Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Герои Великой Победы: 10 историй о подвигах простых советских граждан

Сюжет: 

75-летие Великой Победы
Общество
Герои Великой Победы: 10 историй о подвигах простых советских граждан
Владимир Филимонов / Фото: из личного архива

«Вечерняя Москва» собрала рассказы о жизни и подвигах простых советских граждан в период Великой Отечественной войны.

Он спас тысячи жизней

О таких, как мой отец Яков Михайлович Файн (1905–1984), обычно не вспоминают даже в юбилейные годы. Он был скромным офицером административной службы. Но — без преувеличений — тысячи воинов обязаны ему своими жизнями.

Война застала его в Ростове-на-Дону, где его знали как энергичного профсоюзного работника всесоюзного масштаба с огромным опытом организационной работы. Именно как организатор он оказался востребованным в армии. С первых же дней войны встала острейшая проблема — организовать эвакуацию раненых и больных, медицинский персонал вглубь страны. Подобного опыта у СССР не было, а потери оказались колоссальными.

Отца призвали организовать медицинскую часть — Распределительный эвакопункт (РЭП) № 31. Такие части развертывались для оказания медицинской помощи и распределения потока раненых и больных, эвакуируемых во внутренние районы страны. Обычно в них включались: управление, эвакуационные госпитали различного профиля, санитарный транспорт, прачечно-дезинфекционные отряды, склады, военно-врачебные комиссии. В июне 1941 года ничего этого не было. РЭП-31 необходимо было срочно создать с нуля. Да еще в условиях хаоса военных поражений первых месяцев войны.

О том, по каким делам отец мотался по военным дорогам, можно только догадываться. А отец, как и многие фронтовики, не любил вспоминать. Однако об одном эпизоде рассказал.

Лето 1942 года. Немецко-фашистские войска прорвали наш фронт и хлынули на Кавказ. Остро встала задача эвакуации фронтовых госпиталей.

Отец — начальник транспортного отдела РЭП-31, это его задача. Уже была информация: захватывая военные госпитали, гитлеровцы уничтожают и раненых, и медперсонал. Такая угроза возникла над одним из госпиталей, а нужного транспорта нет. Точнее, есть санитарный поезд, но нет паровоза — его увел один крупный местный чин, чтобы эвакуировать свое имущество под видом «важного государственного».

Отец нашел этого «чина», пытался объяснить ему ситуацию — не воспринимает, ругает матом «зарвавшегося интендантишку», угрожая ему трибуналом. Угомонился только тогда, когда отец достал пистолет:

— Да лучше я тебя здесь пристрелю, чем у меня целый госпиталь погибнет! Санитарный поезд отец привел в город, уже оставленный нашими частями. Передовые отряды немцев входили в город, а готовый к эвакуации госпиталь ожидал санитарного поезда на железнодорожной станции. Погрузка шла споро. И тут отца окликнул мальчишка, окровавленный, с оторванной ногой, лежавший на траве:

— Дядя Яша, спасите меня, я с вашим Витей во дворе играл!

Мальчика погрузили в поезд, который ушел из-под носа у немцев. А отца долго била дрожь от мысли, что на месте этого мальчишки мог оказаться я.

Получи, фашист, гранату!

Наш отец Яков Сергеевич Елистратов на третий день войны добровольцем пошел на войну и проявил себя в боях под Москвой, о чем рассказал военный журналист и писатель Симонов. В октябре 1941 года утром вся страна услышала его рассказ по радио и в кинохрониках о том, как под Москвой фашистский танк близко подошел к траншее, где находились наши бойцы. Немец открыл люк танка и стал осматривать позиции. В это мгновение в люк влетела граната, брошенная нашим отцом Яковом Сергеевичем. Экипаж немецкого танка был уничтожен.

Среди наших бойцов нашлись умельцы, которые могли управлять танком. Они развернули танк в сторону врага и нанесли ему большой урон. За это отец был награжден.

Он неоднократно был на передних рубежах. В 1943 году, во время Корсунь-Шевченковской битвы отец уже был в звании капитана и возглавлял отдельный учебный стрелковый батальон, подчинявшийся непосредственно маршалу Коневу. Батальон сыграл решающую роль в этой битве. Яков Елистратов был приставлен к высокой награде. Во главе батальона в звании майора отец дошел до Вены, где в бою был ранен.

А всего у него было 27 ранений. После госпиталя под Веной он был назначен комендантом в одном из районов Австрии. Домой отец вернулся в 1946 году.

Боевые друзья за него отомстили

Хочу рассказать о моем дяде Анатолии Васильевиче Веселове. Он был штурманом на бомбардировщике. Война для него началась в Киеве, на аэродроме Борисполь.

Первые бомбы были сброшены немцами 22 июня 1941 года именно на этот аэродром. Как рассказывали боевые товарищи дяди в письме, они совершали боевые вылеты в Донбасс, Курск, за что Анатолий был награжден орденом Красной Звезды.

Потом их полк был переведен под Мичуринск, откуда они летали бомбить вражеские колонны немцев в Сталинградскую битву. И вот после одного такого вылета, уже отбомбившись, Анатолий был тяжело ранен в голову. По прибытии на аэродром ему тут же была сделана операция, но спасти его не удалось. Его товарищи дали обещание отомстить за него. И отомстили во время Сталинградской битвы.

Похоронили Анатолия с почестями и с оркестром на кладбище около аэродрома вместе с другими летчиками их части под Мичуринском, в селе Прилучье. Местные школьники ухаживают за могилами, приезжают еще живые родственники летчиков. Вот и в День Победы хотелось бы навестить могилу, но сейчас это не получится. Но мы всегда помним о нашем герое и гордимся им.

Еще как пригодился!

Мой отец — Василий Бачинский был непризывной. В детстве повредил ногу. Прихрамывал. Но когда началась война, упрямо ходил в военкомат, просился на фронт. Ему говорили: «Молодой человек, подождите, может, и пригодитесь».

Пригодился. Когда он жил в Казахстане и там начали формировать Панфиловскую дивизию, призывали много казахов. В то время мало кто из них знал русский язык. А мой отец вырос в селе, среди казахов, свободно общался с ними. Вот и вызвали в военкомат, спросили: «Вася, пойдешь переводчиком? Будешь обучать ребят русскому. А запишем тебя пока писарем в особый отдел».

Через несколько дней дивизия под командованием генерала Панфилова уже направлялась к Москве. Отец много рассказывал о боях под Москвой, возле Крюкова, Дубосекова... О героях-панфиловцах.

Там, в одном из боев, он и заслужил свой первый орден — орден Славы. Вот как это было. У батареи, которая вела огонь по танкам, кончались снаряды, и нужно было их срочно туда доставить.

Но как? Фашисты били беспрерывно, гудела и взрывалась земля, свистели пули. Машина со снарядами, которая попробовала сколько метров, насквозь прошила плечо. Плечо болело всю оставшуюся жизнь, напоминая о фронтовых дорогах. А их было много! После Победы под Москвой Панфиловская дивизия отправилась освобождать Прибалтику. Там, на берегу Балтийского моря, мой отец, Бачинский Василий Константинович, и встретил 9 Мая, День Победы!

Я родилась в начале 1942 года. Без него. Увидела первый раз только в начале 1947-го. Сразу после войны его направили на учебу в Ленинград. Хоть я и была маленькая, но на всю жизнь запомнила первую встречу с ним. Он взял меня на руки, и я вцепилась в него, боясь, что он снова куда-то уедет. Отец умер в Москве в 2002 году. 22 июня. В трагический день для всех и для нашей семьи особенно. Прошел всю войну. Начал ее рядовым, а закончил лейтенантом. Награжден орденами и медалями.

Храню и берегу пожелтевшее папино письмо с фронта, адресованное мне. Вот несколько строк из него: «Сегодня нам предстоит тяжелый бой. Мы идем сражаться. За жизнь! За твое счастье, доченька! Очень хочу увидеть мирное небо над головой. Увидеть Победу! Прижать тебя к себе! Посидеть с тобой в тишине. Очень хочу тишины! Пока она мне только снится. 23 сентября, 4 часа ночи. 1942 год».

Не теряйте надежды

Участвовать в Великой Отечественной войне довелось многим членам нашей семьи. В коротком письме я не могу перечислить всех моих родственников — участников войны. Расскажу только о моем дяде, брате отца — Николае Кирилловиче Мукосееве.

Коля был мобилизован 13 августа 1941 года, ему было 18 лет. Его сестра Надя в 1943 году писала ему письмо, но оно вернулось. За всю войну известий о Коле не было, родители писали запрос в Министерство обороны после войны и получили извещение, что Коля пропал без вести в июле 1942 года. Не веря в его смерть, папа, мама, сестра, брат, а потом и их дети — я и мой двоюродный брат Коля — ждали Николая с войны, поскольку семья никуда не уезжала, не переезжала, живет по тому же адресу.

По номеру полевой почты на письме сестры я определила его воинское подразделение — 157-я курсантская бригада, воевавшая, а вернее сказать, практически полностью полегшая за две недели под Старой Руссой. Когда появился сайт Министерства обороны ОБД «Мемориал», я на карте местности отмечала, где были бои, где хоронили погибших воинов, — и таким образом очертился треугольник в два квадратных километра, где может лежать мой дядя…

Время от времени я заходила на объединенный сайт — информационный проект «Память народа». Вдруг выпали сведения, что не «пропал без вести», а умер и похоронен! Были введены новые документы! Есть могила, что не лежит Коля средь полей и болот… Единственное, что было неверно — это его отчество, машинистка повторила по ошибке отчество вышеуказанного бойца.

С вопросом об уточнении надписи на памятнике я обратилась в управление Минобороны по увековечиванию памяти погибших. Там согласились с моими доводами. Затем, кроме сканов с «Памяти народа», я запросила архивные справки в медицинском архиве в Санкт-Петербурге, получив их, вместе с указанием Минобороны об исправлении Ф. И. О. на памятнике отправила в военкомат той области, где похоронен дядя. Там снова все проверили…

Через год, к 9 мая 2019-го на кладбище погибших воинов установили плиту с верным именем. И не только имя моего дяди было внесено, но и имена еще нескольких бойцов. Так что не теряйте надежды, ищите своих родных!

Хочется поклониться

Отец моего мужа, Бобков, пропал без вести во время Отечественной войны. Ушел на фронт в июне 1941 года с Московского завода технических изделий (раньше он назывался «Красный дубитель»).

Герои Великой Победы: 10 историй о подвигах простых советских граждан Иван Бобков / Фото: из личного архива

В центре завода располагалась большая мемориальная доска, где были выгравированы имена работников, погибших в годы Великой Отечественной войны. В День Победы мы с детьми приезжали к этой доске, чтобы поклониться их памяти, положить цветы. В ельцинские времена завода не стало. И доски тоже нет. Некуда приехать, чтобы вспомнить Ивана Сергеевича. Он пропал без вести в декабре 1941 года. Воевал в 245-й стрелковой дивизии 904-го стрелкового полка, в 3-й пулеметной роте.

Письменная связь с ним оборвалась в октябре 1941 года. Хотелось бы узнать, где воевал его полк в октябре–декабре 1941 года, чтобы проехать по этим местам, поклониться родному человеку.

Может, кто-то прочтет мое письмо и сможет нам что-то подсказать? Татьяна Немченко.

Сын своего времени

Виктор Семенович Свистунов, генерал-лейтенант внутренней службы, родился 15 июля 1924 года в Приуралье. Его отец, мой дед Семен Григорьевич Свистунов, был участником трех войн: Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной. Виктор после окончания военно-пехотного училища в течение трех лет проходил службу в рядах Красной армии в качестве полкового разведчика, дважды был тяжело ранен. Он участник восьми крупнейших военных операций, от Волги до Одера. В 1945 году участвовал в форсировании Днепра и захвате Букринского плацдарма, получил тяжелое ранение, осколок от немецкого «Тигра» давал о себе знать на протяжении всей жизни.

— Я не верю, что наши дети, внуки, правнуки могут позабыть, что их предки никогда не грабили другие народы, никогда не извлекали прибыли из несчастья других. Никогда не делали денег на обмане, на страхе и на ненависти, — писал отец в книге «Сыновья своего времени».

Виктор Семенович был награжден орденом Отечественной войны I степени, орденом Отечественной войны II степени, орденом Красной Звезды (дважды), орденом Славы III степени (дважды), орденом Мужества, орденом Жукова, орденом Дружбы, орденом Трудового Красного Знамени (дважды), орденом «За заслуги перед Республикой Дагестан», орденом Салавата Юлаева, медалью «За отвагу» (дважды), медалью «За оборону Сталинграда», имел много трудовых наград и отличий, из них 20 медалей; инвалид II группы как участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в 1986 году; заслуженный работник МВД СССР; он активно занимался общественной работой.

Около сорока лет работал отец в правоохранительных органах: прокурором города Махачкалы ДАССР, министром внутренних дел Дагестана, заместителем начальника Главного следственного управления МВД СССР, секретарем парткома МВД СССР, начальником главного управления внутренних дел на транспорте МВД СССР. В 1980 году занимался организацией и обеспечением ХХII Олимпийских игр. В 1986 году он стал участником ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС — получил II группу инвалидности, был участником ликвидации последствий кораблекрушения «Адмирала Нахимова».

В течение многих лет, будучи на пенсии, отец курировал Колледж полиции как ветеран МВД России в качестве наставника молодых курсантов и кадетов, передавая свой огромный жизненный и профессиональный опыт. С особым вниманием и теплом относился он к семьям и детям сотрудников внутренних дел, погибших при исполнении служебного долга, искренне переживал за их судьбу, поддерживал и помогал.

А для своей семьи он всегда был крепкой опорой и поддержкой, помощником во всем. Вот таким был наш незаменимый дедушка, любимый папа, замечательный муж, верный сын, надежный брат, отзывчивый коллега, настоящий мужчина и друг — неординарный, неповторимый и удивительный человек с чистой совестью. Всего полгода Виктор Семенович Свистунов не дожил до 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. День Победы был для него самым значимым праздником, самым главным и дорогим в жизни.

Чудом остались живы

Мой отец, Косицын Виктор Максимович, 1918 года рождения, перед войной служил в Забайкалье под Читой в авиаполку, был авиационным техником. Летом 1941 года их истребительный полк был переброшен на Западный фронт, где в ожесточенных боях пришлось регулярно отступать под натиском немцев. Отец мало рассказывал о том тяжелейшем времени, но один из немногих его рассказов я запомнил на всю жизнь.

В очередное отступление авиаполка летчики улетели на своих истребителях, а вся аэродромная команда с командиром полка должна была улететь в транспортном самолете Ли-2. Обстановка критическая, немцы в любой момент могут захватить аэродром. И вдруг перед взлетом приказ комполка: «Косицын! Срочно на бензовоз за топливом — необходимо дозаправить самолет». Когда отец с водителем бензовоза вернулись от хранилища, взлетная полоса была пуста. Самолет улетел, не дождавшись.

Герои Великой Победы: 10 историй о подвигах простых советских граждан Виктор Косицын чудом остался жив / Фото: из личного архива

Такая была обстановка! Отцу и его товарищу, который сидел за рулем бензовоза, пришлось без карты, по наитию, рвать на восток. И вот выезжают они к реке, к мосту, а на другом берегу подходит немецкая бронетехника. Успели развернуться в лес. Через несколько дней вышли из окружения, нашли свой «новый» аэродром и тут узнали, что транспортный самолет не прилетел! Фронтовая разведка разыскала этот севший на поле самолет на занятой немцами территории. Все, кто находился в самолете, были расстреляны.

Что стало причиной вынужденной посадки? Нехватка топлива или заблудившийся молодой пилот, осталось невыясненным. Мой отец с товарищем по полку чудом остались живы. Отец, участвуя в Великой Отечественной, был награжден двумя медалями «За отвагу» и орденом Красной Звезды. После войны окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского. В звании инженера-полковника вышел в отставку, был очень чадолюбивым, воспитал троих детей и пятерых внуков.

Погиб в неравном бою

Хочу рассказать о подвиге своего прадеда, Травкина Леонида Васильевича, летчика самолета-бомбардировщика ДБ-3 из 3-й эскадрильи 1-го минно-торпедного авиаполка ВВС Краснознаменного Балтийского флота, самолет которого не вернулся с боевого задания 15 июля 1941 года. Командиром эскадрильи был Шевлягин Анатолий Михайлович. В его экипаже был и мой прадед — старший сержант Травкин.

Герои Великой Победы: 10 историй о подвигах простых советских граждан Леонид Травкин (справа) / Фото: из личного архива

Считалось, что самолет ДБ-3 под командованием Шевлягина пропал без вести. 26 декабря 1970 года в газете «Ленинградская правда» моя бабушка прочитала очерк «Красная звезда на обелиске».

Так через 25 лет мы узнали, как погиб и где похоронен мой прадед. Вот как это было. Самолет вылетел на выполнение боевого задания в район Рижского залива. Когда они возвращались, два краснозвездных бомбардировщика, летевшие в сторону Ленинграда, были перехвачены над берегами реки Плюссы группой фашистских мессершмиттов. В завязавшемся воздушном бою советские самолеты совершали немыслимое: врезались в самую гущу стервятников, маневрируя, стремительно уходили в сторону, чтобы встретить атакующего врага огнем своих пулеметов. Но слишком неравны были силы...

Ранним утром 15 июля 1941 года жители деревни Медвежок Сланцевского района Ленинградской области были разбужены стрельбой и сильным гулом самолетов. Выбежав из домов, они увидели, что в воздухе два советских бомбардировщика яростно отбиваются от фашистских истребителей.

Вскоре один бомбардировщик был сбит, упал и взорвался. Жители поспешили вынести из огня тела погибших летчиков. У одного из них нашли необгоревший документ — лейтенант Анатолий Михайлович Шевлягин, командир экипажа ДБ-3. Летчиков похоронили на месте гибели, а когда прогнали фашистов, на могиле поставили деревянную пирамидку со звездой, положили на нее авиационный мотор, на памятнике сделали надпись: «Здесь похоронен летчик Анатолий Шевлягин и три члена экипажа».

Позднее останки героев перенесли в братскую могилу в полукилометре от города Сланцы. Долгое время члены экипажа самолета ДБ-3 считались пропавшими без вести.

После длительных поисков установили и имена остальных погибших. Вместе с командиром погибли штурман звена лейтенант Василий Александрович Павлов, стрелок-радист старший сержант Леонид Васильевич Травкин и воздушный стрелок Шемелев Петр Павлович. Второй самолет упал в болото и, видимо, там затонул. Вскоре после этого в деревню нагрянул карательный отряд эсэсовцев. Через некоторое время на том месте, где находилась деревня, из 40 дворов осталось всего четыре.

Мой прадед Леонид Васильевич Травкин принимал участие и в Финской войне, где был награжден орденом Красной Звезды.

Слово свое сдержали

Брат моего мужа, Николай Алексеевич Царапкин, ушел воевать в 1941 году. В марте 1943-го он погиб. Всю жизнь его мама Екатерина Васильевна (а потом и брат) хранила письмо от однополчанина сына , в котором он писал о гибели Коли.

— Здравствуйте, многоуважаемая Екатерина Васильевна! Передаю вам овеянный ветром, степной гарью, пороховым дымом пламенный боевой привет. В эти грозные и вместе с тем радостные дни, когда раздаются раскаты орудийных залпов по немецко-фашистскому зверью и доблестные воины Красной армии грозной лавиной движутся на запад, освобождают наши города и села, советских людей от позорного фашистского ига, слеза радости омывает лицо...

Советский народ произносит сегодня с восхищением слова «защитник Сталинграда». Страна в трудные дни обороны Волжской твердыни, а затем в дни нашего победоносного наступления отдавала все для своих героических сынов. Родина уверена, что они оправдают ее надежды. Герои Сталинградской битвы ответили Родине исторической победой. И вот за эту победу, за наши подвиги, за Сталинград храбро сражался ваш любимый сын Коля.

Он был всегда с нами, в передних рядах. Лютая ненависть к немецким гадам родила в нем героя. От его руки пало несколько десятков презренных фрицев. 13 января в жарком бою за город Сталинград он погиб смертью героя, отдав свою замечательную жизнь воина, патриота и преданного члена Коммунистической партии большевиков на алтарь нашей победы над врагом.

Тело вашего сына Коли нам не удалось найти. Он погиб в Сталинградской области около кольцевой линии железнодорожного разъезда Землянки. Мы поклялись за его смерть безостановочно гнать врага на запад, ненавидеть его так, как ненавидел его ваш любимый сынок Коля, наш боевой, близкий и родной товарищ. Мы отомстим бешеным фашистам за жизнь дорогого, всеми любимого Коли, — гвардии лейтенант Борисов (11 марта 1943 года).

Читайте также: СМИ каких европейских стран отметили решающую роль СССР в победе над фашизмом

Подкасты