Карта городских событий
Смотреть карту

Обереги большой реки. Ярославское Поволжье удивит путешествием в прошлое

Сюжет: 

БЕЗ КОРОНАВИРУСА
Общество
Обереги большой реки. Ярославское Поволжье удивит путешествием в прошлое
Фото: pixabay.com

В Ярославской области запущена инновационная программа лояльности для туризма. Электронная «Карта гостя» поможет путешественникам комфортно и выгодно знакомиться с богатейшей историей одного из самых древних регионов нашей страны. Побывав здесь, легко убедиться, что в каждом селе, деревне, небольшом поселке или городке этого дивно красивого края бережно хранят культуру, самобытность и традиции земли русской.

Говорят, душа России — ее малые города. Сегодня вспоминают об этом чаще, в том числе и для того, чтобы привлечь внимание туристов к неприметным на первый взгляд населенным пунктам, хранящим уникальную генетическую память о богатейшей истории огромной страны. А попав из столицы в совершенно иной мир провинциальной глубинки, вдруг совершенно четко начинаешь ощущать себя… как дома. Там, где узнаешь давно забытые предметы далекого детства, а чай нальют обязательно с ромашкой и мятой, «как у бабушки». И неспешный разговор с любым встречным завести запросто, будто вчера еще виделись. А вот прохожих как таковых словно и нет. Все знакомцы, мимо пробежать не принято — надо хотя бы поздороваться. Малые российские города, они такие — очаровательные своей особой, неспешной философией жизни. В Ярославской области многие из них, словно древние обереги, стоят на Волге, «главной российской улице». При этом нет здесь ни грамма пафоса, мишуры, суеты и фальши. Все как есть. По-настоящему.

Место действия

— Углич Ярославль, Ростов Великий, Переславль-Залесский — известные туристические маршруты, проходящие по древним городам Золотого кольца России. А вот Углич, один из старейших городов области, включен в знаменитое «кольцо» всего два года назад. Из столицы до него на машине — чуть больше трех часов езды.

В лес, плотной стеной окружающий дорогу, то и дело врываются деревеньки. Под Угличем их так много, что сразу и не понимаешь, что уже давно катишь по городским улицам. Деревянные, словно игрушечные, домики, соседствующие с совсем уж ветхими избушками. Ростовская улица выводит на главную, Успенскую площадь древнего города, основанного десять веков назад воеводой Яном Плесковичем. Его, по преданию, отправила в эти места в 947 году собирать дань княгиня Ольга. Сегодня от укреплений Угличского кремля остался только остров, окруженный речкой Шелковкой, Каменным ручьем и рвом между ними. Чудом сохранившееся старейшее здание кремля — княжеские палаты конца XV века. Главное место действия одного из самых драматичных событий российской истории. Последний отпрыск царской династии Рюриковичей, сын Ивана Грозного и Марии Нагой Дмитрий, после смерти отца был отправлен в Углич в почетную ссылку в статусе удельного князя. 15 мая 1591 года восьмилетний мальчик был найден мертвым. Загадочная гибель царевича до сих пор вызывает множество споров.

— По официальной версии Дмитрий погиб, проколов горло ножом во время припадка эпилепсии при игре в «тычку», — рассказывает историк Любовь Степанова. — Вот прямо здесь, во дворе княжеских палат. Но она жителей не убедила, начался бунт. Борису Годунову, который тогда фактически управлял государством, пришлось спешно отправить в Углич стрельцов для подавления мятежа. Эта темная история стала, по сути, началом Смутного времени. Реликвия кремля — колокол, что, по легенде, сам по себе, без звонаря, начал бить набат сразу после смерти царевича. За недобрую весть его сорвали с колокольни, вырвали «язык», отрубили «ухо» и публично наказали 12 ударами плетей. А затем отправили на 300 лет в ссылку, в Тобольск, сделав на нем надпись «первоссыльный неодушевленный с Углича». Сейчас он хранится во втором по старшинству здании кремля, в церкви Царевича Димитрия на Крови.

А современный Углич постепенно привыкает к большому наплыву туристов. Город «на реке времени», улица за улицей, словно сам проводит экскурсию по давно минувшим векам. На знаменитой «Огневой горе», где, по преданию, находилось языческое святилище, расположился древний Алексеевский Успенский монастырь. Три белоснежных шатра уникальной церкви, словно свечи, взмывают в небо. Ее, одну из красивейших в России, по праву называют «Дивной».

Спрашивая дорогу у местных жителей, заметила, что непременный ориентир — набережная Волги. Так уж здесь заведено: все от реки начинается. На улице Ольги Берггольц расположились сразу несколько частных музеев: например, авторских кукол Вероники Большаковой. В парке Победы, завлекая гостей, колесят на диковинных велосипедах создатели музея «Самокат». А Музей-мастерская кожевенного ремесла открылся всего год назад и сразу стал местом притяжения туристов.

— Одним из известных промыслов Углича было кожевенное ремесло, первые сведения о котором упоминаются в исторических источниках с XVI века, — рассказывает совсем юная экскурсовод, студентка и будущий менеджера по туризму Елизавета Иванова. — Музей наш интерактивный, все можно покрутить, потрогать… Макет станка для умягчения кожи, шкуры диковинных животных, старинные корсеты и обувь, знаменитая маска «чумного доктора».

…Река явно вдохновляет угличей не только бережно хранить прошлое древнего города, но и продолжать историю его настоящего. Время ведь бесконечно — напоминает раздающийся каждый час над Волгой звон башенных часов колокольни Спасо-Преображенского собора.

Мышкинские легенды

В 30 километрах от Углича, на шести холмах в окружении заповедных лесов любуется на Волгу самый маленький город Ярославской области, известный в первую очередь единственным в мире Музеем мыши. Она здесь повсюду: на гербе города, пряниках, валенках, вывесках, даже ступеньках. И легенда соответствующая имеется. Мол, прилег в походе отдохнуть московский князь и воевода Федор Михайлович Мстиславский на высоком берегу, да вдруг по лицу его мышь пробежала. Вскочил князь и видит, что рядом с ним змея извивается. Так мышка спасла князя от смерти, а тот в благодарность основал город Мышкин, что сегодня не уступает самым известным российским городам по туристическому интересу и количеству музеев.

Городок с населением всего-то 5,5 тысячи жителей сохранил до наших дней неизменный старинный облик. И если в Угличе каждая улица историей дышит, то в Мышкине — каждый его дом. О чем свидетельствуют таблички, расположенные на фасаде колоритных зданий. Вот дом почетного гражданина города, городского головы Тимофея Чистова: здесь он принимал русских императоров и членов их семей. В доме купцов Свешневых, между прочим, еще до революции горел электрический свет. У жилого дома семьи мышкинского пекаря Павла Шурыгина своя история: в пекарне в любое время дня и ночи можно было купить свежий вкусный хлеб. А потомки славного рода Шурыгиных, как гласит табличка на их доме, и по сей день оказывают содействие мышкинской интеллигенции в делах музейных и просветительских.

Главные сокровища мышкинской истории хранятся в культурно-выставочном комплексе «МышГород». Музей этот поистине народный, основанный краеведами еще в 1966 году.

— Собирать коллекцию начал мой дед, потом отец, — рассказывает его директор Любовь Гречухина. — Создавался народный музей при местной школе, я еще девчонкой участвовала в этнографических экспедициях.

Сейчас «МышГород» включает восемь музеев: Музей столицы лоцманов, единственный в мире Музей мыши, Музей великого водочника Петра Смирнова, крестьянской архитектуры малых форм, уникальной техники «СамоходЪ», музей-усадьба «Махаев двор, или Время по-купечески», Музей крестьянства и даже провинциального печатного и издательского дела.

— Город наш испокон веков был богатым, купеческим, — продолжает свой рассказ хранительница истории. — Из 2,5 тысячи жителей до революции в нем жили 27 дворян и 193 купца. А мышкинские лоцманы были известны по всей Волге, все ее русла знали на память.

Собрания музеев, поверьте, удивят любого, самого требовательного путешественника богатой экспозицией и тем, с какой осторожностью и аккуратностью относятся здесь к своему наследию потомки. Свой рассказ Любовь Гречухина продолжает в Музее крестьянской архитектуры. Делаешь шаг — и оказываешься в старинной деревеньке, где даже банька, что топится по-черному, вполне в рабочем состоянии.

— Юрьевскую часовню мы перевезли с места гибели князя Юрия Владимирского на реке Сить, — говорит Гречухина. — А этот амбар ребята нашли случайно: заплутали в лесу во время одной из экспедиций и набрели на старообрядческую деревню, в которой на тот момент жила лишь одна пожилая женщина. Неделю они там пробыли, описывая и измеряя здания. И уговорили «хозяйку» подарить амбар музею. Увы, деревня эта потом сгорела дотла.

Флюгер на мельнице, дом бобыля да кружевные, ожидающие реставрации оконные резные рамы — уникальные, настоящие, живые… А Музей мыши — безусловно, детское царство. Такого количества самых разных фигурок смешных грызунов представить сложно: их здесь в несколько раз больше, чем жителей в славном городе. По сути это музей подарков. Мышей сюда присылают со всего света, из разных стран мира. Есть здесь и собрание книг, преимущественно сказок, главные герои которых, конечно, мыши.

К новогодним праздникам здесь уже вовсю готовятся, несмотря ни на что: город живет туризмом. А еще, говорят, зимними вечерами здесь так тихо, что слышно, как падает снег.

Мартыново: родство помнящие

Трудно было представить, что в стороне от основных маршрутов Золотого кольца, в часе езды от Мышкина, есть практически первозданный мир старинной русской деревни. Дорога в Мартыново, в гости к кацкарям, даже немного пугает: через несколько километров навигатор сходит с ума, выдавая на экране вместо карты лишь фрагменты заповедной местности.

— Машину на обочине у нас ставить не принято, — встречает гостей стоящий возле крепкой избы основатель Этнографического музея кацкарей Сергей Темняткин. — Коровы же ходят, зацепить могут. Во двор заезжайте!

Скрип двери, половиц… Русская печь, запах дерева и трав. В каком мы веке — не разобрать.

— Кацкари — это жители бассейна реки Кадки, — объясняет Сергей. — В старину эта местность называлась Кацкий стан. Сто лет назад по берегам Кадки насчитывалось до 140 селений, в которых проживали больше 20 тысяч человек. Сейчас осталось около 60 населенных пунктов, всего 1200 жителей. Вокруг нас много брошенных сел, в деревне Дьяконовке, например, уже все дома пустые. А мы помним ее живой…

Но кацкарям удалось не растерять свой диалект, фольклор и обычаи. Есть у них и своя летопись, род местные жители ведут от XV века как минимум. Не поверите: все кацкари и по сей день связаны друг с другом кровным родством. Идея сохранить наследие пришла мартыновскому учителю краеведения Темняткину 25 лет назад. Вместе с учениками собирал старинные вещи, предметы быта. А история муниципального Этнографического музея кацкарей началась в 2000 году: хозяйка старинной крестьянской избы, построенной в 1910 году, Александра Григорьева переехала жить к дочери в город. Дом ее при содействии областной администрации выкупили для музея, разросшегося сегодня уже до целого комплекса крестьянских изб. Здесь можно заглянуть в сени и в куть, в горницу, на гандарею и на повети, в подсенницу, на двор и одворицу — всюду старинный кацкий быт. Утюги угольные, колыбель плетеная, кукла-идол, утварь кухонная, которой пользовались кацкари и после полета Гагарина в космос. Да что космос — деньги тут не водились до середины шестидесятых, работали-то в колхозе, зарплату получали натуральными продуктами — зерном, сеном, отрезами ткани.

— Электричество в нашей деревне только в 1964 году появилось, — рассказывает Сергей. — Моя бабушка всю жизнь на печи готовила, плиты не знала. Газеты к нам практически «пешком шли», дорог как таковых к селу годов до восьмидесятых не было.

Во дворе — колодец старинный, настоящее крестьянское хозяйство: коровы, овцы, куры, гуси да задиристый козел Филя. Гостей здесь встречают радушно, чаем с травами напоят и обедом настоящим, крестьянским, накормят. Для детворы проведут программу интересную — с мастер-классами и даже уроком кацкого диалекта. В доковидные времена приезжали сюда до 20 тысяч туристов в год.

…Спрятанная в ярославской глубинке деревушка, маленькие, из легенд и сказок сотканные городки сегодня переживают свою эпоху возрождения. Потому что живут в них люди, родство помнящие и историю российскую сберегающие.

КСТАТИ

Мышкину пришлось несколько раз отстаивать право называться городом. В 1777 году этот статус ему даровала Екатерина II.

Но в 1927-м его преобразовали в село Мышкино, которое с 1943 года стало значиться на картах поселком городского типа.

В 1988-м поселению вернули историческое название Мышкин, и только в 1991 году он получил статус города. Огромную роль в этом сыграл мышкинский краевед Владимир Гречухин, которого поддержали многие известные люди, в том числе Дмитрий Лихачев и Булат Окуджава.

РЕПЛИКА

Готовим новые проекты

Дмитрий Миронов, губернатор Ярославской области:

— Для экономики нашего региона сфера гостеприимства — одна из ключевых. И сегодня перед ней стоит амбициозная задача: к 2025 году увеличить ежегодный туристический поток до восьми миллионов человек. Для этого есть все условия: богатое культурно-историческое наследие, транспортная доступность, развитая инфраструктура для отдыха и досуга. И что особенно важно — в отрасли работают яркие, талантливые, инициативные люди.

Даже в условиях ограничений, связанных с распространением коронавируса, они не опустили руки. Вынужденная пауза стала временем разработки новых, интересных туристам проектов, подготовки к переходу на качественно более высокий уровень обслуживания гостей.

Читайте также: Край садоводов и художников: уникальность Тамбовщины кроется в ее жителях

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse