- Город

«Вечно живая»: Галина Волчек навсегда останется примером для современников

Сергей Собянин призвал москвичей соблюдать двухметровую дистанцию

Путин поручил отсрочить налоговые платежи для малого и среднего бизнеса

Спасатели начали встречать приезжающих из зарубежья в аэропортах столицы

Синоптик назвал самые холодные дни в Москве на предстоящей неделе

Москвичам напомнили о режиме работы организаций на выходных

Врач из Германии о коронавирусе: Немцы на грани выживания, их успокаивают русские

Каким будет мировой порядок после коронавируса

«Говорили о великом Путине»: как итальянцы отреагировали на помощь России

Космонавт объяснил, как сохранить физическое и психическое здоровье в замкнутом пространстве

Роман Вильфанд рассказал о погоде на весну и лето в России

«Боже, храни Лукашенко!»: русско-украинская семья сбежала от коронавируса в Минск

«Все идет по утвержденному сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

Рошаль рассказал, опасен ли коронавирус для детей

Как мировой кризис отразится на жизни простых россиян

Врачи предупредили о новом симптоме коронавируса

Самойлова прокомментировала скандал с Джиганом

«Вечно живая»: Галина Волчек навсегда останется примером для современников

Художественный руководитель театра «Современник» Галина Волчек скончалась в Москве 26 декабря

ФОТО: Сергей Пятаков / РИА Новости

Один из самых известных российских режиссеров современности Галина Волчек скончалась 26 декабря в московской больнице.

Она является автором таких известных на весь мир спектаклей, как «Три товарища», «Вишневый сад» и «На дне».

Галина Волчек родилась 19 декабря 1933 года в Москве, в семье известного кинорежиссера, оператора, профессора, лауреата трех Сталинских премий Бера Волчека и сценаристки Веры Майминой. 

Мама у Гали была строгой, держала дочь в ежовых рукавицах. И когда родители, объявив единственной дочери о разводе, спросили, с кем она хочет остаться, Галя, не раздумывая, выбрала отца. «От детских страхов перед матерью, — будет объяснять она позже, — пошли все мои комплексы, от этого страха я наделала в свое время очень много глупостей».

Школу Галина не любила. Исключением была литература. Учительница Анна Тютчева была единственной, кто ставила оценки по сочинению не за грамотность, а за то, как ребята ее класса мыслили.

Свои первые спектакли Галя начала разыгрывать еще в юности. Когда наглая соседка ябедничала ее отцу, что Галка вовсю крутит романы во дворе, девушка надевала отцовский плащ, запихивала под него арбуз и в таком виде дефилировала перед окнами сплетницы. А та просто теряла дар речи.

Отец Галины был категорически против актерского обучения дочери, но она все-таки поступила в школу-студию МХАТ, хотя ее брали везде, в том числе и в Щукинское театральное училище, куда набирали одних только красоток.

А уже в 1956 году молодые выпускники Школы-студии — Волчек, Толмачева, Евстигнеев, Кваша и Табаков — организовали свою «Студию молодых актеров», которая спустя некоторое время получила название Театр-студия «Современник». Это название придумал Олег Ефремов, бывший их преподавателем. До этого у них преподавали мхатовские старики — замечательные артисты, но между ними и студентами лежала пропасть в мироощущении и уровне бытовых проблем. А молодой педагог Олег Ефремов был старше студентов всего-то  на восемь лет. Они увидели человека с абсолютно новыми идеями, терминологией, поступками. И впервые именно от него услышали слово, которого никогда прежде не слышали: «гражданственность». Ефремов объяснял, что  гражданственность — то, ради чего стоит выходить на сцену. Ведь недостаточно знать, как играть, главное — что. Олег Николаевич придал сценическому искусству какой-то новый, абсолютно созвучный времени смысл. «И нас, тогдашних сопливых мальчишек и девчонок, он обратил в свою веру, — рассказывала Галина Волчек, — обратил в свою мечту…»   

Чего же им не хватало? Правды. Ради этой цели они готовы были дневать и ночевать в театре, готовы были на любые условия жизни! Первый спектакль «Вечно живые» репетировали по ночам, потому что вечерами все играли по своим собственным театрам. Предлагая название «Современник»,  Ефремов, конечно, не подумал о том, что его труппе придется всю жизнь за это название расплачиваться. Потому что современным нельзя быть пять–десять лет. Если носишь это имя, то всю жизнь ему надо соответствовать — и когда тебе сорок, и когда пятьдесят, и когда шестьдесят. А это ой как непросто.

«Современник» жил по принципу коммуны: все делали сообща — вкалывали, репетировали по ночам, лепили правду-матку на собраниях про своих же товарищей. Случайный человек, попавший на такие собрания, выходил с круглыми глазами: собрание не может быть таким откровенным. Такое может быть только среди близких друзей или в семье, где говорят без цензуры. А они и были семьей, падали от усталости, но вместе по жизни мчались дальше, пребывая в плену иллюзии, что художественной правдой своих спектаклей сделают жизнь чище и лучше.

С 1972 года главным режиссером, а позже и художественным руководителем стала Галина Волчек.

Ее первой режиссерской работой были «Двое на качелях» Гибсона (1962). Этот спектакль более 30 лет находился в репертуаре театра и пользовался неизменной любовью публики.

После постановки пьесы Гибсона несколько лет Волчек работала как режиссер вместе с Ефремовым (спектакли «Без креста!» по Тендрякову (1963), «Большевики» М. Ф. Шатрова (1967).  

Чтобы театр узнали зрители, потребовались бойцовские качества всего коллектива. Олег Табаков, например, исполнял в их компании обязанности директора. Портфель, в котором умещались бумажки, он всегда носил с собой. А Волчек досталась другая обязанность: она сидела за спиной у кассира в театральной кассе на улице 25 Октября, и ей было позволено после того, как человек купит билет в какой-нибудь театр, из-за плеча кассира говорить: «А вы не хотите пойти на спектакль Студии молодых актеров?» Тем временем Кваша, Толмачева и другие артисты ходили по институтам и рассказывали про молодой театр. Тогда еще ведь не существовало никакой рекламы, кроме сарафанного радио...

Но известны стали они достаточно быстро. Причем первыми, кто потянулся в театр, были грандиозные, великие физики — Лев Ландау, Бруно Понтекорво, Аркадий Мигдал… Не менее быстро рядом с молодым талантливым коллективом возникли Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина и Василий Аксенов, без которого просто трудно было  представить «Современник». Они тоже только начинали свой творческий путь.

Волчек предлагала артистам  попробовать себя в режиссуре. В театре боялись приглашать режиссеров со стороны, чтобы не нарушить какой-то творческой общности. И когда Евгений Евстигнеев поставил чешскую комедию «Третье желание», то на прогон пришел сам Михаил Светлов. Он много смеялся. А потом сказал: «Но репертуарную комиссию вам так не рассмешить — этих людей рассмешить могут только чужие похороны». Светловскую шутку Галина Волчек помнила и через полвека. Комиссия сильно мешала ей жить. Иногда члены комиссии требовали поменять что-то одно, иногда их в целом не устраивал спектакль. Например, «Эшелон» Волчек удалось сдать только с пятнадцатой (!) попытки. Хотя этот спектакль она потом ставила почти по всему миру, в том числе в Америке.

А со спектаклем по Тендрякову «Без креста» ее и вовсе вызывали на Идеологическую комиссию при ЦК, там по сюжету на сцену выходил человек в рясе священника.

В 1966 году Волчек выпустила один из лучших спектаклей — «Обыкновенная история» по роману Гончарова. За этот спектакль 33-летний режиссер получила Государственную премию СССР. Ну а спектакль «Три товарища» по Ремарку, премьера которого состоялась в 1999 году, стал настоящим хитом современной российской сцены.

Была и еще одна пьеса эстонского драматурга «Свой остров». Не великая пьеса, но в ней один из героев, которого играл Кваша, сидел на краю рампы, ногами в зрительный зал, и пел песни Высоцкого, специально написанные для этой постановки. Управление культуры стояло насмерть: песен Высоцкого не будет. Но упрямство — важная черта характера режиссера Галины Волчек. Она уперлась: без песен спектакль не выпустит. Много времени он так и лежал готовый, но в итоге песни все-таки разрешили! Волчек потом этим обстоятельством гордилась всю жизнь.

В 1989-м, выпуская «Крутой маршрут», она тоже ждала, что придет комиссия. Но комиссия не пришла, потому что ее уже не существовало. А театр остался, пережив и развал страны, и решения всех комиссий на свете.

«При новой погоде театром не стало легче управлять, — рассказывала Волчек. — Новое время стало для нас одним из самых больших экзаменов на прочность, когда театр становится для артистов запасным аэродромом. Если раньше артист подписывал договор на съемки в кино, там было написано: «в свободное от работы в театре время». Сейчас он приходит со своим листочком и говорит: «У меня этот месяц свободный, а потом я уезжаю на съемки». Потому что ну зачем заниматься демагогией, что артист должен сидеть в театре, а не идти сниматься в кино, где ему заплатят так, что он сможет содержать семью? Я понимаю, что надо как-то входить в положение».

И она входила. При этом умудрившись поставить более тридцати аншлаговых спектаклей. Среди них — и русская, и мировая классика, произведения современных отечественных и зарубежных авторов.

Билеты в «Современник» долгое время было вообще не достать. Их можно было купить в кассе только в день предварительной продажи. С ночи очередь занимали перекупщики. Существовала целая организация: причем первым делом они брали билеты для себя, а уж потом — на продажу. Их можно было вычислить в толпе по отличительному знаку — шапочкам с помпонами. Очередь занимал один, потом подходил другой, они писали номера на руке.

Три года назад «Современник» отметил шестидесятилетие, что даже и представить себе трудно. Зал значительно помолодел. «Когда мы приезжаем на гастроли — в Америку или в Израиль, — рассказывала Галина Волчек, — нам несут трясущимися руками пожелтевшие программки пятьдесят какого-то года». И она ловила себя на мысли, что в Москве сегодня в зале сидят внуки тех самых перекупщиков в шапочках с помпонами, стоявших когда-то в очередях.

Волчек, кстати, стала первым советским режиссером, прорвавшим культурную блокаду между США и СССР. В 1978 году в Хьюстоне в театре «Аллей» она поставила «Эшелон» Рощина. А в 1990 году в Сиэтле в рамках культурной программы Игр доброй воли были показаны два спектакля Г. Волчек: «Три сестры» А. П. Чехова и «Крутой маршрут» по книге Гинзбург. Ну и, конечно, особое место в гастрольной истории «Современника» заняли поездки в Нью-Йорк (1996–1997). Впервые после знаменитого тура Московского художественного театра, который состоялся в 1924 году, русская труппа играла на Бродвее. «Три сестры», «Вишневый сад», «Крутой маршрут» имели у американского зрителя огромный успех. Бродвейские гастроли «Современника» были отмечены одной из самых престижных общенациональных наград США в области драматического театра — премией «Драма Деск», которая впервые за многолетнюю историю ее существования была присуждена не американскому театру, к тому же абсолютным большинством голосов.

Галину Волчек без перебоя приглашали на постановки в театры Германии, Финляндии, Ирландии, США, Венгрии, Польши и других стран. Она много занималась театральной педагогикой за рубежом. Среди последних приглашений — курс лекций и практических занятий, а также постановка спектакля в Школе искусств Нью-йоркского университета.

Параллельно с творческой деятельностью на театральных подмостках развивалась и кинокарьера актрисы. Она снялась во многих фильмах: «Дон Кихот», «Берегись автомобиля», «Король Лир», «Моя судьба», «Домби и сын», «Вечно живые», «Про Красную Шапочку», «Государственная граница», «Кто боится Вирджинии Вульф?», «Таинственная страсть». Но все равно театр был для нее главным делом жизни и главным домом.

Как-то однажды Галина Волчек призналась: «Бывало, я крутилась как волчок. А бывала одинокой, как волчица. Как любой зверь. Но спектакль был для меня сублимацией любви. Может, только там, в спектакле, я по-настоящему и любила…Если бы мне сказали, что «Современник» закрывают, я бы придумала какое-нибудь другое дело, но другого театра в моей жизни не было бы никогда».

«Вечерняя Москва» выражает глубокие соболезнования родным и близким Галины Волчек. 

Новости СМИ2

Ирина Алкснис

Как победить эпидемию

Ольга Кузьмина  

Самое красивое средство от кашля

Анатолий Горняк

Самоизоляция — штука полезная

Михаил Бударагин

Сидите дома — исполняйте долг

Георгий Бовт

Помощь малому бизнесу: всех не спасти

Олег Сыров

Готовим дома мульгикапсад: вкусно и по-эстонски медленно

 Александр Хохлов 

Спастись от пандемии, приготовиться к войне

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Зачем Господь взалкал в пустыне?

Стать фармацевтом со школьной скамьи

Полезная неорганика поможет жить до ста лет

Упал — отжался!

Нейрохакинг: тело учит мозг быть здоровым и счастливым