- Город

Как не поддаться панике из-за новостей про коронавирус

Парк развлечений «Остров Мечты» возобновит работу 18 июля

Электронная медкарта стала доступна москвичам в мобильном приложении

Какие ограничения сохранятся в Москве после 13 июля

«День национального позора»: эксперты — о переносе Дня России

Банковские услуги: что ценят клиенты во время пандемии?

Проведение бесплатного тестирования на антитела к COVID-19 продлили в Москве

Итальянский композитор Морриконе написал некролог о самом себе

Онищенко оценил вероятность эпидемии бубонной чумы в России

«Ненавижу»: появились подробности переписки доцента Соколова и Ещенко

«Подло и пошло»: почему Пенкин отказывается общаться с Михалковым

«Без мучений и таблеток»: Фадеев раскрыл секрет своего похудения

Врачи назвали главные признаки наследственного алкоголизма

Вокалист «Руки вверх» рассказал о песне, которая сделала его миллионером

Как не поддаться панике из-за новостей про коронавирус

Человек так справляется со стрессом: набрал продуктов, защитил себя и свою семью, успокоился

ФОТО: Дмитрий Захаров, «Вечерняя Москва»

Вирус бродит по планете, вирус паникерства. С каждым днем находить новости, не связанные с COVID-19, становится все сложнее. Коронавирус лезет из всех информационных щелей, заполняя сознание тревогой и безысходностью.

Многолетние тюремные сроки за нарушение карантина, миллионные штрафы за него же, блокпосты на дорогах, дроны слежения в воздухе, «новая испанка», «чума XXI века», «биологический Армагеддон» — что только не сыплется сейчас на наши головы. Каждый божий день нам в явной или неявной форме внушают: окопайся, замри, бойся...

Пещерная память

По сути, каждый из нас является сейчас участником удивительной метаморфозы общественного сознания, которое из стадии традиционного весеннего благодушия буквально в считаные дни перешло в стадию моральной паники и уже вполне уверенно подползает к шкале с отметкой «Массовый психоз». Нуль-переход, думается, свершился 17 марта, сразу после сообщений о планах по закрытию метро, которое, на минуточку, не работало лишь однажды (16 октября 1941 года, и тоже из-за панических настроений — немцы стояли под Москвой, пошли разговоры, что город сдают фрицам, подземку спешно минировали). Разумеется, слухи о метро вскоре официально опровергли, но дело было сделано: народ ринулся опустошать магазинные полки, действуя по старинному русскому обычаю: в любой непонятной ситуации закупай тушенку , гречку, соль и спички. Справедливости ради стоит сказать, что предварительно обычай был хорошенько подогрет новостями о товарном дефиците в карантинящей Европе, из-за чего к традиционному отечественному отряду спасения добавился беспонтовый новобранец в виде туалетной бумаги.

И если с нами, с молоком матери впитавшими алгоритм действий на случай дефицита, все ясно, то с сытенькой аристократичной Европой, где последнее урезание пайка (да и то не повсеместное) случилось лет 80 назад, все выглядело как-то диковато.

— Паника — такая вещь, которая довольно часто парализует волю, проваливая человека на уровень базовых инстинктов, — объясняет психолог Ирина Бенетт. — И если тревожность зашкаливает, у многих включается генная память: спасение — в запасах. Не стоит осуждать это поведение. Человек так справляется со стрессом: набрал продуктов, защитил себя и свою семью, успокоился. Пусть запасается, если ему от этого легче. Но вот полегчает ли наблюдающим такое проявление? Как одно физическое тело может заражаться от другого, точно так же возможно и эмоциональное заражение. Людям с повышенным уровнем тревожности для самосохранения нужно выплеснуть свои беспокойства на других — так они защищают психику от эмоциональной «поломки». После выплеска им становится легче, но окружающие начинают вибрировать и передавать эту тревогу дальше. Именно поэтому во время войн паникеров расстреливали — нужно было любой ценой вернуть людям адекватные реакции на действительность.

Разумеется, никто не призывает к экстремальным мерам и сейчас, но паникерский градус в обществе хорошо бы все же снизить. Потому как пока что идет сплошное нагнетание, в том числе в соцсетях.

— То, что происходит сейчас в обществе, очень интересно для социальных психологов, — говорит профессор МРСЭИ, психолог Дмитрий Смыслов. — Напомню, что нагнетание шло постепенно. Сначала единичные сообщения из Китая, практически незаметные на фоне других новостей, потом пошла информация из других стран, с каждым днем фокус общественного внимания все больше смещался в сторону коронавируса, информационный смерч закручивался все сильнее, пока не разметал в клочья все новости не по теме. И теперь у нас на повестке дня оказался, по сути, лишь один вопрос. Причем масс-медиа, похоже, даже не осознают, что они творят с нашими головами. Больше всего меня поразил телеканал «Россия 24», поместивший в одном углу экрана георгиевскую ленточку с надписью «Никто не забыт» и постоянно обновляющимся списком павших в войне, а в левом — счетчик умерших от коронавируса. Что было на подкорке у зрителя? Что все эти миллионы погибших с отнюдь не китайскими фамилиями связаны с эпидемией напрямую. Умом он, конечно, понимает, что это не так, но подсознание выкручивает тумблер паники на максимум, не принимая доводы рассудка. Сейчас, слава богу, этот двусмысленный видеоряд вроде бы сняли.

Происходящее нынче в наших головах мозговеды изучили и описали давно. Как и способы его обнуления:

— Психологи называют это циркуляцией — эмоциональное кружение с последующим усилением каких-то переживаний. Это классическая схема, по которой в обществе распространяются слухи, сплетни и панические настроения. Усиливают ее две вещи — либо минимум информации, либо ее переизбыток. У нас сейчас, с одной стороны, явный перебор противоречивых фактов из самых разных источников, а с другой — идут резкие движения власти, направленные на пресечение и ужесточение. Что только подпитывает панику, отправляя ее на все новый виток циркуляции. Тут очень помог бы один какой-то авторитетный эксперт — не менеджер или чиновник, а уважаемый медик, которого бы власти уполномочили ежедневно объяснять происходящее — четко, аргументированно и без нагнетания.

Серьезно снижает степень напряжения и юмор, считает Смыслов:

— Конечно, никто не призывает шутить над тем, что умирают люди. Нужно найти баланс между удержанием населения в состоянии мобилизации с одной стороны и поиском комичного — с другой. Мне в силу работы сейчас приходится общаться с людьми из Европы и США — там народ стрессует по-черному, потому что видит вокруг себя сплошной негатив — драконовские законы, штрафы в 1000 евро за выход на улицу, патрули и комендантский час, потери бизнеса, нагнетание тревожности в СМИ. И многих вытаскивает из этой пропасти только юмор. Дальше.

Когда человек ощущает себя беспомощным заложником ситуации, от которого ничего не зависит, это лишь усиливает негатив. Убирает это состояние социальная активность. Не в смысле давайте все пойдем друг к другу в гости и начнем брататься на улицах, а в смысле давайте взаимодействовать. Движение тимуровцев сейчас, конечно, вряд ли возможно, но организовать через сеть какую-то взаимную работу на общее благо, думаю, властям по силам. Ну и последний — экстремальный — прием, хорошо известный психологам: один шок можно снять другим, более сильным шоком (клин клином вышибают).

Возможно, именно это сейчас и происходит? Ведь ажиотаж вокруг коронавируса очень хорошо убирает фокус внимания с экономического кризиса. Этакая шоковая терапия. Скажем, эпидемия испанки в 1918–1919 годах сопровождалась во всем мире жуткой паникой и ощущением конца света, но у нас прошла более мягко — возможно, потому, что после революции нам было уже ничего не страшно. Поэтому давайте вспомним, что мы все из СССР, а значит, только в силу этого более адаптивны. Мы пережили развал страны, Чернобыль, войны, теракты, братков, павловскую реформу и массу всего другого. Так неужели нас сломает принудительная самоизоляция?

Шкаф спасения

О том, что жизнь в постоянной тревоге ни к чему хорошему не ведет, свидетельствует и опыт «стран-сидельцев». Как уже было сказано выше, паника способна отключить самоконтроль и обвалить человека на уровень базовых инстинктов, что прекрасно проиллюстрировали истории с мародерством в Европе и недавние беспорядки в Китае. Как сообщают СМИ, конфликт из серии стенка на стенку произошел на границе провинций Хубэй и Цзянси. Несмотря на то что карантинный запрет на передвижение между ними был снят, полиция Цзянси отказалась открывать границу, не веря, что в соседнем районе коронавирус побежден. Разъяренная толпа, измученная двухмесячной отсидкой в четырех стенах, пошла напролом. Мало не показалось никому — ни полицейским Цзянси, которых побили полицейские Хубэя, ни мирным жителям, как минимум два дня лупившим всех подряд. Как объясняли на камеру участники конфликта, люди не могли больше сидеть в изоляции, так как у многих закончились деньги и им позарез надо было на работу — просто чтобы выжить.

В общем, будить в народе зверя опасно — об этом говорит опыт всех революций и переворотов. А значит, надо всеми силами сдерживать и гасить панические настроения в массах. Ну и всем нам, конечно, стоит включать голову и контролировать происходящее в ней. А для того чтобы процесс шел живее, прислушаться к людям, собаку съевшим на этом контроле:

— Старайтесь побольше общаться с теми, кто способен создавать устойчивый позитивный фон, а общение с паникерами, наоборот, сведите к минимуму, — советует Ирина Бенетт. — Так вы избежите эмоционального заражения и сместите фокус внимания с одной проблемы, раздувшейся из-за постоянной зацикленности на ней, на другие вещи. И лишите тем самым ее энергии. Еще не стоит забывать, что стресс нейтрализуется действиями, а домашняя изоляция его усиливает. Поэтому активничаем, как можем: разбираем шкафы, драим полы, моем окна, делаем гимнастику и т.д. Ну и не забываем искать положительные моменты в создавшейся ситуации. А их, если подумать, немало. Например, мы наконец можем заняться тем, до чего месяцами (а у кого-то и годами) не доходили руки; у нас появилось больше времени на детей, супругов и домашних животных; в городе стало меньше машин, а значит, воздух стал чище; мы учимся работать дистанционно, что в будущем наверняка пригодится, и так далее. В общем, ко всему можно адаптироваться, во всем найти позитив. Тем более что ничего радикально страшного не происходит, главный страх всегда — у нас в голове.

ИСТЕРИТЬ, ТАК ВМЕСТЕ

К классическим «долгоиграющим» проявлениям массовой паники специалисты относят, например, средневековую охоту на ведьм, еврейские погромы, репрессии против врагов народа в СССР, маккартизм в США и др. Нетрудно проследить, что во всех приведенных случаях панические настроения умело подогревались заинтересованными в этом кругами. Известны историкам и настоящие панические эпидемии. Особенно богатым на них было Средневековье. Например, в VIII веке в Италии люди стали обнаруживать в себе вселившихся демонов, причем настолько массово, что помешательство распространилось аж до Константинополя. А в 1206 году на волне слухов о конце света жителей итальянского города Перудже охватила мания самобичевания и массового ухода в пилигримство. Ну а о том, к каким экстремальным последствиям (массовые самосожжения, самозакапывания и т.д.) приводил в старину страх конца света наших верующих, думается, знает каждый.

КСТАТИ

Слово «паника» происходит от имени греческого бога Пана, который, говорят, мог оглашать окрестности таким жутким визгом, что всех слышавших это охватывал ужас — естественно, панический.

Читайте также: Психолог объяснила, как организовать свою жизнь на самоизоляции

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

163 093 + 1 107 (за сутки)

Выздоровели

227 363 + 568 (за сутки)

Выявлено

4 087 + 28 (за сутки)

Умерли

Геннадий Окороков

Стоит ли наказывать чиновников за хамство

Николас Коро, маркетолог

То ли распродажа, то ли обман

Никита Камзин

Берегите здоровье, отдыхайте в России

Екатерина Рощина

Бедная, бедная Настя

Георгий Бовт

Возможен ли майдан по-белорусски

Сергей Лесков

Где обитают инопланетяне

Мехти Мехтиев

От чего зависит курс рубля

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите