Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Звезды, которые стали блондинками

Звезды, которые стали блондинками

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Пары, которые быстро развелись

Пары, которые быстро развелись

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

Юрий Соломин: Надо играть так, чтобы возле театра стояла скорая помощь

Сюжет: 

БЕЗ КОРОНАВИРУСА
Общество
Юрий Соломин: Надо играть так, чтобы возле театра стояла скорая помощь
Фото: Антон Гердо / Вечерняя Москва

Сегодня, 18 июня, отмечает юбилей народный артист СССР, бессменный художественный руководитель Малого театра Юрий Соломин. «Вечерняя Москва» связалась с именинником, чтобы поздравить его с 85-летием.

— Юрий Мефодьевич, как вы на этот раз собираетесь отметить свой праздник?

— День рождения — дело личное и семейное. К тому же мне исполняется достаточно много лет, чтобы ценить каждый момент общения с близкими. Поэтому ответ однозначный: праздную дома. В этот день мне обязательно позвонят далекие друзья и родственники, но в доме гостей будет немного: к сожалению, я сейчас не в самой лучшей физической форме. Устал, неважно себя чувствую.

— А как пережил период самоизоляции Малый театр — главное дело вашей жизни?

— Нынешний, 264-й, сезон закончился для нас в очень непростых условиях. Самоизоляция замедлила работу над некоторыми постановками, а в июне и июле спектаклей вообще нет. Но сейчас эпидемия, скажем не загадывая, отступает, и есть надежда, что с августа мы сможем возобновить работу, начнем репетиции. В этом случае в сентябре ждем зрителей.

— Пустите наших журналистов на первую репетицию нового, посткарантинного сезона?

— Конечно. При одном условии: вам должно быть интересно то, что Малый театр делает. Вам интересна классика? Я уже говорил однажды в интервью, что до Малого театра надо дорасти. Потому что это не шоу-бизнес, не посиделки со знаменитостями. Это большое искусство.

— Не секрет, что иногда зритель готов взять билет не на конкретный спектакль, тем более — классический, содержание которого и так каждому известно, а «на знаменитого актера»… На Юрия Соломина, например. И даже не важно, в какой постановке он увидит своего кумира…

— Вас не очень хорошо слышно по телефону, а потому сделаем вид, что вашей тонкой лести я просто не разобрал… Да, наверное, это особенность зрительского восприятия: актера запоминают по сыгранным ролям. Для многих любителей кинематографа я, наверное, до сих пор офицер-разведчик из «Адъютанта его превосходительства». А между тем наивысшее творческое удовлетворение актера — это все-таки удачно сыгранные роли на театральной сцене.

— То есть Мольер из «Кабалы святош» или Доменико Сориано из пьесы итальянского классика Эдуардо де Филиппо «Филумена Мартурано» для вас важнее и ближе, нежели Арсеньев из «Дерсу Узала» или Славин из «ТАСС уполномочен заявить»?

— В какой-то мере, наверное, да. Потому что я один из учеников Веры Николаевны Пашенной. В 1953 году я был принят на курс к этой великой актрисе. А окончив учиться, сразу же поступил в труппу Малого театра, погрузился в его атмосферу, научился ей дышать.

Когда-то мы, последний курс Веры Николаевны, репетировали чеховскую «Чайку». И Пашенная говорит студентке, игравшей Нину Заречную: «Наденька, ты вот эти слова скажи и полетай над зрительным залом. Только потом уж продолжи». И тут она, очевидно, поймала удивление в моих глазах: как это — «полетай»? «Да-да, — говорит, — полетать. Когда артист уходит со сцены, он должен оставить кусочек своего сердца».

— Если сердце без конца делить на зрительный зал — не разорвется?

— Я тоже по молодости усомнился в словах своего учителя. Так и сказал: «Можно и умереть…» А Вера Николаевна заверила: «Не умрешь. Наоборот, станешь сильнее и богаче на одну эмоцию, которую вернет тебе зритель». В кино, кстати, такого непосредственного контакта с аудиторией нет, оно живет другими законами.

— С 24 лет вы преподаете сценическое искусство. Какое ваше самое частое напутствие молодым артистам?

— Молодежи я говорю: «Надо играть так, чтобы возле театра стояла скорая помощь. Искренне играйте, честно. На разрыв аорты».

— Что для вас критерий того, что постановка удалась?

— Сейчас многие под успехом спектакля понимают успех коммерческий. Но художественную ценность работы актеров и режиссеров не измеришь в доходе от проданных билетов. Кассовый успех спектакля — вторичный признак удачи. Для меня признак того, что спектакль удался, — это когда на сцене классика, известная каждому до буквы, ну, например, Островский, а после определенных реплик у зрителя катятся слезы. Если зал испытал все эмоции, которые ты сыграл, вы на одной волне. И это — успех.

«ВЕЧЕРНЯЯ МОСКВА» ПОЗДРАВЛЯЕТ ЮРИЯ МЕФОДЬЕВИЧА С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ЖЕЛАЕТ ЕМУ УСПЕХОВ И НОВЫХ ПОБЕД!

Читайте также: Владимир Сунгоркин: Нужно работать быстро

Подкасты