Королевская двойня
Княгиня монакская Шарлин Уиттсток наконец-то забеременела / Фото: Reuters

Королевская двойня

Общество
Сегодня в мире, если верить разным статистикам, насчитывается от 70 до 80 миллионов пар близнецов. И тенденция такова, что число двойняшек продолжает расти. По сравнению с шестидесятыми годами, процент рождения близнецов примерно вырос на Земле с 1,18 до 2,78 - почти в 2,5 раза. В начале восьмидесятых одна двойня приходилась на каждые 80-90 родов, а в конце девяностых - на каждые 40-45. Но далеко не каждую пару близняшек называют «королевской двойней».

При дворах кое-где еще сохранившейся в третьем тысячелетии европейской знати – переполох. Шарлин Уиттсток, с не столь давних пор княгиня монакская наконец-то забеременела. Казалось бы, стоит только радоваться скорому прибавлению в благородном семействе Гримальди, с конца тринадцатого века правящему на Утесе – так местные жители зовут Монако. Однако вот какая закавыка: дело в том, что белокурая южноафриканка, ставшая 1 июля 2011 года законной супругой князя монакского Альбера Второго, ждет …двойню! Так, во всяком случае, сама она сообщила недавно журналистам.

На первый взгляд, все предельно банально: будущим наследником государства, площадью в три раза меньше московского парка Сокольники, станет тот из младенцев, который первым появится на свет. Но не все так просто, если исходить из логики составителей «Готского альманаха» – самого авторитетного справочника по генеалогии европейской высшей аристократии. Более того: все – с точностью наоборот.

- Согласно династическому правилу, действующему и по сей день, старшим из близнецов считается тот, который появляется на свет вторым, - объясняет известный французский журналист и телеведущий Стефан Берн, записной специалист великосветской хроники. – Причиной тому твердое убеждение генеалогистов (обратите внимание: отнюдь не гинекологов!) в том, что именно он был зачат первым, а значит – и является наследником. До недавних пор правило это соблюдалось неукоснительно европейскими монархами.

Так, когда полька Мария Лещинская, жена короля Франции Людовика ХV, подарила ему в восемнадцатом столетии двойню, старшей из двух девочек – Елизаветы и Генриетты – была признана именно та, которая появилась на свет второй. Елизавету – по-французски: Элизабет – так и прозвали Мадам Первенец… Традицию, правда, нарушил Людовик Бурбонский – Луи де Бурбон - нынешний формальный наследник французского престола. В 2010 году у него родились близняшки Луи и Альфонс. Желая показать редким нынешним роялистам в Пятой республики свою современность, месье де Бурбон объявил преемником короны как раз Луи, родившегося первым.

Будем считать, что Альфонсу просто-напросто не повезло с именем, которое, как иногда утверждают, у нас едва ли не вторая натура. Гораздо интереснее, на мой взгляд, задаться другим вопросом: а что, если монакские близнецы получатся разнополыми и первой родится девочка?

- Гримальди придерживаются салического закона, - говорит Стефан Берн. – Иными словами: престол наследуется членами династии по нисходящей непрерывной мужской линии. Это значит, что женщина может возглавить Монако только тогда, когда не останется никаких наследников по мужской линии.
Напомню, что салический закон, восходящий к правовому кодексу средневековых франков, действовал со времен императора Павла I и в России. А были ли в недавнем прошлом прецеденты с появлением в венценосной семье разнополых двойняшек? Чего только не случалось под Луной!.. Например, датская кронпринцесса Мэри – одна из самых стильных сегодня женщин мира – родила близнецов: Винцента и Жозефину. Но вопрос о первенстве кого-то из них с перспективой на престолонаследие в Копенгагене не стоял. Ведь за шесть лет до них на свет появился принц Кристиан, он и есть потенциальный наследник кронпринца Фредерика и его жены красавицы-австралийки Мэри.

Ну, а теперь несколько слов о семантике. Ведь сам по себе термин «королевская двойня» или «королевские близнецы» вполне устоявшийся, более того - исторический. В давние времена, когда абсолютное большинство стран в Европе были монархиями, власть почти во всех из них передавалась от отца к сыну. Естественно, рождение близнецов неизменно представляло угрозу государственности: в перспективе каждый из них с равным успехом мог претендовать на престол, отсюда – и междоусобицы, братоубийственные войны… Однако в случае появления на свет «королевской двойни» вопрос автоматически снимался. Ведь так называли разнополых близнецов: мальчик обычно наследовал корону, а девочку выдавали замуж за отпрыска другого знатного рода – так приобретались влиятельные союзники и доброжелательные соседи.

Не говоря уже о том, что в любые эпохи появление в семье – королевской, тем более – разом мальчика и девочки это событие чрезвычайное, поистине судьбоносное. Ведь и по сей день ученые не изучили до конца, в результате какой замысловатой игры сперматозоидов и яйцеклеток появляются зародыши разного пола. Упрощенно говоря, одну яйцеклетку оплодотворяют сразу два сперматозоида. В итоге получается так называемый «промежуточный» тип близнецов, его еще называют «полуидентичным»: пятьдесят процентов генов у младенцев совпадают, а друга половина имеет характерные отличия. Полное «разнополье»: Мужчина и Женщина, Янь и Инь!..

Не вдаваясь в медицинские тонкости и в генетические детали, Шарлин Монакская в сердцах не скрыла от прессы, что боится родовых схваток и даже не исключает родов при кесаревом сечении. И чем же такая родоразрешающая операция грозит готике европейского престолонаследия? Мягко говоря – полным беспорядком, если не сказать – революцией… Ведь тогда судьбу короны будет определять не знаток геральдики и генеалогии, а хирург со скальпелем, специалист по гинекологии. И не рассчитать… Первый пошел! Второй пошел!..

Google newsGoogle newsGoogle news