Мама девочки, изъятой эстонскими органами опеки: Главное - мы вместе
Анна Михайлова с дочерью Изабеллой / Фото: Пресс-служба члена Совета Федерации РФ Елены Мизулиной

Мама девочки, изъятой эстонскими органами опеки: Главное - мы вместе

Общество
В июле у граждан России, проживавших в Эстонии, изъяли дочь Изабеллу. 21 октября восьмилетнюю девочку удалось перевезти в Москву. Как она себя чувствует и чего стоило пережить трехмесячную разлуку, "ВМ" рассказала ее мать Анна Михайлова.

- Насколько я понимаю, ваша дочь - гражданка России?

- Да. Я жила в Эстонии десять лет, переехала туда к мужу. Изабелла родилась в Таллине, но мы сразу оформили ей гражданство России. У нас у всех троих был вид на жительство. Мы часто приезжали в Москву, потому что и я, и муж родом отсюда. Дочке здесь всегда очень нравилось, она считает этот город вторым домом, здесь у нее есть родня.

- Вокруг вашей истории ходит много слухов. По одним данным, сотрудники органов опеки не заходили к вам домой, по другим, они бывали у вас регулярно. Расскажите, как обстояло дело на самом деле?

- Те соцработники, которые изъяли у нас ребенка, были у нас один раз, причем они не общались с нашей дочерью. Они ее до изъятия даже не видели. До них к нам несколько раз приходили другие сотрудники органов опеки - мило улыбались нам. Мы разговаривали с ними, рассказывали об успехах Бэллы. Иногда они говорили, что не убрано, но серьезных претензий не высказывали. Однажды четыре года назад опека неожиданно наведалась к нам, а я в тот момент сильно болела, и сил хватало только на дочку. Об уборке в тот момент речи, конечно, не шло. Нам предписали в течение двух недель привести квартиру в порядок, что мы и сделали. Больше таких проблем не возникало. А потом выяснилось, что эти работники писали в документах, якобы ребенок живет в ужасных условиях. Они вели какую-то двойную игру, о которой мы даже не догадывались.

Мама девочки, изъятой эстонскими органами опеки: Главное - мы вместеРоссияне Анатолий Газарян и Анна Михайлова спокойно жили в Таллине до этого лета. В июле эстонские органы опеки изъяли у них восьмилетнюю дочь Изабеллу под предлогом ненадлежащих условий проживания / Фото: Пресс-служба члена Совета Федерации РФ Елены Мизулиной

- Я читала, что девочку изъяли после того, как ваш муж Анатолий сказал, что вы всей семьей переезжаете в Россию?

- Да, так и было. Нам сказали, что мы не имеем права увозить ребенка. Сказали, что, если мы уедем, дочка останется в Эстонии. А потом просто изъяли ее.

- Как они аргументировали свои действия? Какая причина была указана в документах?

- Там была запись об "угрозе жизни и здоровью ребенка", но в чем угроза, нам не пояснили. Они начали цепляться к мелочам вплоть до того, что мы с мужем старые, что наше физическое состояние не позволяет содержать дочку. Дело дошло до откровенной клеветы - например, когда был описан случай, что я якобы напала на социального работника, но такого и в помине не было. Мне бы и в голову такого никогда не пришло! Да мы не богаты. Мы с супругом инвалиды и жили на пенсии по инвалидности, суммарно выходило примерно по 190 евро на каждого члена семьи в месяц. На ребенка город ежемесячно выделял еще 50 евро. Около 160 евро уходило на оплату коммунальных услуг. Раньше муж работал и подрабатывал, но в последние годы такой возможности для инвалидов в Таллине попросту не было. Приходилось обходиться пенсией. Но наша дочь не голодала, и никакой угрозы для ее жизни не было.

- Какими были ваши первые действия после того, как у вас забрали ребенка?

- Мужу разрешили поехать с Бэллочкой до Детского дома безопасности - того места, куда ее забирали. Мне пришлось остаться дома. Я была в полной прострации. Меня охватили горе и отчаяние. Когда супруг вернулся, мы сразу же отправились в консульство - просить помощи. Мы не понимали, что делать, как действовать. Муж вспомнил, что у него в друзьях на "Фейсбуке" есть адвокат Виолетта Волкова, и мы попробовали написать ей. Она моментально откликнулась, стала помогать, консультировать, посылать запросы.

- Изабеллу вам вернули только через три месяца. Позволяли ли вам видеть ее все это время?

- Нам разрешали видеть ее в течение 15 минут через день. Мы написали об этом пост в "Фейсбуке", и тогда нам сказали, что ничего такого не было, а видеть дочь мы можем в течение получаса, а не 15 минут. Один раз с нами в приют, где держали Изабеллу, приехали представители Российского консульства. Их к ней не пустили, хотя она гражданка России.

- Как вела себя Бэлла во время встреч?

- Первую неделю мы ее не узнавали! Она очень общительная и веселая, а тут - потухший взгляд, подавленность, односложные ответы. Конечно, она была напугана. Потом немного отошла, начала снова улыбаться, особенно, когда я водила ее в школу или из школы - мне дали такое право. Она все время говорила, как хочет вместе с нами в Москву, мечтала запустить квадрокоптер с отцом.

- Что помогло вам пережить разлуку с дочерью?

- Это было очень тяжело, у меня сердце разрывалось. Иногда накатывало такое отчаяние, что руки опускались, но нашу семью поддержали многие люди. Безусловно, очень помогли адвокат Виолетта Волкова и сенатор Елена Мизулина, мы им бесконечно благодарны. Обычные люди со всей России переживали за нас - писали слова поддержки, помогали материально. Не знаю, как бы я справилась без такой колоссальной поддержки.

- Когда вы смогли забрать дочь?

- Муж приехал за ней 17 октября, когда подошел к концу срок изоляции от родителей. Но ему ее не отдали под предлогом изоляции еще на 72 часа. Органы опеки настаивали на том, что не могут отдать нам ребенка, пока не видели ремонта в квартире, хотя мы сказали, что они могут посмотреть на ремонт в присутствии нашего адвоката. Мы требовали показать нам документ об изоляции, но нам его так и не выдали. Ребенка до 20 октября нам тоже не отдали.

- Что вы сделали после того, как вам вернули дочь?

- Мы немедленно отправились на вокзал за билетами, и мы с Бэллой сразу же поехали поездом в Москву. Оставаться в Таллине было попросту опасно. Муж, к сожалению, вынужден был остаться там - сегодня ему пришла повестка о суде, назначенном на 22 ноября.

- Как вы и ваша дочь чувствуете себя сейчас?

- Это очень сложно описать словами. Теперь я понимаю выражение "победа со слезами на глазах". Нам было очень тяжело, но мы, наконец-то, вместе. Это самое главное. В поезде она заметно "ожила", очень радовалась, что увидит дедушку.

- Вы останетесь в Москве? Какие у вас планы?

- Да. Сейчас надо будет устроить Бэллу в школу, найти работу. Я хочу показать ей всю Москву, сводить в интересные места - в театр, в кино, на мастер-классы. Мы каждый день разговариваем с мужем по скайпу, очень ждем его приезда. Нам предстоит много работы - нужно обустроить свою жизнь, но нам обещали помочь, и я верю, что вместе мы со всем справимся.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Гражданам России, проживающим в Эстонии, вернули изъятую дочь

Органы опеки забрали девочку после заявления отца о переезде семьи в родную страну.

Россияне Анатолий Газарян и Анна Михайлова спокойно жили в Таллине до этого лета. В июле эстонские органы опеки изъяли у них восьмилетнюю дочь Изабеллу под предлогом ненадлежащих условий проживания. Общий доход семейства составлял 460 евро, 160 из которых шли на покрытие коммунальных услуг. Оставшихся 300 евро хватало на жизнь, но сделать на эту сумму ремонт невозможно. Органы опеки посещали их квартиру регулярно, но ребенка изъяли лишь после заявления Газаряна о переезде в Россию(далее...).

Подписывайтесь на канал "Вечерней Москвы" в Telegram!

Google newsYandex newsYandex dzen