Карта городских событий
Смотреть карту

Эдгард Запашный: Мы во многом переоцениваем зоозащитников

Общество
Эдгард Запашный: Мы во многом переоцениваем зоозащитников
В честь праздника корреспондент «ВМ» пообщалась с директором Большого Московского цирка / Фото: Михаил Воскресенский / РИА Новости

20 апреля во всем мире отмечается Всемирный день цирка. В честь праздника корреспондент «ВМ» пообщалась с директором Большого Московского цирка, народным артистом России Эдгардом Запашным, и выяснила, почему дрессура — это искусство, чего жаждет современный зритель и существует ли в мире творчества конкуренция.

— Эдгард Вальтерович, как планируете отмечать профессиональный праздник?

— Праздновать начали, кстати, еще вчера. Две группы московских артистов выехали с концертами: одна — в онкоцентры и детские дома, а другая — в приюты для бездомных животных. Мы хотим не только устроить праздник внутри своего сообщества, но еще и создать повод для улыбки тем, кому по-настоящему тяжело. К тому же сегодня у нас рабочий день, а значит, мы имеем возможность поздравить зрителя.

— Получается, это праздник, который вы делаете для других?

— Самая большая радость — веселиться вместе с нашей аудиторией. Мы собираемся за одним круглым столом в 13 метров диаметром и наслаждаемся ярким шоу! В этом — основная идея мирового циркового сообщества, придумавшего наш праздник.

— Кто сейчас вообще приходит в цирк? Это развлечение только для семей с детьми или нечто больше?

— Цирк — это межнациональное, межрелигиозное и межвозрастное искусство. И однозначно ответить на вопрос о целевой аудитории вам не сможет никто. Сегодня, например, у нас два спектакля. В два часа половина зала — дети, на вечернем спектакле большинство — взрослые. В Европе представления начинаются в 20:00–20:30, и там — исключительно самостоятельная, достаточно обеспеченная публика. К тому же есть специальные детские спектакли, есть цирки, которые уже ставят себе рейтинг «18+». Так что целевая аудитория, скажем так, «от» и «до».

— Чувствуете ли вы конкуренцию с другими видами искусства?

— Сейчас все поле развлекательной индустрии, куда входят театр и даже спорт, вынуждено бороться за своего зрителя. Так устроена наша жизнь: все хотят хлеба и зрелищ. И оставшиеся после покупки хлеба средства человек тратит на зрелища. Давайте признаем: развлечения недешевые. И здесь важно быть интересным, актуальным и нужным. Если ты можешь создать качественный продукт и организовать рекламную кампанию, люди к тебе пойдут. А дальше задача — сделать так, чтобы человек не разочаровался.

— Одной из самых обсуждаемых тем последних месяцев является инициатива зоозащитников, требующих запретить в России цирк с животными по примеру многих других стран. Нередки выпады и лично в ваш адрес. Как вы думаете, все это действительно обосновано?

— Я уверен, что и сто, и двести лет назад эти люди, желающие за что-то бороться, были. Устраивали крестовые походи, сжигали женщин на кострах, да чего мы только не пережили! И как только находится форма для объединения, они позволяют себе очень и очень многое. Давайте включим здравомыслие и просто будем мониторить происходящее... Актер Александр Олешко опубликовал видео, где он балуется с медведем. У него 96 комментариев. Треть из них — плохие. Когда ты читаешь, кажется: «Боже мой, прессинг, оскорбления». А теперь подумайте: при этих комментариях 3,5 тысячи лайков. Значит, понравилось! Говорить о том, что против цирка с животными выступает какое-то большинство или какая-то серьезная армия — неправильно. Мы во многом переоцениваем этих людей.

— Получается, все это исключительно ради ажиотажа?

— А вы проанализируйте любую сферу деятельности! Какое количество людей говорит фразы «я не смотрю телевизор, потому что...», «я не хожу в больницы, потому что...», «я не езжу на русских машинах, потому что...»? И так до сумасшествия. В любой сфере, куда бы мы ни пошли, есть недовольные. И Интернет им позволяет быть услышанными. Если на все обращать внимание, то мы все должны позакрывать — от школ и больниц до полиции и цирка. К тому же меня расстраивает сам факт цинизма. Смотрю я вчера один из федеральных телеканалов. Вслед за очень красивой рекламой фастфуда с котлетками идет репортаж о том, как в зоопарке мучают животных. Это как? Фастфуд тебе принес деньги, поэтому котлетки — это хорошо, а животные в зоопарке — это мучение. Эта политика аморальна. Если мы начнем приводить примеры жесткого обращения с животными, цирк вообще окажется в конце этого списка.

— Как-то с этим можно бороться?

— Я за то, чтобы из профессии гнать людей, которые ее дискредитируют. И это не об одном только цирке. Поймали нечистого на руку журналиста — выгнать конкретно этого журналиста, а не поливать грязью телевидение. Поймали халатного доктора — выгнать конкретно этого доктора, а не закрывать клинику.

Эдгард Запашный: Мы во многом переоцениваем зоозащитниковАскольд и Эдгард Запашные (слева направо) выступают с тиграми во время циркового шоу «Легенда братьев Запашных» / Фото: Илья Питалев / РИА Новости

— Общались ли вы с артистами из тех стран, где уже отказались от цирка с животными? Что они говорят?

— У меня в коллективе работают три человека из канадского цирка. В их коллективе также есть примерно пять артистов из Большого Московского цирка. Для цирковых нет принципиальной разницы. Только индивидуумы выбирают место работы по идеологическим соображениям. Человек, который окунулся в мир цирка, понимает чистоту происходящего при работе с животными. Что касается цирка без животных, я вижу негативную тенденцию: он коммерчески едва выживаемый. Сейчас все скажут: «Запашный врет, у нас есть канадский цирк». Запашный не врет! Канадский цирк — самый раскрученный бренд в мире. Попыток его повторить на протяжении двадцати лет было множество. И в большей степени эти цирки потерпели коммерческое фиаско.

— Что вам говорят сами зрители?

— Если вы на полчаса сядете в кол-центр касс и попринимаете звонки, первый вопрос, который вам будут задавать: «А какие животные в программе?». Это показатель вкусов людей. И в ближайшие десять лет страны, в которых отказались от цирка с животными, начнут пересматривать свою политику.

— Давайте представим, что зоозащитники в России победили. Как думаете, что будет дальше?

— Если вы надеетесь, что они остановятся на закрытии цирка, это иллюзия. Следующим шагом станет закрытие зоопарков. Далее — отказ от использования животных в других сферах: служебное собаководство, спорт. В Англии скачки — это королевский вид спорта! Объясните мне, почему животные в цирке — это плохо, а на ипподроме — хорошо? Потом будет запрет домашних животных. Любой человек, содержащий кошку или собаку, такой же дрессировщик, как и я. Он учит служить, защищать, носить намордник. Это тоже дрессура! Только я этим занимаюсь профессионально, а соседи по вашей лестничной площадке — на любительском уровне. И в итоге — полное исключение животных из жизни человека.

— Пытались ли вы выйти на конструктивный диалог с зоозащитниками?

— Зоозащитники делятся на две категории: нормальные и радикалы. С нормальными мы адекватно разговариваем. С радикалами общаться бесполезно. Любая наша аргументация разбивается о фразу «а мы считаем, это неправильно». И как дальше вести диалог?

— Между двумя противоборствующими сторонами есть довольно большая группа, скажем так, сомневающихся. Как бы вы им объяснили необходимость наличия животных в цирке?

— Нам нельзя отделяться от животных. Позиция, что животное должно быть только на воле, может оказаться губительной для самих же людей. Давайте вспомним о наличии черной книги, куда попадают звери, которых никогда уже не будет на нашей планете. Посмотрите, кто вымер за последние 20–30 лет. Западный черный носорог — 2013 год, марианская кряква — 2004 год, пиренейский козерог — 2000 год, тюлень-монах — 2008 год, слоновая черепаха — 2012 год. Это же не насекомые, это громадные животные! Главная причина их исчезновения — отсутствие человека в их жизни. Упустили, не проконтролировали, не спасли. Я бы вообще все виды, представителей которого меньше сотни, сразу бы изымал из природы и переводил на искусственное содержание. Иначе мы их просто не спасем!

— Радикалы часто готовы закрыть глаза на домашних животных, но отстаивают необходимость свободы диких...

— Для меня и гепард, и собака абсолютно одинаковы. Кто провел эту границу между домашними и дикими? Более того, а кто одомашнивал животных? Такие же, как я, люди, которые всю жизнь посвятили собакам, кошкам, коровам и так далее. На севере олень — такое же домашнее животное, в Индии слон — такое же домашнее животное.

— Что еще, кроме дрессуры, предлагает современный цирк?

— Это искусство, которое объединяет разных людей. С одной стороны, это развлечение, с дугой — язык, с помощью которого можно донести очень много информации. Не даром даже в период железного занавеса за рубеж вывозили именно цирк, балет и оперу. Эти три вида искусства понятны в Китае, в США, в Японии, в Африке. Через язык цирка можно вложить человеку какую-то порядочную мысль, привить здоровый образ жизни, искусство тела, эмоции.

— За последние пять лет что бы вы назвали главным достижением Большого Московского цирка?

— Экономический рост. Мы повысили среднюю заработную плату артистов с 36 тысяч до более чем 80. Произошел определенный сдвиг в информационном поле. Во многом сегодня Большой цирк — флагман, будоражащий все профессиональное сообщество. Нашему примеру следуют многие и многие другие.

— Что еще осталось сделать?

— Самое главное — я хочу заменить здание цирка. Постройка 1971 года требует к себе особого отношения. Я за сохранение какой-то исторической памяти, безусловно. Но многие вещи уже становятся неактуальными. Количество помещений для животных должно быть увеличено в несколько раз. Нужна глобальная реконструкция. Сегодня это моя основная сверхзадача. И вторая сверхзадача — популяризация бренда русского цирка в мировом сообществе. Мы должны стать такими же узнаваемыми, как наши канадские коллеги. И я верю, что мы можем это сделать.

Читайте также: Иван Охлобыстин: Современные дети не мыслят себя без электронных устройств

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse