- Город

Улыбка, ловкость и стрессоустойчивость: как корреспондент «ВМ» работала официантом

Власти Москвы ответили на самые популярные вопросы о режиме самоизоляции

МЧС продлило предупреждение о сильном ветре и снеге в Москве

Анастасия Ракова объяснила введение режима самоизоляции для всех москвичей

Нефтяная война: как Тунберг и Трамп могут помирить РФ с Саудовской Аравией

«Вирус мутирует»: врач объяснила, почему COVID-19 стал выбирать молодых

Удаленный могильщик и собака в аренду: какие услуги предлагают москвичам на карантине

Дана Борисова пожаловалась на симптомы коронавируса

«Говорили о великом Путине»: как итальянцы реагируют на помощь РФ

Космонавт объяснил, как сохранить здоровье в замкнутом пространстве

«Боже, храни Лукашенко!»: русско-украинская семья сбежала от коронавируса в Минск

Как мировой кризис отразится на жизни простых россиян

«Все идет по сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

Советы дачникам: когда сажать теплолюбивые сорта в открытый грунт

Сын Олега Газманова сообщил о карантине отца

Улыбка, ловкость и стрессоустойчивость: как корреспондент «ВМ» работала официантом

За один день работы официантом в ресторане корреспондент «Вечерки» Екатерина Старосветская убедилась, что опыт общения с клиентами позволит выкрутиться из любой ситуации

ФОТО: Павел Волков, «Вечерняя Москва»

Пришло время разобраться, кто такой официант. «Принеси-подай» или важная фигура в создании атмосферы заведения? Чтобы выяснить это, корреспондент «Вечерки» сменила профессию.

— Девушка! Я к тебе обращаюсь! Где мое мясо? Или мне самому сейчас идти на вашу кухню, чтобы разнести там всех? — кричит на меня посетитель.

По-моему, это тот тип мужиков, которые позволяют себе проявлять характер лишь с персоналом общепита. Больше всего мой слух покоробило его обращение на «ты». Остальное я постаралась пропустить мимо ушей. Ведь пост официантки принят, а значит, нужно нести этот крест до конца рабочего дня.

— Подождите еще буквально минуту, — отвечаю ему. — Мы готовим специально для вас огромный кусок свежайшей телятины. Не из размороженного мяса и именно той степени прожарки, которую вы предпочитаете. Для этого требуется время.

— Какая еще минута?! Быстро сбегай мне за директором! — продолжает кричать на меня мужчина.

Ловлю на себе косые взгляды клиентов. Бегу на второй этаж, думая о том, что голодный и недовольный мужчина — это опасность для окружающих.

— Ты предупреждала его, что мясо пожарить — это не яичницу состряпать?! — спрашивает меня директор ресторана Андрей Мокроусов.

— Да, но только после того, как он уже совсем озверел, — робко отвечаю я.

— С клиентами общаться нужно. Нужно проявить себя с лучшей стороны. Поверь, кто прошел школу официанта, сможет выкрутиться из любой жизненной ситуации. Иди и быстро сделай четыре капучино. А с ним я сам разберусь.

Я побежала осваивать кофемашину. Никогда не думала, что сделать четыре чашки кофе займет у меня целых тридцать минут. Что вы знаете о молочной пенке для капучино? Я убедилась, что это целое искусство, требующее ежедневной практики. Судорожно трясутся руки. Для того чтобы наконец-то получилась приличная пенная шапка, у меня вхолостую ушел пакет молока. Пришлось спрятать упаковку из-под него на дне мусорной корзины, чтобы директор не заметил улику. Боковым зрением вижу за столиком компанию из четырех подруг. Именно для них я так стараюсь. Дамы сверлят меня взглядами. Я стараюсь улыбаться и что-то невпопад объясняю им на пальцах. Зрелище не для слабонервных.

Наконец выхожу из закулисья барной стойки и гордо несу поднос с четырьмя чашками. Выдыхаю. На обратном пути захватываю грязные тарелки со стола, где еще недавно шли баталии на тему мяса. Мужчина, к счастью, уже ушел. Ждал он блюдо долго, зато съел его минут за десять. Видимо, было вкусно. Я поняла это, глядя на одинокую обглоданную кость в тарелке. Рядом — чаевые: пятьдесят рублей монетами. Пока я умиляюсь этой щедрости, к посудомоечному столу подбегает повар. Вырывает у меня из рук тарелку и чуть ли не в микроскоп рассматривает, все ли съел скандальный гость. Оказывается, это своеобразный ритуал у поваров — рассматривать тарелки после приема пищи гостями. Повара получают колоссальное удовольствие, если все, что они приготовили с душой, съедено клиентами до малейшего кусочка. Возвращаюсь за свое рабочее место — барную стойку. Натираю гору стаканов до блеска. Полчаса — и чистота и порядок. За чистоплотность у меня стоит «пятерка» от родителей еще с детства.

Вечер. Близится конец моего непростого и увлекательного рабочего дня. Ноги гудят, и позвоночник хочет скорее принять горизонтальное положение. Самое приятное — подведение финансовых итогов. Двести рублей от компании приветливых женщин, пятьдесят — от нетерпеливого мужчины. «На проезд домой хватит!» — думаю я.

Метро. Перед глазами мелькают тарелки, вилки, чашки, подносы... Улыбаюсь сидящей напротив паре. У молодого человека в руках стакан с кофе. Эх, знал бы он, каких нервов стоит изготовление этого напитка. «Интересно, а навык изготовления воздушной пенки мне еще когда-нибудь пригодится в жизни?! — думаю я. — Поживем — увидим».

ФАКТ

В СССР практика чаевых, распространенная до революции, официально осуждалась, хотя на деле продолжала существовать. Чаевые брали не только официанты, но и водители такси, и парикмахеры.

Читайте также: Куда ходили выпивать и закусывать москвичи в СССР

Новости СМИ2

Анастасия Заводовская

Любовь во время пандемии

Алиса Янина

Почему москвичей не выпускают на улицу

Игорь Воеводин

Узкий мир, быстрое время

Екатерина Рощина

Дача — самое надежное место

Ольга Кузьмина  

Человек чести. Памяти Юрия Бондарева

Ирина Алкснис

Как победить эпидемию

Олег Сыров

Готовим дома мульгикапсад: вкусно и по-эстонски медленно

Юрий Козлов

Время читать хорошие книги

Стать фармацевтом со школьной скамьи

Полезная неорганика поможет жить до ста лет

Упал — отжался!

Нейрохакинг: тело учит мозг быть здоровым и счастливым