Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

Музыканту-органисту необходима обувь танцора

Общество
Музыканту-органисту необходима обувь танцора
Студент Гнесинки Филипп Чельцов говорит, что музыканту-органисту нужно иметь не только длинные пальцы, но и длинные ноги. Клавиатура этого электрооргана заставляет музыканта буквально садиться на шпагат / Фото: Дмитрий Рухлецкий
16 февраля, в день своего 120-летия, Гнесинское училище не только принимало поздравления и собирало подарки, но и объявляло имя лучшего студента. Им оказался композитор-органист Филипп Чельцов.

Филипп Чельцов за инструментом похож на алхимика за рабочим столом. В зале кромешная тьма. Свет льется только из открытого шкафчика, перед которым, спиной к зрителю, сидит музыкант. Он успевает играть на четырех клавиатурах, лесенкой спустившихся на его колени, крутить ручки и рычаги на створках шкафчика и еще — перебирать ногами по клавишам внизу.

— Органисту нужны не только длинные пальцы, но и длинные ноги, — шутит Филипп. — Я почти на шпагат сажусь.

Ему только 18, но он уже— известный композитор. И награда, полученная в юбилейный для Гнесинки год, заслуженна. Уже пять лет подряд Чельцов выступает с органными концертами в Бельгии.

А на юбилее Училища имени Гнесиных Филипп исполнил собственное сочинение.

— Я играл импровизацию на тему ми, фа, соль, — объясняет музыкант. — Основательнице нашего училища очень повезло. Первые буквы ее имени совпадают с латинскими обозначениями нот. Елена — это ми, Фабиановна — фа, Гнесина — соль...

У поэта Артура Гиваргизова есть стихотворение:

Играет папа в переходе,

Над ним проходит магистраль.

Нам с мамой очень надоело

Таскать туда ему рояль.

— Хорошо, что у героев этого стихотворения папа — не органист, — сказал Филипп, прочитав стихотворение. — Орган в переход они точно не смогли бы перенести. Ведь этот инструмент связан со зданием, как черепаха с панцирем.

Потому и репетируют на инструменте не дома, а только в органных залах. И если музыкант блестяще разучил пьесу на одном органе, то для того чтобы исполнить то же самое на другом, нужно время. Ведь каждый инструмент — особенный.

По словам Филиппа, органист должен быть не только музыкантом, но и метеостанцией.

Хорошо, если в зале воздух сухой. Тогда можно расслабиться и играть в свое удовольствие. Но если воздух влажный, то звуки «зависают», как белье на веревке. Приходится по ходу пьесы менять привычную манеру исполнения, подстраиваясь под необычные условия.

— Мне повезло, — говорит Филипп, — я занимаюсь тем, что мне нравится. Среди моих товарищей кто-то работает в кафе, кто-то — экскурсоводом и ездит в автобусе по Москве. Я работаю по специальности органистом в музее Цветаевой. Выступаю с концертами и даже озвучиваю немые фильмы.

Профессия накладывает отпечаток на жизнь. Во-первых, у Филиппа два плейера. На одном — органная классика, на другом — популярная музыка, которую любит музыкант.

А еще Филипп Чельцов всегда носит с собой вторую обувь: особые ботинки на тонкой подошве, как у танцоров. В таких не пройдешь по московской брусчатке. Зато они идеально подходят для игры на органе, где надо чувствовать каждую педаль.

Подкасты