Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Эпоха Старбакс и Макдональдс

Эпоха Старбакс и Макдональдс

Кто придумал Последний звонок?

Кто придумал Последний звонок?

Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

Какие секреты таятся во фресках Дионисия

Сюжет: 

БЕЗ КОРОНАВИРУСА
Общество
Какие секреты таятся во фресках Дионисия
Фото: Фреска собора Ферапонтова монастыря (Дионисий, 1502 год)

Сколько времени надо, чтобы расписать храм? Сегодня художники просят год, а то и два. Нелегкое это дело — стоя на лесах, покрывать фресками целые стены, передавая мельчайшие детали и не забывая о единстве композиции.

А вот иконописцу Дионисию, чтобы преобразить весь — от пола до купола! — собор Рождества Богородицы в Ферапонтовом монастыре, хватило 34 дней.

Дионисий с двумя сыновьями, Владимиром и Феодосием, взялись за кисти 6 августа 1502 года. Итог месячного подвижнического труда: расписаны шестьсот квадратных метров, все своды, стены и столбы. Специалисты насчитывают триста сюжетов. Спаситель с раскрытой книгой судеб в куполе, архангелы и праотцы, молящиеся за род людской, обязательные евангелисты в парусах. Страшный суд, Вселенские соборы, евангельские сцены, мученики, праведники, монахи и князья. И четыре цикла, посвященные Богородице. Нехитрое арифметическое действие показывает: Дионисий «отрабатывал» по десять композиций в день, записывал по двадцать «квадратов»! Это сейчас фрески пишут по сухой штукатурке, что позволяет вернуться к неудавшемуся.

А Дионисий работал сразу набело, без права на ошибку, нанося краски на сырой грунт. За ночь стена высыхает и перестает впитывать краску. Как говорят художники, не принимает исправлений. Не так давно реставраторы обнаружили 34 шва-стыка между «дневными поверхностями» — значит, Дионисий не дал себе ни единого дня отдыха. Но, конечно же, искусство — это не «сколько», а «как». Не скорость исполнения и не метраж определяют художественную ценность работы, а оригинальность, техника и сила эмоционального воздействия. Во всем этом Дионисий непревзойден. Чуть вытянутые силуэты святых легки, даже невесомы, они словно парят. Голубого столько, что кажется, будто Дионисий просто расписал небо.

Это — наше русское Возрождение. Не только духовно, а даже хронологически, ведь Дионисий — современник Леонардо да Винчи.

Наверное, небесной легкости дионисиевой кисти способствовала и аура места. Святой Ферапонт пришел на вологодскую землю со своим учителем Кириллом. Выкопали пещеру, вокруг которой со временем вырос Кирилло-Белозерский монастырь, обнесенный толстенными стенами высотой до 11 метров, настоящая твердыня православия. Мы не знаем, почему Ферапонт ушел от учителя-аскета. Зато знаем то красивейшее место, которое он выбрал для новой обители, — залитый солнцем холм между двумя озерами. Всего пятнадцать верст разделяют монастыри, но как же они непохожи! Один суровый, мрачный, а другой живописный, купающийся в зелени трав и лазури озер и неба. Нет, совсем не случайно в Кириллове главный храм посвящен смерти (Успенский собор), а в Ферапонтове — жизни (собор Рождества Богородицы). И фрески Дионисия — радостные, под стать окружающей природе и, почему-то кажется мне, светлой душе святого Ферапонта.

Столетия неспешно текли, как барашки облаков в летнем небе над Вологодчиной. Ферапонтово утонуло в безвестности. Монастырь упразднили, потихоньку ветшавший храм передали приходу. Имей прихожане средства, старые фрески обязательно бы подновили, а то и вовсе закрасили, как это нередко случалось. Но денег, к счастью, не нашлось. Лишь благодаря этому мы сегодня имеем возможность видеть памятник мировой монументальной живописи в том виде, в котором его оставил автор. Пять фирменных цветов Дионисия — голубой, зеленый, белый, багряный и охра. Был, вероятно, еще и темный пигмент — для глаз. Но он оказался нестойким, и время словно размыло очи святых, придав фрескам особое очарование и одухотворенность.

Про уникальные росписи мир узнал в 1899 году, когда краевед Иван Бриллиантов из соседнего села Цыпина издал книгу про Ферапонтово. И в затерянное в северных лесах село потянулся народ. Сначала — редкие ценители, потом искусствоведы и реставраторы. А в шестидесятые-семидесятые годы XX века вся деревня жила тем, что сдавала углы в своих избах понаехавшим из Москвы и Питера отпускникам. Пара летних недель в Ферапонтове представлялась понятным выбором интеллигента — как отдых в Юрмале или Пицунде.

Дионисий был мастером прославленным и потому дорогим. Но за храм Рождества Богородицы денег не взял, оставив надпись на откосе северной двери: «писци Деонисие иконник съ своими чады о владыко Христе, всех царь, избави их господи мук вечных». И надо же, от росписей Дионисия в других храмах почти ничего не осталось, а сделанное бесплатно во славу Божию сохранилось в первозданности. Ну как после этого не верить в провидение и не видеть свет, льющийся с ферапонтовских фресок?

Читайте также: Готов ли ты умереть за свою веру

Подкасты