использование городской инфраструктуры». И не только музеи. Скажем, строить социальное жилье на средства, вырученные от реконструкции «расстрельного дома» гораздо гуманнее, чем создавать в центре столицы России музей скелетов для удовлетворения любопытства не слишком обильного потока интуристов. Так получилось, что на средства городской туриндустрии нельзя построить дороги и стадионы, детские сады и муниципальные бассейны. А на городские налоги можно. Для примера: за возможность реконструкции одной не самой дорогой гостиницы в центре города частный инвестор выплатил городскому бюджету 12 млн долларов. На эти деньги можно возвести по крайней мере два десятка тысяч кв.м дешевого жилья для очередников и нормативно обеспечить квадратными метрами более тысячи человек. В том числе и будущее поколение москвичей. Вряд ли можно полюбить свой город и историю, если до почтенного возраста жить в одной комнате с собственной бабушкой. Но к этому власть почему-то никто не призывает. Более того, подобные соображения многими учеными сейчас воспринимаются как уступка животным инстинктам перед лицом вечности или, изъясняясь их марксистско-ленинским языком, примат материального над духовным. Однако хочется спросить: много ли известных историков и титулованных москвоведов живет на городскую пенсию в государственной коммуналке? И почему историки и москвоведы вообще ничего не смогли сделать с тем, что центр Москвы за последние 15 лет стал огромной стройплощадкой? Власть в этом виновата? Кроме того, в городе есть – и не один – памятник эпохи сталинизма. Благодаря последнему роману Аксенова стало достаточно широко известно, что под шпилем сталинских высоток трудились поколения политических зэков, а восстановленный в наше время храм Христа Спасителя? Разве он не является напоминанием кощунственных действий диктатора? Неужели он не место паломничества иностранных туристов? Одного вида этого здания достаточно для того, чтобы вспомнить о том, что первоначальный храм был безжалостно стерт с лица земли и залит бассейном. Но теперь здесь опять храм. Неужели интуристам, а также отечественным историкам и искусствоведам требуется дополнительное доказательство преемственности поколений? Что касается наследия сталинских лагерей, то, думается, оно еще долго будет сидеть в головах людей. И новые поколения еще не скоро забудут доблестных красных чекистов, чистки и зачистки, коллективизацию, показательные процессы и вызванный всем этим колоссальный сдвиг массового сознания в сторону двойной морали. Им и без музеев этого не забыть. [b]Борис УСТЮГОВ, москвовед, обозреватель «Известий», специально для «Вечерней Москвы»[/b]

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга