- Город

Улыбка, ловкость и стрессоустойчивость: как корреспондент «ВМ» работала официантом

Владимир Путин: Времени на раскачку может не быть

Сергей Собянин открыл флагманский центр госуслуг на юге Москвы

Температурный рекорд 44-летней давности побит в столице 20 февраля

Студент столичного колледжа помог обезвредить грабителя

Пугачева рассказала, почему в советские годы отказалась петь на Западе

Forbes назвал самую богатую женщину России

Дибров объяснил, почему упал в обморок в кинотеатре

Названы самые желанные подарки к 23 Февраля и 8 Марта

Политологи объяснили слова Зеленского о выборах в Крыму

Диетолог назвала главную опасность современной тушенки

Дмитрий Шепелев ушел с Первого канала

Протоиерею ответили на слова о «бесплатных проститутках»

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

«Обитель любви народной»: Киркоров показал свой VIP-вагон изнутри

Улыбка, ловкость и стрессоустойчивость: как корреспондент «ВМ» работала официантом

За один день работы официантом в ресторане корреспондент «Вечерки» Екатерина Старосветская убедилась, что опыт общения с клиентами позволит выкрутиться из любой ситуации

ФОТО: Павел Волков, «Вечерняя Москва»

Пришло время разобраться, кто такой официант. «Принеси-подай» или важная фигура в создании атмосферы заведения? Чтобы выяснить это, корреспондент «Вечерки» сменила профессию.

— Девушка! Я к тебе обращаюсь! Где мое мясо? Или мне самому сейчас идти на вашу кухню, чтобы разнести там всех? — кричит на меня посетитель.

По-моему, это тот тип мужиков, которые позволяют себе проявлять характер лишь с персоналом общепита. Больше всего мой слух покоробило его обращение на «ты». Остальное я постаралась пропустить мимо ушей. Ведь пост официантки принят, а значит, нужно нести этот крест до конца рабочего дня.

— Подождите еще буквально минуту, — отвечаю ему. — Мы готовим специально для вас огромный кусок свежайшей телятины. Не из размороженного мяса и именно той степени прожарки, которую вы предпочитаете. Для этого требуется время.

— Какая еще минута?! Быстро сбегай мне за директором! — продолжает кричать на меня мужчина.

Ловлю на себе косые взгляды клиентов. Бегу на второй этаж, думая о том, что голодный и недовольный мужчина — это опасность для окружающих.

— Ты предупреждала его, что мясо пожарить — это не яичницу состряпать?! — спрашивает меня директор ресторана Андрей Мокроусов.

— Да, но только после того, как он уже совсем озверел, — робко отвечаю я.

— С клиентами общаться нужно. Нужно проявить себя с лучшей стороны. Поверь, кто прошел школу официанта, сможет выкрутиться из любой жизненной ситуации. Иди и быстро сделай четыре капучино. А с ним я сам разберусь.

Я побежала осваивать кофемашину. Никогда не думала, что сделать четыре чашки кофе займет у меня целых тридцать минут. Что вы знаете о молочной пенке для капучино? Я убедилась, что это целое искусство, требующее ежедневной практики. Судорожно трясутся руки. Для того чтобы наконец-то получилась приличная пенная шапка, у меня вхолостую ушел пакет молока. Пришлось спрятать упаковку из-под него на дне мусорной корзины, чтобы директор не заметил улику. Боковым зрением вижу за столиком компанию из четырех подруг. Именно для них я так стараюсь. Дамы сверлят меня взглядами. Я стараюсь улыбаться и что-то невпопад объясняю им на пальцах. Зрелище не для слабонервных.

Наконец выхожу из закулисья барной стойки и гордо несу поднос с четырьмя чашками. Выдыхаю. На обратном пути захватываю грязные тарелки со стола, где еще недавно шли баталии на тему мяса. Мужчина, к счастью, уже ушел. Ждал он блюдо долго, зато съел его минут за десять. Видимо, было вкусно. Я поняла это, глядя на одинокую обглоданную кость в тарелке. Рядом — чаевые: пятьдесят рублей монетами. Пока я умиляюсь этой щедрости, к посудомоечному столу подбегает повар. Вырывает у меня из рук тарелку и чуть ли не в микроскоп рассматривает, все ли съел скандальный гость. Оказывается, это своеобразный ритуал у поваров — рассматривать тарелки после приема пищи гостями. Повара получают колоссальное удовольствие, если все, что они приготовили с душой, съедено клиентами до малейшего кусочка. Возвращаюсь за свое рабочее место — барную стойку. Натираю гору стаканов до блеска. Полчаса — и чистота и порядок. За чистоплотность у меня стоит «пятерка» от родителей еще с детства.

Вечер. Близится конец моего непростого и увлекательного рабочего дня. Ноги гудят, и позвоночник хочет скорее принять горизонтальное положение. Самое приятное — подведение финансовых итогов. Двести рублей от компании приветливых женщин, пятьдесят — от нетерпеливого мужчины. «На проезд домой хватит!» — думаю я.

Метро. Перед глазами мелькают тарелки, вилки, чашки, подносы... Улыбаюсь сидящей напротив паре. У молодого человека в руках стакан с кофе. Эх, знал бы он, каких нервов стоит изготовление этого напитка. «Интересно, а навык изготовления воздушной пенки мне еще когда-нибудь пригодится в жизни?! — думаю я. — Поживем — увидим».

ФАКТ

В СССР практика чаевых, распространенная до революции, официально осуждалась, хотя на деле продолжала существовать. Чаевые брали не только официанты, но и водители такси, и парикмахеры.

Читайте также: Куда ходили выпивать и закусывать москвичи в СССР

Новости СМИ2

00:00:00

Анатолий Горняк

Трусы, носки и галстук. Мужики, с праздником!

Михаил Бударагин

Сурков уходит. Сурков остается

Мехти Мехтиев

Ипотека-2020: жилье станет доступнее

Георгий Бовт

Как не допустить новой донбасской войны

Вардан Оганджанян

12 лет без Летова

Камран Гасанов

Достойны ли льгот многодетные отцы

Василий Солодков, директор Банковского института ВШЭ

Почему Сбербанк меняет хозяина

Примеры решают верно, а геометрию знают плохо

Химия помогает изучать планеты

Пролетевшая в небе звезда. К 170-летию со дня рождения художника Федора Васильева

Летающие поезда скоро станут реальностью