вс 17 ноября 07:34
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Корреспондент «ВМ» освоил профессию золотаря

Сергей Собянин рассказал о строительстве тоннеля на востоке БКЛ

Диетолог назвала продукты, которые сохранят стройность и здоровье после 40 лет

СК: Смерть Никиты Исаева не носит криминальный характер

Синоптик назвал предупреждения о торнадо в Москве бредом

В какой форме сборная России по футболу одерживала свои главные победы

Названы самые необычные способы борьбы с аэрофобией

Крупнейший искусственный каток Европы откроется в Москве

В России запретили использовать жилье для оказания гостиничных услуг

Соседка убитой в Крыму Даши Пилипенко рассказала о насилии в семье девочки

В Кремле определили сроки большой пресс-конференции Путина

«Ей могли устроить расправу»: друзья солистки рок-группы высказались о ее смерти

Жителей столицы пригласили на день рождения Деда Мороза

Аксюта прокомментировал слова Бузовой об участии в Евровидении

Пресняков-старший объяснил секрет долгого брака ленью

Как москвичи называли своих детей 100 и 200 лет назад

Корреспондент «ВМ» освоил профессию золотаря

Анатолия Сидорова, освоившего по заданию редакции несколько десятков профессий, трудно чем-то удивить. Поэтому и в золотари его взяли и об этом не пожалели

Анатолий Сидоров, «Вечерняя Москва»

Освоить новое дело снова собрался журналист «Вечерки» Сидоров. На этот раз взялся за совсем уж неблагодарное занятие — стал золотарем, то есть ассенизатором.

Требуется примерно два месяца, чтобы научиться нехитрому делу современного золотаря (так с незапамятных времен на Руси уважительно называли специалистов по чистке индивидуальных и общественных туалетов). Это при условии, что тебе (помимо обязательных навыков управления сложной спецтехникой, дополнительных знаний о работе канализационных систем многоквартирных жилых домов, больших торговых комплексов, крупных промышленных объектов) не требуется еще иметь права водителя большегрузных машин и специального технического образования. Имеешь такую подготовку — берись за это живое и доходное дело. Не имеешь — не лезь туда, куда и цари пешком ходят. Мой скромный жизненный опыт позволял мне вступить в орден «Братьев по плодородию» (так Сашка Мотырев, мой наставник, называет свою команду). Но потребовалось больше пяти лет (!) настойчивых попыток, чтобы меня посвятили в это «братство». Не брали — хоть тресни! Последней каплей, переполнившей чашу моего нетерпения, был отказ Расула, нашего дачного ассенизатора, даже сфотографировать меня на фоне его оранжевой бочки! Нетерпение выплеснулось через края, и я обратился к землякам с родной Брянщины, которые не замедлили протянуть мне руку помощи. Прямо не снимая рукавиц. Не будучи брезгливым, я ухватился за их предложение исполнить мою мечту — поработать настоящим золотарем. Вот что из этого вышло.

Мальчики по вызову

Ночь. Луна. В рабочем ангаре «братства» мы с Сашкой и «тетя Ася» — комбинированная каналопромывочная машина «МАН» немецкого производства. Могучий агрегат на колесах, способный создавать давление до 170 атмосфер. Ребята прозвали ее «тетей Асей» по известной рекламе и красавице-девице, изображенной на громадной оранжевой 15-кубовой бочке для перевозки жидких отходов и промывочной воды. Суровая «тетя» — главный член нашей команды из двух с половиной специалистов: Александра Мотырева и Алексея Емельяшина, земляков-напарников с Брянщины, которые работают в столице вахтовым методом и являются основными операторами.

Вячеслав Люков — их напарник по вызову, если объем работы превышает возможности одного человека. Сегодня «половинкой по вызову» работать приходится мне. Впрочем, мы все тут «мальчики по вызову». Потому что работа зависит от заказов, которые поступают, когда у москвичей что-то случается. Поэтому работать приходится круглосуточно, то есть абсолютно ненормированно. Сегодня, к примеру, тоже день протоптались впустую — ни одного звонка из диспетчерской. Уж полночь близится. Сашка дремлет в утепленном ангаре, в передвижном домике-прицепе. Я обхаживаю «тетю Асю» — знакомлюсь с матчастью. Стрелки часов переползли на двенадцатый час, и (ура!) звонок из диспетчерской — есть заказ! Мотырев перезванивает заказчику, уточняет адрес коммунальной аварии, суть дела и мелкие организационные детали — возможность подъезда к объекту, парковки, доступа к месту будущей работы. Загружаемся в машину и даем «газу до отказу и скорости все сразу» — мчимся по ночному городу к элитному жилому комплексу промывать засор в канализации.

— Для начала определим примерное место засора, чтобы найти удобное место для стоянки машины, — инструктирует меня уже в пути Александр. — Вероятнее всего, потребуется промывочный шланг. Он рассчитан на давление в 150 атмосфер. Но, думаю, нам такое не потребуется: скорее всего, прокладки или памперсы какие-нибудь спустили в унитаз. Они там и разбухли. Но ты на всякий случай приготовь каналопромывочную насадку. Вдруг там что-то серьезное...

Каналопромывочные насадки — это такие железяки с дырками. Похожи на громадную пулю. Некоторые весят до двенадцати и более килограмм. Применяют их для промывки канализационных труб с диаметрами от 50 до 1000 мм. Бьют струями воды как вперед, так и назад. Назад — мощнее. Да так, что эта «пуля» ракетой летит по трубе. Среди них есть насадки («копья»), которые могут проходить полностью заиленные трубы. Реверсивные насадки могут даже внутри трубы переключать задние струи на передние (или боковые) под воздействием импульса давления воды в рукаве. Они в основном используются для аварийной прочистки засоров с жировыми отложениями. Стоимость утилизации 1 тонны человеческих отходов начинается с тысячи рублей, то есть рубль за килограмм… За разговором доезжаем до громады элитного жилого комплекса. У шлагбаума встрепанная и сердитая дама:

— Дежурный сантехник куда-то провалился, а из подвала вонь на весь подъезд, — трещит скороговоркой. Санька уходит на осмотр места происшествия. Я достаю из-под сиденья насадки. Самые крупные сразу откладываю в сторону — не тот случай, трубы канализационные из пластика, большого давления не выдержат. Готовлю «сороковочку» по диаметру. Но и она, слава богу, не потребовалась. Санька, вернувшись, приказал разматывать промывочный шланг. Это тот еще подарочек — черная кишка 120-метровой длины с двойной стальной оплеткой. Сто не сто, а метров сорок пришлось размотать и протащить в подвал. Тут и... появился тот, кто «провалился»! Сантехник дежурный.

— Ребята, я сам...

Ну, посылать его обратно в «небытие» вроде как неудобно. Все ж таки — хозяин этой системы. Поэтому подключаем и его к делу. Вместе открыли «ревизионное окно» на канализационном стояке, вставили шланг, даванули чистой водой, и «пробка» ушла. Оформили документы — отбыли на место прописки, в свой ангар, до следующего вызова. Остаток ночи прошел спокойно. Утро принесло весть о новом заказе — промывать канализацию на территории аэропорта.

— Туда тебя не пустят без специального разрешения, — сказал Санька с сожалением.

Ясное дело: золотарю-одиночке, даже при таком техническом обеспечении, работать трудно. Почему же работают и не очень-то впускают в свой круг людей со стороны? 

Орден «Братьев по плодородию»

Брянские парни Александр Мотырев и Алексей Емельяшин вахтуют в столице неслучайно.

— В Почепе работа, конечно, есть для ассенизаторов, но объем ее очень маленький. Да там и других мастеров типа нас хоть пруд пруди, — рассказывает Мотырев, заправляя кофемашину (без этого допинга жить две недели в режиме сон — явь достаточно трудно), — поэтому приехали сюда, предложили свои услуги. Мы с Алексеем закончили профтехучилище по специальности «шофер-тракторист». Устройство любой ассенизационной машины нам знакомо. Можем обслуживать и ремонтировать любые насосы, разобрать и собрать любой узел. Работаем уже третий год вахтовым методом. Сегодня Алексей уехал на две недели отдыхать к семье и детям. Я — дежурю.

— Не тяжело, — интересуюсь, — в одиночку такие тяжести, как шланги, насадки, таскать? Ладно в многоэтажке работать — местный сантехник поможет или кто из жителей. А если заказ расположен где-то в промзоне или на площадке торгового комплекса — тогда как одному?

Сашка задумывается (видно, подбирает правильный ответ):

— Так ведь лишние руки ко мне — значит, лишние рубли от меня, — роняет признание. — Не побегаешь — не заработаешь. Если в месяц тысяч 60 хочешь получать — крутись.

— Ну, не надрываться же, — говорю, — за деньги? Все-таки семья молодая, ребенок маленький. Всех денег не заработаешь. А на кофе да с такими тяжестями быстро сгореть можно.

— Да не горим пока, — отвечает мой наставник. — Я сразу получаю заказ и прикидываю, как могу его исполнить. Если уж совсем тяжело получается, звоню Славке (Вячеславу Люкову — прим. «ВМ»). Он у нас на подхвате — фрилансер, как модно сейчас говорить. Что-то там пишет в Интернете, блогерствует. То есть к конкретному стулу не привязан. Всегда приезжает помочь. Когда слишком хлопотный заказ...

В дверях ангара, как джинн из канализационного колодца, появляется Люков, тот самый Славка:

— У меня и фамилия подходящая к золотарскому делу, — смеется, — Люков, как-никак. Давно с ребятами сотрудничаю. Снимаю заодно видеоролики об их работе, размещаю их в Интернете. Обращению с техникой они меня научили. А свободного времени у меня — край непочатый.

Меня же время поджимает: сидеть в ангаре и ждать новый заказ можно, по словам Александра, и день, и два. Ассенизаторов в городе, по рассказам Мотырева, много, и конкуренция большая. Возможно, по этой причине мне так долго не удавалось протиснуться в стройные ряды утилизаторов человеческой «нужды». Это ведь в организации моим знакомым золотарям платят стабильно. А индивидуальщики (или, как их теперь называют, самозанятые) могут зарабатывать значительно больше. Простор сбора отходов у них не ограничен. Сегодня работают на Смоленской площади, а завтра — под городом Смоленском. С утра промывают канализацию в многоквартирном доме, а в полдень готовят новую систему удаления отходов где-нибудь в только что построенном торговом комплексе. В удачные дни и на вечер и на ночь поступают заказы, как от организаций, так и от частных лиц. Ну а уж дачники с их суперсовременными системами переработки отходов — постоянные клиенты городских золотарей. Не зря Расул отказался «засветить» свою спецмашину на фотографии — конкурентов испугался и... налоговых инспекторов — тоже.

Короче — окунулся я, в прямом и переносном смысле, в золотарское дело и отбыл восвояси. Все, что мог, изучил и попробовал собственноручно. Возникнет надобность — обращайтесь, орден «Братства по плодородию» протянет вам и нужный рукав, и руку для спасения. Если в ней на тот момент окажется баранка или бублик, не удивляйтесь — питаемся в процессе работы, разводить обеденные перерывы некогда — золото ждет!

Ценный груз

Клоаку (так с давних времен называют систему канализации в городах) с почтением и важными подробностями описывали многие уважаемые литераторы.

В Москве — Владимир Гиляровский, в Париже — Виктор Гюго.

«В темноте тащится ночной благоуханный обоз... Между бочкой и лошадью на телеге устроено веревочное сиденье, на котором дремлет «золотарь»...» Это строчки из книги Гиляровского «Москва и москвичи». «Ни один житель пригородов Парижа не уходил с рынка, не зачерпнув пару ведер из парижской клоаки. Ее содержимое использовали для подкормки овощных, ягодных и садовых культур».

Эту картину рисует Виктор Гюго, описывая бегство главного героя его романа «Отверженные» по лабиринтам системы удаления парижских нечистот. Тут, возможно, и кроется ответ на вопрос, почему представителей этой скромной профессии называли золотарями.

«Позолотчик», или «парашник», — всего-то сотню лет назад по Москве еще курсировали специальные люди — золотари, которые занимались чисткой выгребных ям. На телегах были установлены бочки, которые с помощью большого деревянного ковша наполнялись содержимым туалетов. Ценный груз вывозили за город. Москвичи относились к золотарям с уважением и даже побаивались их: оскорбленный ассенизатор мог легко отомстить за непочтительное к себе отношение, вылив содержимое бочки прямо на двор грубого клиента.

Кроме того, чистильщики выгребных ям неплохо зарабатывали. «Мы в день целковый получаем, а тебе и вся цена грош», — именно такую речь золотаря привел в своей книге «Недоконченные беседы» Салтыков-Щедрин. Ценили «ночное золото» (ассенизаторы работали ночами, чтобы не портить неприятными запахами дневную атмосферу города) и за его действительно плодородные качества. Недаром Владимир Даль указывал в своем словаре, что слово «золото» употреблялось в значениях «навоз», «удобрение», «человеческий помет». Более того, процесс удобрения земли когда-то называли не иначе как «золочением».

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Андрей Ковалев, механик компании «Водоканал-Сервис»:

— Каналопромывочные машины — дорогостоящие системы. Цена на них начинается от 3 миллионов рублей за старую и поднимается до 70 миллионов за новую, да-да! Доверить такую технику в случайные руки — значит сильно рисковать. Поэтому такие комплексы, как правило, приобретают под конкретных работников, которых в той или иной компании долго проверяют и оценивают. Тогда и машина, и ее экипаж работают долго и надежно. Стабильность кадров достигается в первую очередь высокой и стабильной зарплатой. Очередь из желающих работать ассенизаторами, конечно, не стоит — специфический труд. Но от трех до пяти человек соискателей в солидной компании обычно имеются. Обязанности водителя промывочного комплекса не заключаются только в работе на выезде. После выполнения задания оборудование надо тщательно промыть и подготовить к новой работе. А это полдесятка фильтров, вакуумный и напорный насосы, шланги и рукава, насадки. Конкуренция в этом бизнесе сильная. Компаний по очистке канализации огромное количество, и специальность золотаря будет всегда востребована.

Читайте также: Журналист «Вечерки» узнал на своем опыте, как тяжело стать профессиональным флористом

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Как мы перешли к рынку

Михаил Бударагин

Павлик жил, Павлик жив

Алексей Зернаков

Руки прочь от реконструкции

Юрий Козлов писатель, главный редактор «Роман-газеты»

Защита «длинного чулка»

Анатолий Сидоров 

Эпоха наглости и хамства

Ксения Ефимкова 

Пить и не стесняться

Оксана Крученко

Эгоистки с прицепом

Александр Лосото 

Литература без срока годности

Вторая жизнь отходов. Как промышленность использует выброшенный мусор

Путают наречия и порядок слов в предложении

Cемиклассница победила соперников и побила рекорд

Научись играть на укулеле