Карта городских событий
Смотреть карту

Земля вековая: почему каждому нужно побывать в Рязанской области

Сюжет: 

БЕЗ КОРОНАВИРУСА
Общество
Земля вековая: почему каждому нужно побывать в Рязанской области
Экскурсовод музея истории рязанского леденца Дарья Тупикова рассказывает, почему петушок на палочке стал традиционным русским лакомством / Фото: Наталия Покровская, «Вечерняя Москва»

Рязань получила статус особо важного исторического поселения регионального значения. Об этом стало известно на прошедшем недавно III Международном форуме древних городов, где обсуждались вопросы, связанные с развитием туризма и сохранением культурного наследия Рязанской области. Сюда, по заповедным местам одного из самых богатых по числу достопримечательностей российских регионов, и отправилась в путешествие корреспондент «Вечерней Москвы».

Древнейшая история, многовековая ратная слава, уникальные музеи, старинные усадьбы, монастыри, самобытные народные промыслы и природа потрясающей красоты — все это про Рязанскую область, которая в нынешнем году отмечает сразу несколько юбилеев. 925 лет недавно исполнилось Рязани, центру региона. День города отпраздновали 2 августа, одновременно с 90-летием Воздушно-десантных войск России. И неслучайно: именно в Рязани находится единственное в стране Высшее воздушно-десантное командное училище. А сейчас область готовится к еще одной памятной дате — 3 октября исполняется 125 лет со дня рождения Сергея Есенина. На малой родине русского поэта, в селе Константиново, завершается реставрация музея-заповедника. Из Москвы до него по трассе всего 196 километров, на машине можно добраться меньше чем за три часа.

…Пейзаж, что открывается с дорог рязанских, столичному жителю покажется космическим.

Не привыкли мы к такой бескрайности. Руки раскинь — везде горизонт. И лишь хрупкие, словно стеклянные, березы защищают от ветра сиреневую гладь цветущей люцерны. А там, где уже собрана пшеница, зрелище и вовсе сродни футуризму. По торчащей ежиком стерне раскиданы в странном порядке закрученные валки. Вид на эти диковинные цилиндры, похожие на гигантских улиток, заставляет притормозить. И тут же, взрывая воздух, лобовое стекло буквально штурмуют два мощных крыла. Сразу видно — птица хищная, вольная. То ли лунь степной, то ли скопа гостей встречает. Миг, и она уже ввысь, за облака, ушла. И только ветер, растрепав волосы, помогает снять оцепенение и продолжить путь к кружевным деревянным домикам, что показались за поворотом.

Бисерный почерк, берег реки

Если вспомнить хоть несколько есенинских строк, заблудиться в Рыбновском районе невозможно: «Мелколесье, степь и дали», «И роса, и сила, и синее что-то…», а «небо сметаной обмазано» — так и есть. Константиново. Село разделено широкой улицей, справа — музей, слева — частный сектор с телевизионными тарелками на крышах. Петухи горланят, кони на лугу пасутся. Местные жители аккурат возле касс музея продают заезжим гостям нехитрую снедь — фрукты, овощи, баночки с вареньем.

— Бери так, неужто мы от пары яблок обеднеем, — говорит одна из старушек и вздыхает: — Антоновка только нынче не уродилась. Да ты ешь! Эти тоже вкусные.

Шагнув за ворота, понимаешь, как велика территория этого литературно-мемориального и одновременно природно-ландшафтного комплекса. Дом-усадьба помещицы Кашиной, ставшей прообразом Анны Снегиной в известной поэме, утопает в цветах. А вот и земская школа, точнее — начальное училище Рязанского уезда, которое окончил Есенин. Учился, судя по похвальному листу «за весьма хорошие успехи и отличное поведение», поэт неплохо. Документ 1906 года бережно хранится под стеклом в родительском доме, что стоит чуть в стороне, возле мощного тополя, посаженного поэтом за год до смерти, в 1924 году. Здесь же читаю рукописные строки: «Гой ты, Русь, моя родная, / Хаты — в ризах образа…». Бисерный почерк девятнадцатилетнего юноши. Да вот и они, старинные иконы, в красном углу комнаты со скрипучими половицами. В сенях, как положено, разместились предметы крестьянского быта — сани, прялка, ступа, коса и серп. И рубанок здоровенный, тот, что только крепким мужицким рукам поддается.

В небольшой сараюшке у дома суета: здесь для гостей проводит мастер-класс по лепке и росписи глиняной игрушки молодой художник. В красной косоворотке, взгляд с хитрецой…

— Зовут Артем Кузин, — чинно представляется, не отрываясь от работы. — Окончил живописное отделение Рязанского художественного училища имени Вагнера, теперь тут работаю. Хотите свистульку лепить научу?

Поболтали о том о сем… Но тут детвора к мастеру налетела, так что я двигаюсь дальше. За храмом Казанской иконы Божией Матери на Оку с высокого берега грех не полюбоваться.

— А зимой здесь снег голубой, — слышу за спиной тихий женский голос. Оказывается, не одна я глаз не могу оторвать от этих просторов.

Судя по бейджу, стоящая рядом женщина — смотритель музея Марина Оброскина. Помолчав, на реку показывает:

— Сельчане излучину Оки в этом месте поясом Богородицы назвали. Видите, как река легла? Мы несколько лет назад сюда из Рязани переехали, а я все наглядеться не могу. На этом берегу всегда очень тихо и спокойно. Помните: «Здесь все так же, как было тогда, / Те же реки и те же стада»? Но сейчас, мне кажется, самое лучшее время. Смотрю, как клен с каждым днем краснеет, и думаю: ну как тут не стать поэтом? Сережа-то наш не случайно осенью родился.

…В есенинских местах расположен и Иоанно-Богословский монастырь:

Полюбил я тоской журавлиною

На высокой горе монастырь

— написал о нем поэт. И тоже ведь неслучайно — село Пощупово, что в нескольких минутах езды от Константинова, признано одним из красивейших мест рязанской земли. По легенде, первоначальные, еще деревянные, строения монастыря осаждал внук Чингисхана хан Батый. Да не взял, отошел от стен, пораженный видением Иоанна Богослова. Отдохнув у святого источника и послушав перезвон величественной колокольни, спешу в Рязань.

От Рязани до Рязани

Не все знают, что город на высоком холме у слияния рек Трубеж и Лыбедь, известный в наши дни как Рязань, в старину назывался Переяславль.. А столицей Рязанского княжества Киевской Руси был город, расположенный в 50 километрах от Переяславля, на правом берегу реки Оки. И Переяславль, и Рязань основаны в одно время — в 1095 году князем Ярославом Святославичем, внуком Ярослава Мудрого. А когда Рязань в декабре 1237 года пала под натиском татаро-монгольских полчищ и была сожжена дотла, Переяславль взял на себя роль стольного города. Интересно, что больше пяти веков города Рязань как такового не было. И только в 1778 году Екатерина II своим указом переименовала Переяславль-Рязанский в Рязань, в память о древнем городе, разоренном Батыем. Рязань сегодня — это областной центр, входящий в тридцатку самых крупных городов страны.

Рязанский кремль, самая древняя часть города, виден издалека благодаря четырехъярусной соборной колокольне высотой 86 метров. К ней через оборонительный вал ведет Глебов мост. В стародавние времена переправа поднималась, преграждая неприятелю путь. Ранние, деревянные кремлевские постройки до наших дней не дошли. Но это, безусловно, самое красивое место в Рязани. Успенский и Христорождественский соборы, церковь Святого Духа, архиерейский дом, названный Дворцом Олега. Он, белокаменный, действительно похож на сказочный терем. Кстати, Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник — один из старейших музеев России.

Небольшой Кремлевский парк, утопающий в зелени, милые купеческие домики... Здесь всегда много туристов.

Есть в Рязани и переулок Счастья. Только найти его непросто. Спрятан он между старинными особняками на Соборной улице. Узкий — не протиснешься. Такая вот современная «фишка» местной топонимики.

Неподалеку — Музей истории рязанского леденца. Оказывается, Рязань — родина всем известного сахарного петушка на палочке!

— Наш земляк Николай Шишков, бравый вояка, герой Бородинской битвы, уйдя в отставку, открыл в 1829 году в селе Спешнево-Ивановское свеклосахарный завод, — рассказывает экскурсовод музея Дарья Тупикова. — А в 1837 году цесаревич Александр Николаевич путешествовал по Рязанской губернии, и Шишков решил приготовить для царственных особ гостинцы. В те времена леденцы делали из меда и патоки, но высоких гостей хотелось удивить. Бился Шишков над новой рецептурой карамели долго. И уснул. А расплавленный сахар, с которым работал, пролился и застыл в форме петушка. С тех пор и стали сахарные петушки на палочке исконно русским лакомством.

Вкусных во всех отношениях историй здесь немало. Например, совсем недавно в городе открыли памятник рязанскому косопузу. Это собирательный образ мастеров-плотников, которые издавна строили дома высокой сложности и украшали их уникальной резьбой. А косопузыми их прозвали, потому что тяжелые топоры мужики носили 3 за кушаком сбоку, от этого пузо и выглядело кривым.

Словом, здесь есть что посмотреть и чему подивиться. Но и в той самой Старой Рязани побывать нужно!

Там ведь корни земли рязанской, что первой на Руси испытала татаро-монгольское нашествие. Здесь совершил свой подвиг легендарный русский богатырь Евпатий Коловрат, отомстивший за разорение древнего города — центра торговли и ремесел, восхищавшего современников. Сейчас на месте том — городище, объект археологического наследия. Из Рязани не больше часа езды. И вот уже знаменитый понтонный мост через Оку. Едешь по нему — словно плывешь. Вода здесь чистая, нежно ласкает берег свидетельница многовековой истории. Была здесь река и будет… А город славный в Лету канул. Крест на холме да огромное поле выжженной восемь веков назад земли. Клевер да полынь. Кто-то говорит — место силы. Но скорее — боли… Неподалеку археологи нашли братскую могилу, в которой чудом уцелевшие рязанцы хоронили погибших воинов, женщин, детей, стариков…

На краю городища — домик смотрителя. А вот и он — крепкий, настоящий мужик, на земле выросший. Слово за слово, разговорились. Родом из здешних мест, живет в селе Старая Рязань, что неподалеку. Помнит, как дед его годах в 1960-х на краю поля картошку сажал и нашел медальон старинный. Находку в музей сдал: «Продать — дико было». А в 1990-е «народу много понаехало с металлоискателями». Чему удивляться? Городище старорязанское второе место после Киева занимает по числу обнаруженных кладов, схороненных во времена вторжения орд Батыя.

— Где крест стоит, клад большой нашли — серебро, булаву, — рассказывает смотритель. — Археологи говорили, за валом ювелирных дел мастер жил. Я тоже здесь в шестидесятых годах на раскопках работал, помогал. В прошлом году шахматные фигурки нашли. Ну и кости… лежат в земле до сих пор.

Так увлеклась рассказом, что сразу не выяснила, как зовут нового знакомого. Исправляю оплошность, интересуюсь.

— Александр, — говорит. — Есенин.

Честно, думала, что ослышалась или подшучивает. А он, улыбаясь, мне график дежурств смотрителей показывает. Есенин! Его смена сегодня. Работяга, всю жизнь впахивал — аппаратчиком на заводе химволокна, каменщиком на стройке. А теперь здесь покой и память предков охраняет. И внук у него есть — Матвей Есенин.

Душа так устроена

Поселений старше 500 лет в рязанском регионе более 80 А народных ремесел и промыслов в них и вовсе не счесть. Но один из самых старых городов области в этом смысле особенный. В эпоху Московской Руси на Засечной черте близ реки Верды был острожек, оборонявший страну от степных кочевников. На его месте и возник Скопин, ставший родиной гончарного мастерства. Назван город в честь птицы скопы, что водилась в здешних лесах. Маленький и очень уютный провинциальный город туристами сегодня не избалован. Хотя слава о скопинской керамике с давних лет ведет свою историю. Местные жители черепки старинной работы до сих пор на своих огородах находят. Говорят, что в крынках из скопинской глины молоко хранится особенно долго. И первый гончар, упомянутый в летописи 1640 года, из здешних мест: «Да на Скопине же на посаде крестьянских дворов… Демка Киреев сын Берников гончар…» Памятник ему красуется сейчас на Гончарной площади города, неподалеку от фабрики «Скопинская художественная керамика».

Работы здешних мастеров уникальны. И не только потому, что глина, добываемая в этих местах, необычная — мягкая, податливая, а при обжиге становится почти белой. На фабрике даже предметы массового производства «до ума» доводят руки местных умельцев. Что уж говорить об авторских работах — штучных, неповторимых. В музее фабрики от них глаз не оторвать! Причудливые фигуры птиц, рыб и зверей, таинственные духи земли будто замерли в глине, покрытой переливчатой глазурью природных оттенков: коричневых, как земля рязанская, зеленых, словно насыщенных силой листвы, пшеничных или рыжих, солнечных, изредка — синеватых, точно вода в озере.

— В Рязанской области проживают сейчас всего четыре народных художника России. Двое из них, Татьяна Лощинина и Татьяна Голованова, у нас работают, — рассказывает директор фабрики Дмитрий Катунин. — Раз в три года в нашем городе проводится международный фестиваль гончарного ремесла, на котором наши мастера традиционно занимают первые места. Кстати, в июле этого года на Арбатско-Покровской линии Московского метрополитена запустили тематический поезд, посвященный народным художественным промыслам России. И наша скопинская керамика в нем представлена.

По словам народной художницы РФ Татьяны Лощининой, гончарство — ремесло не женское.

— Глина сильных рук требует, — говорит она. — Но скопинская, хоть и капризна, очень пластична. С ней договориться можно. И тогда из нее хоть косички заплетай. Потому по значимости скопинскую керамику можно сравнить с африканскими масками. Это всегда тонкая, фигурная работа.

Квасник с отверстием посередине, ставший своеобразной визитной карточкой фабрики, у каждого художника свой, самобытный. В краеведческом музее, что находится в центре города, знакомлюсь с еще одним гончарных дел мастером, Сергеем Красниковым.

— Скопин одарен талантами, — говорит он. — Город маленький, а в нем целых четыре художественные школы!

Он показывает работы, сетует, что его чудесная жар-птица, выставленная в музейной витрине, оказалась расколота. Вижу — расстроен донельзя. Не выдерживает, срывается с места, бежит в мастерскую и садится за гончарный круг.

— Равнодушным быть нельзя, — произносит мастер, успокаиваясь за работой. — Душа наша так устроена. А красота есть во всем, ее только нужно суметь увидеть.

Он говорит о любви, что без нее никогда ничего не получится... Простые, понятные слова.

А в это время из куска глины, брошенной на гончарный круг, рождается в крепких руках мастера гибкий, живой кувшин.

…На том и расстаемся с вековой землей, в которую вечером падает усталое солнце. Здесь легко завести разговор, вылечиться от столичной спеси и почувствовать себя родным в каждом доме. Здесь нужно побывать, чтобы увидеть, как небо обнимает землю, и понять, в чем сила русского характера. Осенью, когда сочными красками вспыхивают деревья, а запах луговых цветов становится терпким, — самое время.

В ТЕМУ

В народе говорят: «У нас в Рязани грибы с глазами, их едят, они глядят». Родилась эта присказка давным-давно, во времена набегов ордынцев на земли Рязанского княжества, окруженного первобытными лесами, полными грибов. В Шишевском лесу срезать или сбивать грибы было категорически запрещено. Вражеский лазутчик этого не знал: собирал и ел грибы.

А пограничная стража моментально вычисляла: прошел чужой. Так что грибы действительно «глядели» и предупреждали об опасности.

Читайте также: Тульская сказка на новый лад. Хранители старины в двух часах езды от столицы

Google news Yandex news Yandex dzen Mail pulse

Подкасты