чт 17 октября 16:35
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Владимир Черников. У добра нет предела

Владимир Черников. У добра нет предела

Владимир Черников в своем кабинете. Таким, с этой яркой улыбкой, его помнят близкие и друзья

Владимир Новиков, "Вечерняя Москва"

8 сентября главе Департамента региональной безопасности Владимиру Черникову исполнилось бы 55 лет. К этой дате редакция собиралась выпустить сборник интервью Владимира Васильевича.

Случилось непоправимое. Владимир Черников ушел из жизни 27 января 2019 года. В память о нем редакция «ВМ» подготовила книгу — сборник воспоминаний коллег и друзей.

Сколько добра может принести в мир один человек? Есть ли вообще такое понятие — «коэффициент доброго действия»? Измеримо ли это? Книга «Честь имею» дает ответ на этот вопрос. Этот сборник — редкий пример искренности. Государственные служащие крайне неохотно раскрывают подробности своей жизни. Даже несмотря на то что Владимир Васильевич был не только прекрасным руководителем департамента, но и отличным собеседником, другом, оказалось, что очень многих вещей о нем практически никто не знал. Потому что Владимир Черников не выставлял напоказ добрые дела, которые совершал. Молчал, поскольку воспринимал необходимость творить добро как должное. К сожалению, об этом мы узнали уже после его ухода. Со слов сотен близких ему людей.

Конечно, поместить все воспоминания в одну книгу невозможно. Многие люди хотели рассказать, как Владимир Черников изменил их жизнь. Чтобы дать возможность высказаться всем, пришлось бы издать многотомник. Но в этой книге вы прочитаете слова мамы — Екатерины Ивановны. Те самые, которые хотелось бы сказать сыну, но не успелось. И со страниц издания она говорит: «Спасибо тебе, сынок». Воспоминания супруги Владимира Васильевича, Людмилы, и сына — Алексея. Слова коллег и друзей. Например, руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей города Москвы Виталия Сучкова: «Я знаю, больше в моей жизни такого человека не будет».

Как много добра можно успеть сделать? А если делать, то сколько будет достаточно? Вообще, бывает ли достаточно добра, есть ли для него предел? Благодаря Владимиру Васильевичу мы теперь знаем, что предела нет. Что, на самом деле, добро неизмеримо и бесконечно. Поступать мудро, человечно относиться к окружающим, поддерживать людей в беде — высшее призвание, долг каждого. Однако не каждому по силам такую ношу выдержать. Далеко не каждому хватит смелости вообще такое бремя взвалить себе на плечи и нести, не жалуясь. Владимир Черников был именно таким. Он делал добрые дела и не мог остановиться. Никогда не просил за себя, только за других. Готов был поддерживать в любой, самой сложной ситуации до конца. Стоял крепко и подставлял плечо. Об этом говорят все наши собеседники без исключения.

Уникально и оформление издания. Благодаря друзьям Владимира Васильевича мы получили фотографии из семейных архивов. Среди них, например, присяга воспитанников Суворовского училища на Красной площади. На трибуне — Владимир Васильевич, Володя. В форме. Взгляд устремлен вперед и немного ввысь. За спиной — Спасская башня Кремля. Эта фотография необычайно символична. Даже судьбоносна. В ней все о том, как дальше сложилась жизнь Владимира Васильевича.

Ведь, по сути, китель и погоны — это не просто форма. Это — судьба. Не простая и не сложная. Такая, которая дана свыше. И даже если случилось так, что карьера военного не стала основной, это не значит, что можно откреститься от сказанных когда-то слов присяги.

Потому что служение — это жизнь. А если это служение во имя добра? Тогда жизнь будет непростой, но след, который человек оставит на планете, будет заметным и ярким. Как жаль, что таких людей — единицы. Поэтому, когда собираются друзья и близкие, чтобы вспомнить, каким был Володя, — даже взрослые мужчины не могут сдержать слез. Владимир Васильевич остался в сердцах тысяч людей. Он жив в их памяти. И это — самая высокая награда для настоящего офицера, человека высоких принципов. Об этом — книга.

Нам искренне жаль, что Владимир Васильевич так внезапно покинул этот мир. Это кажется несправедливым. Это больно осознавать. Приносим свои самые искренние соболезнования родным и близким. И сохраним память о нем, память о добре, которое он принес в наши жизни.

Он готов был моментально подставить плечо и поддержать

Из-за сжатых сроков подготовки книги — ее создали буквально за месяц с нуля, не все интервью вошли в издание. Сегодня мы представляем интервью, которое в книгу не вошло. Министр правительства Москвы, руководитель Департамента культуры города Москвы Александр Кибовский поделился с «ВМ» воспоминаниями о своем друге и коллеге Владимире Черникове.

Володя был прекрасным другом, настоящим. Человеком, который был твоим вторым «я». Он моментально, ничего не спрашивая, подставлял плечо. Если что-то было в его силах, он всегда это делал. Удивительно другое. К сожалению, это стало очевидным на прощании с ним. Он был таким другом для огромного количества людей. Каждый считал, что он входит в его ближний круг. С возрастом у нас остается небольшое количество знакомых, а друзей и того меньше. Но он был близок огромному количеству людей разных возрастов, профессий, внутренних убеждений.

Мы познакомились, когда начали работать в правительстве Москвы. В новой команде Сергея Семеновича. Ближе сошлись, когда начали бороться с незаконными и вульгарными рекламными конструкциями. Это был очень сложный и даже опасный процесс. Ведь старая реклама была тоже упорядочена. За нее вносились немалые деньги, были оформлены документы, в том числе с большими подписями. У этих людей были большие амбиции. Угрожали. Сами подумайте, это огромный бизнес, который был полностью ликвидирован. Некоторые люди потеряли большую часть своего дохода, который они получали за счет городской среды.

Володя сказал: «Давай уберем знак «Мерседеса» с Дома на набережной?» Я ответил: «Слушай, я лично приеду и буду его пилить». Это же символ незаконной рекламы! Никто не верил, что мы это сделаем. Хорошо, что воля Сергея Семеновича позволяла нам это сделать. Когда мы свинтили знак, это был настоящий шок. Люди осознали: перемены происходят не на словах, а на деле. Хищническому истреблению городской среды в угоду коммерческим интересам третьих лиц пришел конец. И больше его не будет.

У нас с демонтажем рекламных конструкций все было непросто. Могу себе представить, как было горячо у Володи. Но он же офицер не потому, что ему погоны дали. Он офицер по призванию, по натуре, по своим нравственным принципам. Даже когда он снял военную форму, принципы остались те же.

Многие люди думают, что если чиновник, то обязательно коррумпированный человек. Никто же не знает, что Володя, чтобы работать в правительстве и поддерживать определенный уровень жизни для семьи, привычный им еще со времен его бизнеса, продал дачу. Ведь понятно, что зарплата чиновника несколько другая, чем доход бизнесмена.

Он ночевал в кабинете. На службе живешь от рассвета до заката. Вот в так называемой комнате отдыха и спал. Ведь в 8:00 мы уже должны быть в строю, а заканчиваем работу далеко за полночь. Куда уже домой ехать?

Мы пережили ФИФА. Он вытащил все на себе. Сколько там рубцов на сердце появилось? Как это приблизило печальную развязку? Одному Богу известно. Ведь это прием мероприятия с неисчислимым количеством угроз. И проведено оно на таком уровне, что специалисты спецслужб мира признали организацию чемпионата образцовой.

Главная ошибка и заблуждение большинства в том, что все думают, будто мы готовились только к ФИФА. В этом и состоит ключевая разница между политикой нашего мэра и общепринятым убеждением. Мы делаем город под себя. Мы здесь живем. Никольскую в 2012 году сделали не потому, что знали, что в 2018 году фанаты чемпионата сделают ее своей основной площадкой. Этого не было в планах! Она не входила ни в одну карту официальных фан-зон. Ее просто сделали хорошо, потому что нельзя сделать иначе. В результате, спустя шесть лет она так полюбилась фанатам, что пришлось оперативно принимать решение и перестраивать схему уже с учетом этой площадки.

Людям кажется, что все как-то происходит само собой. Но если не будет четко просчитано все, за каждым праздником будет Ходынка. Вот пример московской, пусть и давней истории. Так заканчиваются мероприятия у тех организаторов, которые думают: «А, ладно. Сами разберутся как-нибудь». Не разберутся.

Я знаю, что иногда люди обижаются на барьеры или полицейских. Но ведь ни одна страна мира не способна провести шествие «Бессмертного полка». Вдумайтесь, в колонне идут миллионы людей. Миллионы! Даже не тысячи. Люди разные, разный возраст, состояние здоровья. Эти люди могут между собой конфликтовать. А мы из года в год проводим это огромное мероприятие без ЧП. Если кому-то в середине колонны стало плохо, как его доставить к скорой? Кто об этом задумывается? У нас так рассчитан маршрут, все ходы и выходы, подъезды по всему маршруту — от «Динамо» и до Красной площади, а там на уход, что мы всегда оказываемся в нужном месте, если что-то возникает. Но это незаметная работа. Потому люди и думают, что все получается как-то само собой. Это ведь очень ценно, мы ненавязчивы. Такая мягкая сила.

Мы с Владимиром Васильевичем каждый раз на выпускной ночевали в Парке Горького. Здесь же собираются десятки тысяч ребят. Дерзких, горячих, на кураже. А некоторые, к сожалению, приходят уже «подогретые». Огромные концерты! Все это гремит, веселится. А мы должны обеспечить безопасность. Знаете, что выпускной в Парке Горького — одно из самых безопасных мероприятий в городе? За все время проведения у нас не было ничего масштабнее ушибов — просто ребята напрыгались. А как все это делается? Мы же не можем по периметру поставить росгвардейцев с щитами и сказать: «Ну, детки, веселитесь». Так нельзя. Нужен баланс. Чтобы и люди отдохнули, и порядок был, и чтобы официоза и скуки не было. И мы это делаем.

Мы вместе доказывали, что необходимо в парках установить максимальное количество камер. Тогда же, при его поддержке, мы договорились о размещении средств оповещения. Так называемые «колокольчики». Нас критиковали скептики. Не видели в них пользы. Вспомните сильнейший ураган 2018 года. Пострадавших не было. Спасибо «колокольчикам».

Еще пример. Парки охраняются частными охранными предприятиями. И у нас возникла юридическая коллизия. Если вы ломаете скамейку, чоповец может вас остановить. А вот разнимать дерущихся чоповец формально не имел права. Был такой пробел в законодательстве. Парадокс! Представляете, во время драки стоит охранник и «просит вас остановиться». Ну, полицию вызовет. Благодаря Володе внесены поправки в наши договорные отношения — чоповцы отвечают за безопасность людей в парках. При нанесении физического вреда он вмешается, потому что у него есть основания. И его не затаскают по судам «за превышение полномочий».

У нас был запрет и на эвакуацию людей из парков. Мы могли только ходить и предупреждать, что надвигается ураган. Но ведь «гром не грянет, мужик не перекрестится». Нам отвечали: «Я ничего не вижу, нигде не капает». Пытались настаивать — нам в ответ: «Не имеете права!» Слава богу, внесли поправки с помощью Департамента региональной безопасности. Теперь наши служащие могут принимать меры по эвакуации людей при ЧС. У нас же был случай с одним из парков, не буду называть каким, когда группа устроила пикник, наши убеждения об урагане проигнорировала, а потом на них упало дерево. Один человек сломал ногу. Мы из судов не вылезали... Благодаря Володе скорректировали и это.

В его смерть я не поверил. Мы ведь с ним говорили в тот самый день, какой-то рабочий вопрос. Договорились обсудить в понедельник за обедом. Я допоздна не сплю. И тут мне начинают приходить СМС-сообщения. Думаю, какой-то Черников. Ерунда какая-то. Это совершенно не логично. Надо же, подумал, фамилия совпадает, хотя такое сплошь и рядом бывает, путают же фамилии… Подумал: «Конечно, это какой-то другой Черников, я же с ним обедаю в понедельник». Есть такое странное свойство организма… Мозг уже все осознает, видит трагедию, но ты цепляешься за любую, самую нелепую возможность, чтобы убедить себя в обратном. К сожалению, это оказалось правдой. А дальше вы все знаете…

ЦИТАТЫ

Владимир Черников ушел от нас так внезапно, что, кажется, каждому из нас осталось что сказать ему. Приводим некоторые цитаты из книги, созданной в память об этом человеке, большом друге редакции.

Сергей Собянин, мэр Москвы :

— Уход Владимира Черникова — огромная потеря для города. Кристально честный, настоящий профессионал, за годы работы в правительстве Москвы он сумел сделать удивительно много для обеспечения безопасности москвичей и благо устрой ства столицы. Память о Владимире Черникове навсегда сохранится в наших сердцах.

Екатерина Черникова, мама:

— Я не думала, что когда-то у нас будет такой дом — может, и небольшой по сравнению со многими другими, но удобный и красивый. И каждый раз, когда я выходила на участок, проходила мимо теплиц, я не уставала повторять: «Спасибо, сынок. Если бы не ты, ничего бы у нас не было, не было бы этой радости, этого счастья — работать на земле, этого дома, в котором так хорошо отдыхается и спится». Сейчас я продолжаю повторять это каждую минуту: «Спасибо, сынок. И за это спасибо, и за то, и за другое...» Все, что у меня есть, дал мне Володя.

Александр Горбенко, заместитель мэра Москвы в правительстве Москвы по вопросам региональной безопасности и информационной политики:

— Перед ним стояли очень серьезные государственные и даже международные задачи. Международного значения задачи! И у него всегда все получалось... Кроме одного: он не мог не переживать. Он не мог не принимать все близко к сердцу. Этого у него не получалось никогда.

Александр Куприянов, главный редактор газеты «Вечерняя Москва»:

— В последний раз Владимир Васильевич Черников привел в редакцию на праздник 95-летия «Вечерки» Ансамбль песни и пляски Центрального округа войск Нацио нальной гвардии Российской Федерации, и атмосфера праздника, при всем уважении к другим гостям, состоялась именно благодаря участию Владимира Васильевича. Вообще, он был человек-дело и человек-праздник, это удивительное сочетание в нем я наблюдал неоднократно. Небо так распоряжается, забирает лучших. Он ушел стремительно, быстро, так же, как и жил. От этого наша печаль, наше горе становятся не меньше, но пусть его там, на небе, встретят достойно. Так, как он жил.

Георгий Рудницкий, генеральный директор газеты «Вечерняя Москва»:

— Владимир Васильевич был удивительно светлым и уверенным в себе человеком. Находясь рядом с ним, всегда получаешь заряд бодрости, уверенности в себе. Он брался за, казалось бы, неосуществимые проекты и с успехом их завершал. Невероятно жаль, что он так рано ушел.

Иеромонах Клавдиан, (сафонов), настоятель храма преподобной Евфросинии, великой княгини Московской в Котловке:

— Человек верующий хочет быть с Богом и идет к Нему. И хотя у всех нас разный потенциал и разный уровень духовного развития, а вера — это дар Божий, верит истинно тот, кто принимает волю Божию и ищет Господа, пытается Ему угодить. Владимир Васильевич был искренен.

Елена Романова, руководитель пресс-службы департамента региональной безопасности и противодействия коррупции, пресс-секретарь Владимира Черникова с 2015 года:

— Владимир Черников. Дальше можно ставить знак равенства с такими словами — честность, порядочность, справедливость. Все, что он делал, он делал с огромной любовью. Это являлось главной составляющей его работы и его жизни, каждого дела, за которое он брался. Для него не был интересен процесс ради процесса, он если начинал что-то, то ориентировался на результат. И его работа всегда превращалась в творчество, это было его особенным талантом, даром, которым он щедро делился с другими. Он отдавал себя без остатка служению людям, Москве, стране. Он был человеком, защищающим все, что ему было дорого и важно.

Сергей Бяльский, командир взвода курсантов московского Воку, гвардии полковник:

— У нас было много общего, в том числе детство, проведенное на Сахалине. Представляете, мы учились в одной школе, жили в одном доме. Наше общее детство прошло на одних букварях. И из них мы почерпнули любовь к Родине, семье, понятие чести и совести. Нам, потомственным военным, легче в бою, в лесу, в горах, на войне. Но жизнь есть жизнь. И мы адаптировались к ней, помогали друг другу, защищали спины. С тобой, Володя, эта помощь всегда чувствовалась особенно. Благодарю, что был рядом, подарил удовольствие знать тебя и быть твоим другом.

Ирина Яремко, руководитель управления по работе со странами СНГ и внешним связям АО «ВДНХ»:

— Время небывалых скоростей, бессловесных разговоров, одинаковых вкусов и надежного плеча. Оказалось, что дружба — это самое высокое понятие на Земле. Было головокружительно, круглосуточно, но интересно!

СПРАВКА

1 ноября 2010 года мэр Москвы Сергей Собянин назначил Александра Владимировича Кибовского на пост главы Департамента культурного наследия. 11 марта 2015 го да назначен министром правительства Москвы, руководителем Департамента культуры. С 2004 года преподает историю военного костюма в Школе-студии МХАТ.

Новости СМИ2

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Наливайки как символ беззакония