- Город

Почему тоска по СССР мешает нам двигаться вперед

Сергей Собянин назвал российскую вакцину от COVID-19 одной из лучших в мире

Небензя: РФ готова сотрудничать со всеми странами для разработки препаратов от COVID-19

Заветные метры. Решить квартирный вопрос становится проще

Надеть маски. Нарушителей ждет большой штраф

Названы сроки окончания «волны холодов» в России

«Гестапо какое-то»: что ждет белорусскую оппозицию без Тихановской

Врач назвал единственный способ облегчить состояние при COVID-19

Роспотребнадзор назвал самые опасные для здоровья сферы деятельности

«Сварщик — от 110 тысяч рублей»: названы регионы с самыми высокооплачиваемыми вакансиями

Качели на крыше, живые концерты и завтраки целый день. Семь лучших веранд Москвы

СМИ выяснили, что TikTok тайно собирал данные пользователей

«Я тоже против насилия»: Гергиев рассказал о белорусской награде

Адвокат Ефремова собирается обратиться за помощью к Путину и Бастрыкину

Названы самые опасные сорта пива для здоровья

Россияне назвали главные минусы удаленки

«Закончит как Кокорин и Мамаев»: что грозит Широкову за нападение на арбитра

Почему тоска по СССР мешает нам двигаться вперед

1 июля 1991 года. Минск, Белорусская ССР. Эту фотографию можно было бы назвать «Перед развалом»: Наталья Ливанович (слева) и Ульяна Дроздова из минского техникума связи едут в Молдову в составе стройотряда

ФОТО: Витченко Владимир/ТАСС

Приближается очередная годовщина революции, и мы вновь и вновь возвращаемся к обсуждению погибшего титана — СССР. Как известно, ностальгируют по нему порядка 68 процентов россиян, причем за последние десять лет этот показатель неуклонно возрос. На круглом столе, прошедшем в эфире сетевого вещания «Вечерней Москвы», мы решили обсудить эту тему с несколько иного ракурса: а не мешает ли нам ностальгия жить, двигаться вперед и достигать новых целей.

Мы так стремились вырваться из пут Совка! Но ветер долгожданной свободы пьянил недолго. Оказалось, что новое государство будет жить по новым принципам и принципы эти будут устраивать далеко не всех. В условиях рынка и суровой конкуренции времена, когда можно было спокойно «отсиживать» рабочие часы, получая гарантированную зарплату (а то и «зряплату»), бесплатное медицинское обслуживание и образование, сначала многими начали восприниматься с приязнью, а потом и с устойчивой ностальгической нотой. Минусы СССР будто «затуманились», память услужливо лакировала картинку, ностальгия росла. Ведь еще, ко всему прочему, был мир! Ностальгический тренд нарастал: с 1994 года число симпатизирующих СССР россиян с 50 процентов дошло до 68. Почему ностальгия столь устойчива и не мешает ли она нормальному развитию граждан в отдельности и государства в целом, решили обсудить участники круглого стола.

По чему мы грустим

Для начала — давайте разберемся, а по чему, собственно, мы тоскуем. По пионерским линейкам? Беззаботным детским играм во дворе, позабытым классикам, «резиночкам» и «казакам-разбойникам», которых полностью вытеснили видеоигры? Или, любя жесткую руку, скучаем по сталинским порядкам или той головокружительной гордости за страну, первой отправившей в космос человека?

— Это и правда любопытная тема, — согласен государственный советник Российской Федерации 3-го класса, член Ассоциации экономических и политических консультантов Евгений Варшавский. — Тем более что это наши воспоминания о будущем... Любопытно: согласно опросам, самым популярным политическим деятелем в нашей стране по-прежнему остается Сталин — он набирает больше, чем все остальные, при том, что власть нынешняя категорически отвергает преемственность с той политической линией.

Это феноменально, если задуматься... Но Евгений Юрьевич указал и на другую особенность:

— Мы до сих пор видим Мавзолей и прочие, порой непонятные уже, коннотации к прошлому, стараемся отвергать негативный опыт минувшего времени, наследуя хорошее и важное, но «осваиваем» все это какими-то отдельными фрагментами. Впрочем, отвергать все полностью было бы явной глупостью. О заслугах СССР кратко напомнил преподаватель истории РГГУ, кандидат исторических наук Иван Белоконь:

— Еще давным-давно было подмечено, что чем дальше отодвигается наше прошлое, тем выше оно становится в цене. У несчастных воинов Наполеона по итогам не осталось ничего, кроме воспоминаний о боевой молодости и походах, и они были преисполнены ностальгией по этому прошлому. Что уж говорить о наших людях. Подумайте только, чего достиг СССР в ХХ веке! Изначально это была бедная крестьянская страна, а стала она страной индустриальной. В России появилось городское общество, превышающее общество сельское, люди получили образование! А еще они перестали быть «подданными» и, получив гражданство, стали «гражданами», что очень важно. Это было время взросления общества, что нельзя недооценивать.

Да, многие это понимают. И история этого общества, вышедшего из Первой мировой и революции, рождавшегося в непростых условиях, просто не могла не быть кровавой! Но с годами несколько нивелируется и это...

Несколько иные «поводы для ностальжи» озвучил председатель комиссии по вопросам миграции Совета по делам национальностей при правительстве Москвы, историк Юрий Московский.

— СССР был разным. Кто-то может ностальгировать по сталинским временам, не зная всей истины о них, кто-то — по спокойной эпохе правления Леонида Брежнева. Безусловно, любопытен тот факт, что о СССР ностальгирует и определенная часть молодежи. Но они всего лишь перенимают эту ностальгию у родителей, — подчеркнул Юрий Московский. — И очень многое зависит от того, что именно им рассказывают о том времени. Если они вспоминают о том, как можно было получить бесплатную квартиру или о высоком уровне правовой защищенности (вы же помните, что просьба предъявить документы воспринималась едва ли не как оскорбление?), то почему бы и не впасть в ностальгию? Обратите внимание: в магазинах даже появились отдельчики, торгующие изделиями советского периода, и на них высокий спрос, а недавно достойно отметили столетие ВЛКСМ... Одним словом, ныне в тренде ностальгия по социальным гарантиям в первую очередь.

— А я уверен, что современная молодежь ностальгирует, отрицая современные западные либеральные ценности, — уверен знаменитый коллекционер, вице-президент Международной конфедерации антикваров и арт-дилеров, советник министра культуры РФ Михаил Перченко. — Они ностальгируют в знак протеста против того, что им активно не нравится, но что нам навязчиво навязывается. Ну а кроме того, давайте вспомним те времена! Сейчас нет уже таких отношений. В доме моего тестя, например, гости бывали ежедневно. И так было у многих. Кто сейчас это себе позволяет?

Да и когда это себе позволить, хочется добавить... Современный мир стремителен, у него другая скорость жизни по сравнению с той, что была в советские времена. И, конечно, было что-то невероятно привлекательное в тех наивных и искренних отношениях, что очень часто складывались в СССР между семьями, соседями и коллегами по работе. Но было и другое.

— Да как можно ностальгировать по сталинским временам, — кипятился самый молодой участник круглого стола Алексей Ярошенко, студент второго курса магистратуры факультета политологии МГУ. — Стоит вспомнить выражение «Лес рубят — щепки летят». Щепки... Это же люди! Да, это правда — чем дальше уходит прошлое, тем дороже оно становится. И почему ностальгия захватывает молодых — понятно. Молодежь сегодня испытывает социальную депривацию. Когда молодые люди не находят ценности в дне сегодняшнем, они начинают искать ее в прошлом, сзади, сбоку — где хотите. Но это опасно: нельзя идти вперед, глядя назад. В СССР было и плохое, и хорошее, нельзя на этом зацикливаться. Все эти воспоминания старшего поколения просто тащат нас назад.

— У нас вовсе не одна молодежь живет в эпоху перемен, — заметил на это Иван Белоконь. — Люди, начало жизни которых выпало на период относительной стабильности, все остальное время прожили в бесконечных реформах. И они смертельно устали от этого, разве непонятно? Есть понятие — «поиск золотого века». Его ищут всегда и всегда будут искать.

Понятно, что в нашем случае пример такого «золотого века» долго искать не приходится: повернул голову, глянул на прошлое: так вон он, идеал! Но как потом идти вперед...

Круглый стол_02_10_19

«Мы продали ваше будущее...»

Очень жесткое суждение высказал Евгений Варшавский, адресуя его в первую очередь своему молодому оппоненту, Алексею Ярошенко: — Открою неприятную истину. Дело в том, что наше поколение продало будущее вашего поколения, а заодно и будущее ваших детей за относительно небольшие комиссионные и некоторые персональные гарантии собственным детям, которые, впрочем, оказались, простите, фуфлом. Соответственно, отсюда и идет базовый и мощный запрос на справедливость. Этот запрос не так ощущается, когда вокруг — относительно справедливое общество. Но если общество несправедливо в своей основе — запрос на справедливость непременно будет расти, особенно у молодежи. Помните лозунг печально памятной пирамиды МММ? «И последние будут первыми»! И последствия этого... Советское базовое общество основывалось на справедливости. С оговорками, нет, с какими именно — можно обсудить. Но, так или иначе, это и отличает сегодняшнюю реальность от прошлого. Справедливость была попрана и продана! А без нее невозможно построить устойчивое общество. Если же общество строится без этого принципа, опираться оно будет либо на насилие, либо на обман, другого не дано.

Объяснил Евгений Юрьевич и что такое «справедливость».

— Справедливость? Первая производная от нее — устойчивость общества, вторая — равные воздаяние за равный труд, которые в нынешнем родо-племенном социуме невозможны по определению. Что происходит сегодня? Это хорошо известно. Если тебе повезло родиться в «правильной» семье, то все будет с тобой и твоими детьми в порядке, все устроятся как надо. Родился в другой семье — ну, извините. Это СССР имел в составе базовой конструкции социальный лифт. А именно это и есть самый четкий признак общества, которое имеет будущее.

Понятно, что это заявление вызвало бурную реакцию. Еще бы! А как же кастовая система, партийная элита, прочие «фишки» по крайней мере позднего СССР? — Справедливость?! Да СССР был разрушен именно кастовой системой! — заявил Юрий Московский.

— А что, разве при советской власти сильные мира сего не двигали вперед своих детей? — вступил в спор Алексей Ярошенко.

— Давайте обойдемся без легенд, — предложил Иван Белоконь. — Народ в СССР стал жить более-менее сыто только после тридцати лет существования страны. Нет-нет, мы принимаем все плюсы той эпохи, но насчет справедливости...

Вот представьте себе фотографию: Калитники, бараки в районе Рязанского проспекта, поодаль — уличное «отхожее место». На остановке трамвая — кучка людей. Это рабочие, их дети, жители окраины Москвы. Высокой застройки в городе еще нет, и поэтому в отдалении хорошо видно высотку в Котельниках. Скажите, как можно было объяснить этим людям, почему они живут так, а в высотке селятся «люди первого сорта»? Давайте честно: большинство людей при Сталине жили очень, очень плохо и тяжело. Затем пришли хрущевские времена, но и они не были изобильными. Совок в свое время затормозил потому, что выросшее из старых одежек общество уже просто не могло в них находиться, не вмещалось в них, ему перестали подходить те социальные блага, которые общество готово было этим людям обеспечить.

— И я, когда говорят об СССР, вспоминаю бараки, трудности, неустроенность. Но при этом я жил в эпоху Брежнева, когда развернулось массовое жилищное строительство и скорость развития страны была огромной, — вспоминал Юрий Московский. — СССР входил в тридцатку стран с наиболее высоким уровнем жизни. А сейчас мы в числе 70 таких стран... Кстати, иногда говорят, что, если бы не катастрофы 1993 года, мы бы сейчас, сохранив ту скорость развития, жили бы не хуже американцев, французов и даже поляков.

— Вы хотели бы посмотреть на то, что было бы? — возмущенно заметил Михаил Перченко. — Я много ездил тогда по провинции, отлично помню старушек с окладом в 8 рублей... Почитайте «День опричника» Сорокина, самую ужасную книгу из всех, которые я прочел за свою жизнь. Но вот так и было бы, как он написал! А вы — «обратно»... И по поводу социального лифта не могу не заметить. У меня все мои знакомые, достигшие высот, сделавшие карьеры, вышли из самых простых семей. И вымирающая ныне английская аристократия изначально происходила из самых низов...

Торможение или ускорение

— Пройдет какое-то время, и, допустим, в аналогичной ситуации будут обсуждать время нынешнее. Я точно знаю, что буду защищать его, поскольку именно в это время я социализировался, — заявил Алексей Ярошенко. — У нас все разговоры о справедливости, как правило, сводятся к тому, что что-то нужно поделить. Вы говорите, нет социальных лифтов? Я мог бы поспорить с этим. Да, рыночная экономика диктует свои правила. И подразумевает, что человек с большими способностями и большей энергией достигнет большего. Но дайте время рынку! И демократии нашей всего тридцать лет, а на Западе она веками складывалась.

— Нельзя дать развиться тому, что мертво внутри, — парировал Евгений Варшавский. — Российская империя была пятой в мире по развитию. В Гражданскую войну и за время Первой мировой мы потеряли 10 миллионов населения и треть национального богатства. Великая Отечественная унесла 27 миллионов жизней и еще треть национальных богатств. А после войны был тяжелейший период восстановления, а мы, вместо того чтобы производить товары народного потребления, вынуждены были производить бомбы и ракеты, ибо таковы были условия выживания. Если бы не надо было тратить усилия на это, мы могли бы обогнать западные страны по уровню жизни, но... Важно другое: в 1945 году СССР, выгнав еврорейх со своей территории, заставил остальной мир считать себя равным с ним. Это зафиксировано в уставе ООН, базовом документе международного права.

Но сегодня мы потеряли эти позиции, вот к чему подводит эксперт. И люди оборачиваются туда, где, как им кажется, было лучше.

— На самом деле по-своему правы все, — заметил Юрий Московский, — но ностальгии бояться не следует. Она — лишь точка опоры для будущего прыжка вперед. Можно опираться на империю или на что-то еще, не важно, ведь вся наша история — это и есть «база», а в прошлое мы, как ни старайся, все равно не попадем.

— Стоит вспомнить также, чем, собственно, были обеспечены рост и развитие страны, — заметил Михаил Перченко. — Железным занавесом, коллеги! Никто не мог сбежать в Америку или куда-то там еще, не было утечки мозгов, мы не теряли профессионалов. Потому рост и был! А тут вот прошла информация, что за год у нас за границу «утек» триллион долларов...

Так все же — не вредна ли ностальгия, не играет ли она роли кандалов, не дающих нам сделать и шага без сравнения с тем «а как было»?

— С ностальгией надо работать, но не заигрываться, — считает Алексей Ярошенко. — С собой в будущее надо брать все хорошее. Вот, кстати, сейчас активно развивается стратегическое планирование, а это советский опыт!

— У советского будущее есть. А в отстаиваемой вами социальной системе главной является не Конституция, а третья глава Гражданского кодекса и его аналоги в других странах, то бишь наследственное право! — иронизировал Евгений Варшавский. — Смысл участия в современном бизнесе — захапать побольше и передать по наследству. А Советский Союз исходил из концепции социума намного более интегрированно, и власть должна была выражать интересы всех своих граждан, а не только тех, кто успел что-то забрать или отбить. Это имеет последствия: могучую экономику капитализм создать смог, а социальный механизм, управляющий ею, глобализованной на данный момент, не создал. И выше уровня, который называется картельный сговор, вы, родо-племенные, подняться не сможете!

— Ностальгия нас двигает вперед, — настаивал на своем Юрий Московский. — И о прошлом ностальгируют потому, что думают о будущем.

— Это профессиональный удел историка — ностальгировать по прошлому. И щемящее чувство по ушедшим летам свойственно как обществу, так и отдельным его индивидуумам, — заметил Иван Белоконь. — Вернуть советское прошлое не удастся по той причине, что оно соответствовало тому обществу, которого ныне нет. И задача государственных мужей — выработать концепцию отношения к прошлому, а соответственно, и отношение к настоящему.

— А я бы очень хотел, чтобы ностальгия стала для нас полом, основой, на которой мы крепко стоим на «своих двоих». И чтобы эта основа толкнула нас вперед. Я не знаю, какое впереди будущее, пусть оно будет хорошим, — подвел итог круглого стола Михаил Перченко.

И это его предложение понравилось всем.

УЧАСТНИКИ

— Алексей Ярошенко — студент второго курса магистратуры факультета политологии МГУ.

— Евгений Варшавский — государственный советник Российской Федерации 3-го класса, член Ассоциации экономических и политических консультантов, общественный деятель.

— Юрий Московский — председатель комиссии по вопросам миграции Совета по делам национальностей при правительстве Москвы, историк.

— Иван Белоконь — преподаватель истории РГГУ, кандидат исторических наук.

— Михаил Перченко — вице-президент Международной конфедерации антикваров и арт-дилеров, советник министра культуры РФ, коллекционер.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

193 473 + 787 (за сутки)

Выздоровели

250 303 

Выявлено

4 622 + 11 (за сутки)

Умерли

Дмитрий Журавлев, политолог

Атмосфера общего страха

Виктория Федотова

У Белоруссии женское лицо

Игорь Воеводин

Последняя гибель «Варяга»

Екатерина Рощина

Кто его посадит, он же памятник

Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ, политолог

Лукашенко между двух огней

Олег Сыров

Готовим дома: перепела в брусничном соусе

Степан Орлов, заместитель председателя Мосгордумы

Без помощи никто не останется

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Не надо обесценивать опыт

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите