Главное
Карта событий
Смотреть карту

Нелегальные автобусы увозят из столицы до 26 миллиардов рублей

Общество

На прошлой неделе представители столичного правительства и налоговики провели в районе Павелецкого вокзала рейд по выявлению незаконных областных и межрегиональных автобусов. Предполагалось установить и оштрафовать нарушителей. Однако водители, едва узрев скопление чиновников и журналистов, мгновенно разъехались, задержать удалось лишь кассиров, закрывавшихся ноутбуками и кричавших: «Ничего не продаем, просто сидим».

Пассажиры автобусов-нелегалов выразили недовольство: ездить в них быстрее и дешевле.

- В результате проверки билетных касс один индивидуальный предприниматель оштрафован на 3000 рублей и одно юридическое лицо на 33 тысячи, - резюмировал итоги рейда начальник отдела ГКУ «Организатор перевозок» Виктор Дороженко.

Из 3 тысяч пассажирских автобусов, еженедельно приезжающих в Москву из регионов, лишь 750 являются легальными, сообщил в сентябре текущего года заместитель руководителя департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры столицы Дмитрий Савченко. Нелегальные перевозчики, по его словам, зарабатывают в год до 26 миллиардов рублей.

Такие автобусы, неоднократно заявляли московские власти, создают дополнительную нагрузку на транспортную сеть, мешают парковке, причиняют вред экологии, а самое главное - представляют опасность для москвичей, так как не имеют страховки. Все автобусы принадлежат разным транспортным компаниям, но владельцы фирм не желают получать лицензии на перевозку пассажиров, им проще и дешевле оформлять заказ-наряд под конкретную поездку. Называют эти автобусы заказными. Кого перевозят – непонятно, ведь у пассажиров часто даже не проверяют документы.

Корреспондент «ВМ» решил «прогуляться» по предновогодним незаконным автостанциям.

Перевозка «травы» стоит тысячу рублей
Деревня Мамыри в Новой Москве начинается сразу за МКАДом. По-соседству – огромный рынок «Славянский мир» с неофициальным автовокзалом северокавказского направления. Автобусы-нелегалы переместись сюда от стадиона «Лужники» - их изгнали после терактов, случившихся в марте 2010 года. Тогда выяснилось, что в одном из транспортных средств в столицу из Махачкалы добрались Марьям Шарипова и Джанет Абдуллаева, подорвавшие себя на станциях метро «Лубянка» и «Парк культуры». Погибли 40 человек и больше 90 получили ранения. Шестью годами ранее рейсом «Махачкала—Москва» воспользовался смертник Анзор Ижаев, совершивший теракт в перегоне между станциями метро «Автозаводская» и «Павелецкая». На рейсовом автобусе из Москвы пытался скрыться и житель Дагестана Магомед Расулов, проломивший голову полицейскому на Матвеевском рынке. Его задержали на 47-м километре МКАД.

Террористка-смертница Наида Асиялова, устроившая взрыв в Волгограде, приехала туда в автобусе «Махачкала—Москва». Она купила билет до столицы, но отчего-то решила покинуть салон раньше.

Рынок — выстроившиеся рядами двухэтажные павильоны, груды строительных материалов. Поодаль – стихийная стоянка, на которой примерно 15 автобусов. Средства передвижения покрыты грязью, оклеены названиями зарубежных фирм. Внизу лобовых стекол, многие из которых покрыты трещинами, таблички: «Махачкала», «Нальчик», «Грозный. Шали», «Назрань».

На «левой» автостанции запах праздника отсутствует. А фотосъемка здесь - дело опасное. У водителей и охранников имеются поводы для осторожности. Но несколько снимков все же сделать удалось.

В «Сетре» с табличкой «Грозный. Шали» душно, сумрачно и приторный запах шаурмы вперемежку с горелой резиной. Отправление – через три часа.

- Где купить билет?

- Зачем он тебе? Плати три тысячи и ложись.

- Ложиться?

- Хочешь – сиди, но ехать-то более суток. Хочешь – ложись, здесь в основном лежат.

- Страховку оформляете?

- Нас Аллах страхует, - громкий смех.

Внутри автобуса, следующего в Нальчик - восточный шик: шерстяные ковры на сидениях и стойкий запах жареной баранины. На борту есть даже wi-fi, но этот плюс не компенсирует ржавчину, виднеющуюся из-под яркой краски, трещины в салоне и на лобовом стекле. Зато поездка в экстремальной машине обойдется дешевле – в две с половиной тысячи.

- Да не продаем мы билеты и паспорта не спрашиваем. Давайте деньги и через пару часов поедем, - устало отмахивается от вопросов полусонный водитель по имени Басир.

- А если у меня, скажем, не растаможенный товар?

- Об этом вообще-то нужно предупреждать загодя. Места может не хватить. Но вам повезло, крохотный уголочек остался.

- А если при мне еще и «трава»?

- Вы первый раз что-ли? – мгновенно проснувшийся шофер смотрит подозрительно.

- Ну да, поэтому и спрашиваю.

- Трава почти у всех, - водитель, похоже, немного успокаивается и вновь погружается в полусонное состояние. – Приплатите тысячу и везите сколько хотите.

- Так ее не обнаружат?

- Да не обнаружат. Никто нас не проверяет.

- И оружие можно провезти? – задаю осторожный вопрос.
Вновь пробудившийся водитель снова смотрит подозрительно: «Вы это разом намерены сделать?»

- Нет, из интереса спрашиваю.

- Повезете оружие – тогда и обсудим стоимость.

Опасно, но дешево
Вокруг площадки - несколько кафе, продуктовых магазинчиков и автомойка. В нескольких десятках метров от автостанции установлен шлагбаум. «Неопланы» и «Сетры» покидают территорию через другой выезд. Там шлагбаум отсутствует. Возле автобусов начинают собираться пассажиры. Часть приходит со стороны Калужского шоссе, часть приезжает в автомобилях такси, другие выходят из «BMW» и «Мерседесов». Много женщин в черных и ярких платках, молодых людей в темных куртках и пуховиках.

К одному из «Неопланов» подкатывает микроавтобус «Газель». Двое мужчин бережно переносят из него в автобус несколько объемных сумок. Затем курят и беседуют с водителем как со старым знакомым.

Разговариваю с парой средних лет славянской внешности.

- В таких автобусах удобнее, чем в поезде, да и дешевле, - говорит женщина. – Вынуждены ездить в Нальчик к моей тете. Ни в какую не соглашается переезжать из него. Мы готовы были поселить ее даже в нашей квартире. Но она – в ответ: «Привыкла к этому городу, хотя по улицам ходить страшно». Какое-то паталогическое упрямство. Едем вот поздравить ее.

- Не смущает отсутствие билетов и страховки?

- Думаете, легальные автобусы безопаснее? К тому же, от страховщиков потом денег не дождешься. Будут «изобретать» различные отговорки, лишь бы не платить.
- Конечно, мы ездили бы в нормальных автобусах. Но в них дороже, - поддерживает спутницу мужчина.

Немногочисленные оставшиеся жители деревни Мамыри говорят о бесконечном смоге от постоянно работающих двигателей.
- Дома наши скоро снесут. Но мы, похоже, не доживем до переселения – задохнемся, - миловидная женщина смотрит в сторону автобусной стоянки обреченным взглядом. – Никуда уже просьбы о помощи не отправляем, лишь белой завистью завидуем переселенным соседям.

На рынке «Садовод», находящемся на юго-востоке столицы, –также целый нелегальный автовокзал. Международный. Рейсы в Баку, Тбилиси и российские северокавказские республики. И здесь на фотокамеру реагируют агрессивно.

- Сколько стоит билет?
- Две тысячи. Но без билета, - отвечает водитель «Неоплана» с табличкой «Махачкала».
- Мне за командировку отчитаться нужно.
- Тогда езжай на официальный вокзал – на Щелковскую.

Оказалось, что и в этом месте можно погрузить и неофициальный товар, и «траву», и оружие. За дополнительную плату.

Контингент пассажиров – тот же, что на «Славянском мире»: женщины в платках, парни – в темных пуховиках. Но присутствуют и другие клиенты.

Пожилые супруги-москвичи направляются на праздники к родственникам в Тбилиси.
- Ехать ведь долго, а в таком транспорте на длительное расстояние и опасно.

- Однако – дешево, - возражает дама преклонного возраста. – Автобус нас докатит за 3000 рублей, а самолет донесет почти за 12-ть. Как говорится, - почувствуйте разницу.

- Но вдруг – авария, а вы без страховки?..
- Ну, мы об этом не думаем. Мыслим о семейном бюджете.

О бюджете мыслят и два молодых человека, едущие из российской столицы в дегестанскую – на каникулы к родителям.

- За самолет надо заплатить почти семь тысяч, за поезд – около пяти. Правда, в плацкарте цены аналогичные автобусным, но, во-первых - билеты купить почти невозможно, во-вторых – в таких вагонах очень неудобно, - рассуждает парень, представившийся Русланом.
- Да, неприятные запахи, порой зловеще выглядящие попутчики, но все-таки на автобусном сиденье комфортнее, чем на плацкартной полке, - добавляет приятель Руслана Магомедшапи.

                                                                                      * * *
В настоящее время на всю столицу работает один официальный автовокзал - у станции метро «Щелковская». Действуют и несколько автостанций - возле конечных станций метро. А тысячи автобусов едут на нелегальные стоянки.

В конце прошлого месяца представители ГКУ «Организатор перевозок» сообщили, что нелегальных «вокзалов» в городе примерно десяток. Однако определить их точное местоположение практически невозможно, поскольку они часто меняют его с целью избежать проверок. Следовательно, ликвидировать их достаточно трудно.

Наиболее крупный «вокзал», кроме «Славянского мира» и «Садовода», - на Кожевнической улице (возле Павелецкого вокзала), откуда транспорт отправляется в Воронеж, Липецк, Пензу и Тамбов.

Штрафы за неофициальные перевозки, согласно КоАП Москвы, составляют 4000 рублей для физических лиц и 50 000 рублей для юридических.
Основная цель проверок, подчеркнули в ГКУ, – принудить нелегальных перевозчиков начать работать официально и из разряда заказных перейти в рейсовые, которыми они, по сути, являются. Отсутствие официальных документов, страховки, а часто и туалета в автобусах, посетовали чиновники, компенсируется низкими ценами на билеты, а также отсутствием проверок документов при посадке.

Комментарии

Ксения Дитяткина, пресс-секретарь департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры города Москвы

Мероприятия по выявлению деятельности нелегальных перевозчиков проходят очень часто. Выписываются штрафы, что означает – таким автобусам в дальнейшем недопустимо находиться в этих местах. Но мы не можем отследить каждый из них, ежедневно выезжающий на городские улицы, несмотря на то, что все наши службы работают очень эффективно. И полиция нам говорит: «К каждому столбу сотрудника не приставишь».

Ольга Егорова, руководитель пресс-службы УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве

Сам рынок «Садовод» сотрудниками полиции проверяется постоянно. Автобусы стоят на частной территории, как и другие автомобили. Они вправе там стоять.

В пресс-службе УВД по НАО ГУ МВД России по городу Москве (курирующему в том числе место расположения рынка «Славянский мир») ответили, что получат информацию о проверках незаконных перевозчиков и сообщат ее «ВМ», однако потом отключили телефон.

Юрий Свешников, исполнительный директор «Московского транспортного союза»

С одной стороны, закон позволяет фрахтовать для определенного рейса автобусы. Их называют заказными. И лицензия в этом случае не нужна, так как лицензирование заказных перевозок было отменено три года назад.

С другой стороны, неизвестно, проходит ли водитель, фактически выполняющий регулярный рейс, предрейсовый осмотр. Он мог 20 часов рулить, потом высадить людей – и снова в путь. В каком состоянии он будет? А с ним отправятся несколько десятков человек!

Проходят ли эти средства передвижения предрейсовый технический осмотр – тоже большой вопрос. Лицензированные виды транспорта обязаны проходить его один раз в полгода, про не лицензированные в законе – ни строчки.

Отсутствие страхования пассажиров также крайне негативный фактор.

А лежачие места – нет слов. При аварии не выживет почти никто.

Подкасты