Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Фильм как способ общения. В России грядет бум национального кинематографа

Сюжет: 

БЕЗ КОРОНАВИРУСА
Общество
Фильм как способ общения. В России грядет бум национального кинематографа
Фото: Наталья Нечаева, «Вечерняя Москва»

Кирилл Разлогов — человек с уникальной родословной. Его отец — болгарский дипломат. Дед по материнской линии — советский дипломат Александр Бекзадян.

— Я знаю болгарский язык и несколько лет жил в Болгарии, — рассказывает Кирилл Эмильевич. — С армянскими корнями сложнее, потому что я своего деда не знал, он погиб в сталинском лагере задолго до моего рождения. Армянским языком я, к сожалению, не владею, но каждый раз, когда приезжаю в Армению, чувствую некое созвучие своей судьбы и судьбы армянского народа.

И то, что сейчас происходит, я переживаю с особой остротой. Ведь у меня есть и друзья в Азербайджане, среди кинематографистов и не только. А еще среди моих предков есть русский православный священник из города Симбирска, который сейчас Ульяновск. У него было 12 детей, расселившихся на пространстве от Риги до Сахалина. Практически в каждом регионе России у меня есть родственники в том или ином поколении. Поэтому у меня четкое ощущение, что вся территория России — это наша семья.

— И, наверное, не только России?

— Дело не в территории. У меня есть теория транскультурализма, суть которой в том, что человек может одновременно ощущать свою принадлежность к разным культурам.

Ведь ты одновременно представляешь свою профессиональную культуру, культуру своей семьи, своей нации и т.д.

— Отражается ли сейчас национальная культура в кинематографе?

— Да, появились национальные киношколы. Было создано, например, ярко выраженное якутское кино, которое получает призы и на всероссийских, и на международных фестивалях. Этот кинематограф — на якутском языке и основан на идеях олонхо — комплексе древних эпических сказаний якутского фольклора и одновременно традиции его воспроизведения. Конечно, в первую очередь якутское кино ориентировано на свою внутреннюю аудиторию.

Появилось и ярко выраженное башкирское кино. В Казани работают кинематографисты, выражающие особенности Татарстана, в том числе касающиеся и ислама. В Чечне своей кинематографии еще нет, но, я думаю, она появится и будет столь же мусульмански ориентирована, как и лидер республики. При этом на многих региональных киностудиях делаются фильмы, имеющие не только местное, но и общенациональное звучание. То есть идет взаимодополнение.

— Кирилл Эмильевич, у нас огромная страна, 146 миллионов жителей, больше сотни национальностей. Почему у нас не появился свой Кустурица, хотя во всей Югославии, откуда он родом, до ее распада было всего около 24 миллионов человек?

— У нас был свой Эйзенштейн, который, кстати, родом из Риги, свой Тарковский, свой Сокуров. У нас есть многообещающие молодые ученики Сокурова. Кто-то творит на Северном Кавказе, и в работах явно видны кавказский менталитет и кавказские реалии. А есть ученик Сокурова Александр Золотухин, работающий в чисто российском ключе, и он, например, снял фильм «Мальчик русский».

Вообще, из советского кинематографа вышли многие национальные кинематографические школы. Например, казахстанская. В Казахстане, как известно, не было своей кинематографии, пока в Алма-Ату во время Великой Отечественной войны не перевели центральные киностудии. Так и появился национальный кинематограф, который сегодня порой обыгрывает российский на международных кинофестивалях.

— Будет ли дальше национальный кинематограф востребован? Ведь, согласитесь, растет уровень урбанизации, люди переезжают в большие города, где национальные особенности быстро стираются. Или в области кинематографа мы идем в сторону Голливуда, где создают «кино для всех»?

— Голливуд — это мировой центр кинематографии, суммирующий все национальные кинематографы. Там работают и вьетнамцы, и корейцы, и русские, и даже американские индейцы. Мы даем своих людей в Голливуд: у нас есть Бекмамбетов и Кончаловский, которые там успешно творили. Больше того: Голливуд, как известно, в начале ХХ века основали евреи из Одессы и Рыбинска, то есть наши люди! Что же касается потери национальной культуры, позвольте не согласиться.

Разве работающие в Москве мигранты что-то потеряли? Забыли свою национальную идентичность? Не говорят на своем языке? Не посещают мечеть? Все они сохранили. И, кстати, уже есть фильмы, осмысливающие явление миграции и жизни национальных диаспор в большом городе. Другое дело, что наша прокатная сеть недостаточно дифференцирована, и национальный кинематограф редко попадает, что называется, «на большой экран». Ведь прокатчики, что вполне логично, выбирают фильмы, которые посмотрит не только национальная аудитория.

— И что же делать?

— Нужно развивать клубный прокат, который легально пока никак не оформлен, но который тем не менее стихийно существует. Необходимо развивать документальное кино, которое тоже порой имеет ярко выраженную национальную специфику. Нужно больше кинофестивалей. Ведь они проходят в разных городах, и там можно увидеть и прочувствовать культурное разнообразие регионов. Вообще кинематограф, в том числе национальный, я думаю, ждет бум.

Ведь сегодня снимать его и монтировать можно даже с помощью телефона. Если учесть, что грядет эпоха короткометражного кино, то у «кино со смартфона» большое будущее. Ведь оно дешево и доступно. Были бы яркие и интересные идеи!

ДОСЬЕ

Кирилл Разлогов. Родился 6 мая 1946 года в Москве. Российский киновед и культуролог. Автор и ведущий программы «Культ кино» на телеканале «Культура». Доктор искусствоведения.

Президент Гильдии киноведов и кинокритиков России. Заслуженный деятель искусств Российской Федерации. В течение многих лет работал программным директором Московского международного кинофестиваля.

Читайте также: Как Васильев стал первым режиссером из СССР, получившим награду в Каннах

Подкасты