Карта городских событий
Смотреть карту

Чемпион мира Михаил Алешин: Стать автогонщиком в Москве просто. Главное — захотеть

Общество
Чемпион мира Михаил Алешин: Стать автогонщиком в Москве просто. Главное — захотеть
Сразу после исторического успеха в Сильверстоуне легендарный российский автогонщик Михаил Алешин вернулся в родную Москву / Фото: Борис Бухтияров, специально для «Вечерней Москвы»

12 мая экипаж российской команды SMP Racing (Михаил Алешин, Давидэ Ригон, Мигель Молина) впервые в истории одержал победу в трехчасовой гонке Blancpain GT Series Endurance Cup. Гонку начал Алешин и задал нужный победный темп.

Сразу после исторического успеха в английском Сильверстоуне легендарный российский автогонщик 31-летний Михаил Алешин вернулся в родную Москву, где в интервью корреспонденту «ВМ» рассказал, как преодолел страх после жестокой аварии, с какой скоростью ездит по улицам столицы, а самое важное — как юному москвичу суметь стать автогонщиком мирового класса. 

СТАРТ КАРЬЕРЫ В ПАРКЕ ГОРЬКОГО

— Михаил, как стать таким крутым гонщиком, как вы?

— Главное — сильно захотеть. Я могу только поделиться примерами из своей жизни того, как этого добиться. Я записался на картинг в ДЮСШ «Перово», когда мне было 6–7 лет. Если позже начнешь, сложнее стать гонщиком высокого уровня. Тут аналогия с музыкантами уместна. Есть, конечно, исключения из правил, люди и в более позднем возрасте начинают осваивать азы вождения, но без школы попасть невозможно в профессиональную команду автогонщиков. Я помню, что едва я прокатился в парке Горького на картинге по маленькой трассе, тут же стал упрашивать родителей отдать меня в секцию. Какой еще может быть посыл для занятий автоспортом у пацана, который видит маленькую машинку, которой можно самому управлять?

— Ваши родители не возражали?

— Я своего добился, но мы не думали в тот момент, что автогонки настолько серьезно войдут в мою жизнь. Советский спорт тогда загнулся, российский только вставал на ноги. Тем не менее я сумел стать трехкратным чемпионом России по картингу. Другое дело, что уровень чемпионата России был очень низким. В своей первой гонке на чемпионате мира в Германии я занял 64 место из 120 участников, хотя ехал туда показать высокий результат. Увы, помахать шашкой не вышло, но пришло понимание: надо долго работать, чтобы был настоящий успех. Что удивительно — наши тренеры по картингу убеждали учеников не гоняться за рубежом, дабы не испортить стиль пилотирования. Сейчас это звучит смешно, ну а я всегда считал, что нужно участвовать в самых сильных чемпионатах, чтобы повысить свой класс.

МОЦАРТ РОССИЙСКОГО АВТОСПОРТА

— 2002 год был последним, когда вы участвовали в гонках на картинге. С 2003 года вы полностью переключились на состязания «Формулы-3», хотя за руль гоночного болида вы впервые сели в 13 лет, а в 14 вам в виде исключения разрешили соревноваться со взрослыми в гонке «Формулы-1600». Вы — Моцарт автоспорта?

— В 13 лет я был совсем еще мальчишкой, но на трассе уже конкурировал с 30-летними дядьками. Но сравнивать с Моцартом — это слишком сильно. Он был гениальным, а я причисляю себя к трудолюбивым. Да, талант у автогонщика должен быть, но таких, как я в «Индикаре», было около 30 пилотов — крайне отчаянных и влюбленных в свою работу ребят. Сравнить с Моцартом можно того, кто в первом же своем сезоне выиграл титул в общем зачете «Индикара», но таких примеров не было в истории этой серии.

«ОТКРЫЛИ ДВЕРЬ В АМЕРИКУ»

— В 2014 году вы стали первым российским пилотом, кто принял участие в серии «Индикар». Расскажите будущим автогонщикам, чем сложны и опасны дороги.

— Это был очень интересный опыт. В 2010 году мне удалось завоевать первый для России чемпионский титул в международной кольцевой серии (Мировая серия Рено 3,5).

Следующей ступенькой должна была стать «Формула-1», но попасть туда у меня не получилось. Автоспорт — дело недешевое, нужны спонсоры. Обслуживание болидов стоит безумных денег, это не футбольный мяч купить. Технологии изготовления болидов в некоторых аспектах превосходят космические. Судите сами: годовой бюджет среднестатистической команды «Формулы-1» — около 200–300 миллионов евро в год. К сожалению, российской программы SMP Racing  тогда еще не было; когда она появилась в 2013 году, мы открыли дверь в Америку.

КРУТОЙ «ОВАЛ» ИЛИ 500 МИЛЬ ЗА ДВА ЧАСА

— «Индикар» в США, я слышал, популярнее европейской «Формулы-1».

— Более того, большинству американцев не интересна «Формула-1». «Индикар» — это три типа трасс: стационарные, в черте города и «овалы». Побеждает тот, кто на всех трассах чувствует себя достаточно комфортно. Более опасных гонок, чем на «овале», представить сложно: сразу за ним забор, если что-то случается на трассе, то вероятность аварии велика. Кстати, пока я не прошел тест на «овале», американская команда не хотела подписывать со мной контракт, несмотря на все мои европейские заслуги. Тест я прошел, и контракт был подписан.

— В чем крутизна «овала» в «Индикаре»?

— Например, гонка «500 миль Индианаполиса» — это 200 кругов по «овалу» при средней скорости машины 370 км/ч. После каждых 30 кругов ты заезжаешь на пит-стоп для дозаправки и смены шин. Остановка на пит-стопе длится около семи секунд...

— Притормозите, Михаил. Ведь 500 миль — это почти как от Москвы до Санкт-Петербурга...

— Вот такое расстояние в гонке «Индикаре» ты преодолеваешь за 2–2,5 часа. 

— После 200 кругов на такой скорости голова идет кругом?

— Нет, голова не кружится. За рулем ты сконцентрирован так, что даже некогда осознать, на какой ты скорости едешь. А вот когда машина начинает скользить и ее заносит, в голове одна мысль: сейчас ты врежешься в стену.

— В какой гоночной серии болид безопаснее?

— По прочности монокока — места, где сидит пилот, — машина «Индикара» превосходит болид «Формулы-1» процентов на 30. Только иногда удары машины о стены на «овале» могут быть такой чудовищной силы, что никакой монокок не спасет.

«КАК НА СПИНЕ У ТИГРИЦЫ: И ОПАСНО, И ПРИКОЛЬНО»

— Зачем вы так рискуете?

— На эту тему точно высказался покойный ныне знаменитый советский автогонщик Владислав Барковский: «Ездить на таких машинах — как на спине у тигрицы: и опасно, и прикольно». Для риска у меня есть много важных факторов. Я с детства занимаюсь автоспортом, и у меня это хорошо получается. Когда впервые в «Индикаре» я поднялся на подиум с российским флагом, американцы были в шоке. Чтобы испытать радость настоящих побед — нужно рисковать.

— Верно ли мнение, что пилот, который стабильно выигрывает в серии «Индикар», способен без вопросов побеждать в гонках «Формулы-1»?

— Согласен. Выиграть «Индикар» гораздо сложнее. В «Формуле-1» только один тип трасс, а длительность гонки в среднем меньше на 30 процентов. В «Индикаре» пилот должен быть физически сильным, чтобы руки не отвалились через 10 минут после старта. А в болиде Формулы-1 благодаря электроусилителю руля ты его пальцем можешь крутить. Я знаю, о чем говорю. Ты финишируешь в гонке на «Индикаре» с мыслью «хорошо, что я выжил». В спортивном плане для любого пилота сложнее стать первым в этой американской серии, и для меня такая победа однозначно была бы «зачетнее», чем победа в гонках «Формулы-1», где происходит битва передовых технологий автомобилестроения.

«ШЛЕМ ИЗ КАРБОНА ЗА 5 ТЫСЯЧ ЕВРО»

— Вы принесли на интервью карбоновый шлем, в котором выступаете?

— Я в нем провел одну гонку в «Индикаре». В сезоне 2019 года я участвую в двух сериях гонок: в чемпионате мира по гонкам на выносливость (FIA WEC) в классе LMP1 и Blancpain GT Series Endurance Cup за российскую команду SMP Racing, поэтому мои рабочие шлемы находятся за границей, а этот я использую для участия в фотосессиях. Вес этого шлема — 2,150 кг, а стоит он порядка пяти тысяч евро.

— Как скоро вы снова улетаете за границу к своим боевым шлемам?

— 20 мая на пять дней лечу в Барселону на физподготовку, затем возвращаюсь в Москву. Потом 28 мая улетаю во Францию, на подгонку своего сидения для гонки «24 часа Ле-Мана», 30 мая лечу в Марсель для участия в гонке Blancpain GT Series Endurance Cup, потом возвращаюсь на тренировку в Ле-Ман, оттуда на пять дней лечу в Барселону, а 9 июня снова возвращаюсь в Ле-Ман готовиться к суточной гонке, которая стартует там 15 июня.

Чемпион мира Михаил Алешин: Стать автогонщиком в Москве просто. Главное — захотеть12 мая экипаж российской команды SMP Racing впервые в истории одержал победу в трехчасовой гонке Blancpain GT Series Endurance Cup / Фото: FIA WEC — SMP Racing, Blancpain GT Series

МАРАФОН НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

— Как вы отметите свой день рождения в Барселоне 22 мая?

— Пробегу настоящий марафон. Ведь гонщик должен быть выносливым, чтобы переносить перегрузки в поворотах на трассе. Космонавты такие перегрузки испытывают во время взлета и посадки корабля, но они ничем не управляют в тот момент в отличие от автогонщика. Помимо бега, также кручу велосипед и плаваю.

— Все для сгонки веса?

— Мой вес — 72 кг — не меняется уже несколько лет. Если вес пилота увеличится, то у инженера появятся к нему вопросы. Чем меньше весит пилот, тем выше скорость у машины, но слишком хилый гонщик не сможет хорошо управлять болидом. Идеальная пропорция для пилота — вес 70 кг при росте 175 см. Мой рост 182 см, в некоторых гоночных машинах мне тесновато.

— Что должен кушать автогонщик?

— В моем меню фрукты, мясо, рыба. Никакого майонеза, кетчупа, фастфуда.

«КОНЕЧНО, СЕРГЕЙ СИРОТКИН»

— Назовите лучшего, на ваш взгляд, автогонщика Москвы?

— Сложный вопрос. В настоящий момент почти всех лучших кольцевых гонщиков России поддерживает программа SMP Racing. Осталось вспомнить, кто из них москвич. Да, конечно, Сергей Сироткин. Когда он начинал заниматься картингом, я был его тренером, а сейчас мы представляем одну команду SMP Racing в FIA WEC. Кстати, отличный гонщик из Москвы — Евгений Новиков, он первый принял участие в чемпионате мира по ралли (WRC).

— Москва — столица автоспорта?

— Скажем так, Москва открыла свои врата для автоспорта очень решительно. На Новорижском шоссе построена трасса Moscow Raceway, где могут проходить любые по сложности гонки, кроме «Формулы-1». Там много хороших соревнований проводят. Есть автодром в Мячково — ADM Raceway. Много картинговых трасс, где тренируются не только любители, но и профессионалы.

«В МОСКВЕ ЛИХАЧИТЬ ГЛУПО»

— В июле 2008 года вы впервые сели за руль действующей боевой машины Red Bull «Формулы-1» в качестве тренировки перед участием в автошоу Moscow City Racing. Помните, как вы тогда разогнались по улицам столицы?

— Навсегда запомнил. Сильно нельзя было рисковать, но на Кремлевской набережной я разогнался до 297 км/ч.

— Вы лихачите, когда ездите на легковом автомобиле по Москве?

— В Москве лихачить — глупо. В городе всегда смотрю на стрелки спидометра. Мой разгон на улице — не выше 79 км /час. В Москве нет смысла куда-то гнать машину. Разогнаться и нарваться на штраф или более серьезные неприятности?  Не понимаю водителей, кто разгоняется на 200 метров, чтобы встать у светофора.

— Михаил, вы скучаете по Москве, когда находитесь за границей?

— Я жил в разных странах иногда по девять месяцев в году, но мне всегда хотелось домой — в Москву. У меня с ней родственная связь. Мои прабабушки, дедушки, родители — все москвичи. Москва — энергичная, деловая, при этом романтичная. Любимое место в столице — Нескучный сад вдоль Пушкинской  набережной.

«КУЛЬТА ИЗ МАШИНЫ НЕ ДЕЛАЮ»

— Для вас автомобиль — живой организм?

— Прямого ответа не дам. Но точно не любимая женщина. Например, четырехкратный чемпион «Формулы-1» немец Себастьян Феттель каждый год дает женские имена своим новым болидам. Я хорошо отношусь к машинам, берегу и уважаю, прекрасно знаю, как они устроены, но культа из них не делаю.  Я давно не суеверный человек, успех приносит вера в себя.

— Вы — продолжение машины или ничто человеческое вам не чуждо?

— Я не причисляю себя к тем, кто живет исключительно работой. Например, я играл классический рок в группе на электрогитаре, мы даже давали концерты.

— Во время гонок тоже слушаете рок?

— Нет. Музыка может отвлечь от работы.

«МИРУ Я ДАВНО ВСЕ ДОКАЗАЛ»

— Известный гонщик Даниэль Риккьярдо уже дважды бронзовый призер «Формулы-1». Его вы побеждали в 2010-м на World Series Renault...

— Да, побеждал, но сейчас наши пути разошлись. У каждого своя дорога. У меня правило: делай все, что от тебя зависит, а там будь что будет. Если же что-то не получается, надо поднять руку и резко опустить, так говорит мой папа.

— 22 мая вам исполнится 32 года. Вам еще есть что доказывать миру автоспорта?

— Миру я давно все доказал. Я себе доказываю, как, впрочем, и все остальные. За исключением, пожалуй, людей творческих. Я где-то посредине между технарем и творческой личностью.

— Вы не исключаете, что когда-нибудь вернетесь в серию «Индикар» или попробуете свои силы в «Формуле-1»?

— Давно ничего не исключаю. Надо быть открытым и готовым ко всему.

«ТРАВМЫ МЕНЯ НЕ СЛОМИЛИ»  

– 30 августа 2014 года вы попали в тяжелую аварию во время гонки в «Индикаре». Как вы сумели перебороть свой страх и снова сесть за руль?

— Восстановившись после травмы, я начал выступать в гонках на выносливость. Вернувшись в «Индикар» в 2016 году, мне было важно с первого раза удачно проехать на «овале», где я попал в аварию. С первого же захода я выиграл квалификацию, а в гонке финишировал вторым. Так я доказал себе, что травмы меня не сломили.  

— Стало быть, вы — бесстрашный гонщик?

— Если страха нет — не стоит заниматься автогонками.

ДОСЬЕ «ВМ»

Михаил Алешин

Родился в 22 мая 1987 года в Москве.

Пилот программы развития российского автоспорта SMP Racing.

Трехкратный чемпион России по картингу.

В июле 2008 года впервые сел за руль действующей боевой машины Red Bull «Формулы-1» в качестве тренировки перед участием в автошоу Moscow City Racing

В 2010 году завоевал первый для России чемпионский титул в международной кольцевой серии (Formula Renault 3,5 Series). Первый российский гонщик, заработавший право на получение суперлицензии «Формулы -1».

С 2014 по 2017 — пилот американской гоночной серии «Индикар».

В составе российской команды SMP Racing в сезоне 2019 участвует в двух сериях гонок: Blancpain GT Series Endurance Cup и чемпионате мира по гонкам на выносливость (FIA WEC) в классе LMP1.

СПРАВКА «ВМ»

30 августа 2014 года Михаил Алешин попал в аварию на «Индикаре». Диагноз врачей — сотрясение мозга, переломы ребер и правой ключицы, травма грудной клетки. Гонщик помнил только «последний момент до удара, а дальше — черное пятно». Через три месяца после аварии вернулся к работе, а в 2016 году вновь вышел на трассу «Индикара» — самой статусной серии в США.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse