Нарисованный учитель. Современные мультфильмы не имеют своего лица
Фото: Ирина Хлебникова, «Вечерняя Москва»

Нарисованный учитель. Современные мультфильмы не имеют своего лица

Общество

Может ли быть востребована современная российская анимация нашими детьми и подростками? Об этом сегодня говорим с мультипликатором Кириллом Поликарповым.

Современного ребенка не заставишь смотреть советские мультфильмы. А если и заставишь, то для него это будет киносеанс со сплошным мучением. И сюжет вялотекущий, и персонажи пресные, и мысль заложена сложная. Поколение Z, рожденное в эпоху информационных сверхскоростей, мультипликация, на которой выросли нынешние 30-летние и старше, как говорится, не цепляет. Сегодня дети смотрят другие мультфильмы. Но ждать ли родителям, что новая анимация будет воспитывать и учить подрастающее поколение? И если все-таки будет, то чему? Эти и другие вопросы мы задали креативному директору Московского музея анимации Кириллу Поликарпову.

— Кирилл, для начала хотелось бы понять, на каком этапе развития сегодня находится российская анимация? Упадок, стагнация, расцвет?

— Думаю, упадка как такого нет. Вообще что такое упадок? Это когда производство сокращается. Но в настоящий момент, если сравнивать с тем же советским временем, производство мультсериалов увеличилось в разы. А что такое стагнация? Застой. Ну и это не соответствует действительности, если с объемами производства особых проблем нет. Другое дело — производство смыслов.

— Вы хотите сказать, что в новой российской анимации со смыслами проблема?

— Сравнивая западные сериалы с российскими, мы видим копирование. Не только персонажей и подачи, а копирование смыслов, в сути которых не разбираемся. Эти смыслы чужды нам. Поэтому, наверное, слово «стагнация» здесь тоже не подходит. И сейчас подходим к третьему понятию — «расцвет». Красивое слово. Какая благодать — посмотрите! У нас только одних «богатырей» уже семь, восемь. Серий «Простоквашино» с десяток, «Маша и Медведь» — более 70 Какое счастье! Но нет никакого счастья.

— Хорошо, российская анимация не в упадке, не испытывает стагнацию, не переживает период расцвета, что же с ней тогда происходит?

— На ум приходит только одно определение — «без лица». Без своего собственного лица.

В мире главенствует американская технология: пожалуй, самая прогрессивная, самая коммерчески успешная. Есть студия, которая сохраняет свою преемственность и идентичность — Disney, есть анимационные компании, основанные позже, — студия DreamWorks, подразделения Warner Brothers, Universal и многие другие. Назовем их все единым определением «анимация Голливуда». Конкурировать с Голливудом по части мультипликации практически невозможно.

Особенно в сфере 3D-анимации. Но если оставить трехмерную анимацию, есть островок надежды — японское аниме. В советские годы аниме было больше нарицательным, потому что ассоциировалось с лимитированной анимацией. Главное ее преимущество - собственная идентичность.

Именно благодаря идентичности японская анимация сейчас востребована на рынке. Это отдельное направление со своей идеологией, индустрией и эстетикой. Таким образом, мы получаем следующую картину: Голливуд и аниме.

Нам хотелось бы оказаться если не посередине, но рядышком, но не тут-то было. Где мы? А мы нигде. Так как мы сейчас занимаемся копированием западных образцов.

— Чего не хватает современной российской анимации, если сравнивать ее с советской?

— Чтобы ответить на этот вопрос, стоит вспомнить, что же такое советская мультипликация. Она создавалась в совершенно другом мире. Даже, наверное, в другом измерении, потому что советская действительность подразумевала — мировую изоляцию. Да, были страны соцлагеря, но, по большому счету, мы были самодостаточны: у нас были свои ракеты, свои изобретения, своя промышленность, свои производства, свое сельское хозяйство. Страна жила в абсолютной изоляции от мировой экономики. Плохо это или хорошо? Не знаю. Не мне об этом судить. Но тем не менее я гордился тем, что живу в советской стране. И если возводить в культ рецепт своего собственного счастья, можно даже назвать цену этого счастья. Оно стоило 50 копеек: 5 копеек — на метро, 10 — на билет в кинотеатр «Баррикады» — один из немногих в Москве, где показывались мультфильмы. Можете себе представить сейчас кинотеатр, где с утра до вечера демонстрируются фильмы? Примерно 90 процентов всех мультфильмов были произведены киностудией «Союзмультфильм». Кстати, если сравнивать количество произведенных картин на студии «Союзмультфильм» с общим количеством выпущенных в нынешнее время мультфильмов, это просто капля в море. Раньше на киностудии создавалось всего 40–45 фильмов в год.

Но в то время это было «наше все». В Доме кино каждый год устраивались показы советских мультфильмов. На них приглашали съемочные группы, режиссеров, художников, которые рассказывали о том, как шла работа над картиной.

Я до сих пор не могу забыть встречу со съемочной группой очередной серии «Ну, погоди!». На тот показ приезжал Котеночкин. Эти мультфильмы были блокбастерами советской эпохи! На них была воспитана вся страна. Когда выходила очередная серия «Ну, погоди!», в том же самом кинотеатре «Баррикады» выстраивалась гигантская очередь: все хотели посмотреть этот мультик. А все потому, что советские мультфильмы создавались в духе советского образа жизни. Они были гуманны, прогрессивны и добродушны.

Они пропагандировали добро и справедливость. В них была своеобразная советская эстетика. Без навязывания, без копирования. И какие люди делали эти мультфильмы! Это были уникальные мастера. Олеся Алексеевна Ковалевская, режиссер мультфильма про львенка и черепаху, говорила, что делала его как мультипликационную открытку, легкую и добросердечную. Может быть, именно этого не хватает сейчас российской анимации: открытости и добросердечности?

— Современная анимация — это все-таки коммерческая история. Как вы умаете, на смыслах, о которых вы говорите, можно заработать сегодня?

— Тенденция развития мировой экономики такова — бери больше, кидай дальше. На производство двух первых «Шреков» было потрачено порядка 250 миллионов долларов, а выручено с мультфильмов — 1,5 миллиарда долларов. Кто бы мог подумать 50 лет назад, что полнометражные мультфильмы будут приносить столько денег! Когда-то Дисней задумал свою «Белоснежку» (она была произведена в 1937 году).

Дисней решил производить полнометражные фильмы. Ему говорили: «Старик, зачем тебе это нужно? Это вообще никому не нужно! Представляешь мультфильм, который длится на экране 1,5 часа? Никто не будет это смотреть.

Продолжай снимать серии про Микки-Мауса. Бери больше, кидай дальше!» Знаете, что сказал Дисней? Он сказал: «Мне это неинтересно».

И это позиция сильного человека — пойти наперекор прокатчикам и собственной выгоде. Дисней смотрел вперед и видел цель. Он начал создавать другое прогрессивное направление, закладывать основы мировой мультипликации. Он создал первый в мире музыкальный цветной анимационный шедевр «Белоснежка и семь гномов».

Этот мультфильм до сих пор остается абсолютным рекордсменом по количеству просмотров. Понятное дело, что с 1937 года прошло уже много времени, но именно в этом залог успеха анимационных технологий — в долговечности. Ни один фильм, ни один блокбастер, комедия, ужасы, мелодрамы не могут сравниться с анимационными персонажами по своему долголетию. Самое удивительное, что анимация прославилась не за счет своей формы, а за счет содержания. Те самые принципы, транслировались в советские годы, то самое содержание, которыми была наполнена советская анимация, сейчас до сих пор живы и не просто живы, они выведены на другой уровень — на уровень новейших тенденций развития общемировых технологий, мировой экономики. Принципы добра и гуманизма — вот на чем строится развитие современного А ведь это наше советское видение. Наша советская идентичность. Пора извлечь уроки из прошлого и принять ее обратно.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Ксения Данцигер, психолог, кандидат искусствоведения:

— Мне хотелось бы успокоить тех, кто переоценивает опасность современных мультфильмов для детей. Сами по себе они не могут нанести вред развитию ребенка, его умственным способностям и даже его эмоциональному состоянию.

Меня часто спрашивают про качество современных мультиков и советских. Мое мнение как специалиста в области искусства — что нынешние, даже самые хорошие мультфильмы порой сильно проигрывают в эстетическом качестве. Но у современного человека сильно изменилось зрительское восприятие, мы иначе реагируем на скорость смены кадров, предпочитаем более динамичный монтаж.

Дмитрий Сорокин, обладатель приза «Серебряный Витязь»:

— Дети воспринимают информацию в мультимедийном виде куда легче, чем на бумажных носителях. Так пусть они лучше проводят время перед телевизором за просмотром образовательных мультфильмов, чем роликов на YouTub.

Но не стоит надеяться, что образовательные мультсериалы вытеснят развлекательные шоу с телевидения. История с образовательными мультфильмами «нишевая». Современной мультиндустрии не хватает финансов, так как мультипликация — самая дорогая из всех видов киноискусств. При этом мы не сильно-то и отстаем от Запада. Наши «Фиксики», «Маша и Медведь», «Смешарики» смотрят по всему миру.

Мы конкурируем с Западом. Просто у нас нет возможностей делать фильмы в таком объеме и так часто, как это делают американские киностудии.

ЦИТАТА

Иоанн Павел II (1920-2005), папа римский:

— Я бы порекомендовал всем родителям воспитывать детей на советских мультфильмах. Они самые гуманные и христианские в мире, полезны душе, потому что воспитывают в ребенке сочувствие, покровительство немощным и доброту.

Читайте также: «Союзмультфильм» представил на YouTube первую короткометражку в 3D

Google newsGoogle newsGoogle news