Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

День Победы винного экипажа

Сюжет: 

75-летие Великой Победы
Общество
День Победы винного экипажа
Фото: ТАСС/Евгений Халдей

На фронтах Великой Отечественной сражались 23 человека моих родных и близких — от рядового до генерала армии, восемь из них пали на поле брани. Сегодня никого из фронтовиков уже нет в живых...

Эту историю рассказал мне мой отец — участник войны, гвардии старший сержант Назар Яковлевич Адоевцев. Еще задолго до Дня Победы два авиаэкипажа бомбардировщиков (в каждом экипаже по четыре человека), поспорили, что если уцелеют в войне, то члены одного экипажа голыми искупаются в 50-литровой бочке вина, а второй экипаж, где служил отец, выпьет аналогичное количество этого самого вина.

Было начало 1945 года. Авиационный полк, в котором служил отец, возвращался с боевого задания в районе озера Балатон (Венгрия). Их американский самолет-бомбардировщик «Бостон» был сбит. Экипаж успел выпрыгнуть с парашютами. Стрелок-радист, старший сержант Назар Адоевцев, завис на высоком дереве. Обрезав стропы ножом и освободившись от парашюта, он упал с приличной высоты. То ли кочка, то ли ямка или пенек встретился на земле с правой его ногой… Отец, как оказалось позже, сломал лодыжку.

В медчасть обращаться не стал: «Та нехай! Не беда!» Потуже перемотал ногу — двигаться можно. А в самолете тем более пойдет. Это же не в пехоте, в которой он натопался и наползался с 1941 по 1944 год...

Был объявлен дополнительный набор в авиацию, куда его и взяли как имеющего среднее образование, здоровье (несмотря на два ранения — в голову и в руку) и фронтовой опыт.…День Победы застал их в винных краях Австрии, под Веной. Как и договаривались, летчики первого экипажа выбили дно бочки, разделись догола и стали окунаться в нее по очереди. Второй экипаж выбил дно в другой бочке и приступил к уничтожению содержимого. Все это происходило под непрекращающуюся пальбу, крики радости: «Победа!!»! — но под неусыпным оком судей-сослуживцев. И вдруг: «Боевая тревога!»

Умирать в такой день?! Ведь после слова «победа» лопнула где-то в душах та пружина, которая постоянно заводила каждого на ежесекундную готовность к смерти.

Командовать: «По машинам!» — было бесполезно.

— Сынки мои! Родные! Прошу, — умолял командир полка.

Ноги не хотели идти, и не потому, что выпили. Они и выпить толком-то не успели. Прожженные, опытные 22–23-летние бойцы, а в сущности пацаны, может быть, впервые за всю войну испугались смерти. Это психологическое состояние последнего боя точно передал Михаил Ножкин в песне «Последний бой» из киноэпопеи «Освобождение» режиссера Юрия Озерова.

Выручил командира полка и спас ситуацию капитан Иванов, единственный из летчиков Герой Советского Союза. Он первым со своим экипажем направился к машине.

У командира полка отлегло от сердца — остальные тоже вышли из оцепенения. Кто в чем был — в майках, голые по пояс, схватив парашюты и чемоданы и матерясь, помчались они к своим самолетам.

Предстояло лететь на Чехословакию. Приказ — уничтожить власовцев и не сдававшихся немцев.

Это был последний день в жизни капитана Иванова и его боевых друзей, а также еще трех экипажей…

Вечером «винное» соревнование было продолжено.Выкатили две 50-литровые бочки с сухим вином.Выбив у одной бочки дно, стали окунать поочередно в нее экипаж «купальщиков», но уже одетыми. Закончив эту процедуру, мокрый экипаж стал следить, чтобы их «мучители» не лукавили и выпили 50 литров на четверых.

Начинали пить с 200-граммовых стаканов, потом по пол-литровой кружке, затем по 0,75, под конец — по полтора литра кувшинами. Итог — неделя в госпитале...Батя никогда не носил боевые награды на День Победы почти до последних дней свой жизни. Ему как-то было неловко со своим «скромным» — советским «серебряным Георгием», медалями «За отвагу», двумя — «За боевые заслуги» и «За Победу над Германией…» (орден Отечественной войны II степени нашел его только в 1990-х годах, чуть опередив юбилейный I степени), находясь рядом со старой станичной гвардией — Героем Советского Союза, полным кавалером орденов Славы, теми, у кого на груди от орденов места было мало…

Отец лишь позволял внукам наряжать себя, как елку. Выходил во двор. Садился на табурет. А внучка Юлечка и внук Сережа цепляли уже солидную коллекцию наград с учетом юбилейных, в том числе на рукава, спину пиджака.

Отца не стало 8 марта 1994 года, в 46-ю годовщину их свадьбы с мамой…

Читайте также: Вторая кожа: почему кирзу можно считать детищем Великой Отечественной войны

Подкасты