XIX Московский фестиваль прессы
Карта городских событий
Смотреть карту

Общага по любви: почему в Москве так популярны коливинги

Общество
Общага по любви: почему в Москве так популярны коливинги
Фото: Алексей Орлов / Вечерняя Москва

Нынешняя молодежь больше всего ценит свободу общения. Но не со всеми подряд, а только с ментально и духовно близкими им людьми. И жить стремится в кругу себе подобных.

Еще недавно все говорили о коворкингах — общих пространствах для совместной работы и творческого сотрудничества. И вот теперь набирает силу новый тренд: коливинг, в дословном переводе с английского «совместное проживание». Разные люди соединяются в одной большой квартире, чтобы жить и работать на удаленке. На первый взгляд, эта форма общежития напоминает коммуналку, но кардинально от нее отличается, поскольку соседи подбираются не случайно, а по общим — профессиональным, социальным и прочим интересам.

Сколько стоит

До эпохи коливинга барышня или юноша, приехавшие в столицу, могли рассчитывать только на обшарпанную комнатенку в спальном районе. Сегодня — за те же деньги (или почти за те же) молодой человек имеет шанс поселиться в престижном месте или даже в историческом центре — в приятной близости от метро и модных заведений. Вот как выглядит типичное приглашение в современную коммуну: «Ждем новых жильцов в нашем камерном коливинге в ЖК бизнес-класса! (Вариант — в историческом центре Москвы.) Собираем творческих и позитивных людей, создаем атмосферу уюта и приятного окружения (стиль авторов сохранен. — «ВМ»).

Цена за место 18 000 руб. — все включено («все» — это обычно чай, кофе, питьевая вода, печенье и конфеты, моющие средства, право пользоваться стиральной машинкой, коммуналку платить не надо. — «ВМ»). Заполняйте анкету на сайте и присоединяйтесь!»

— Упор делается на «домашнюю обстановку», налаженный быт и организацию досуга, — рассказывает эксперт по недвижимости Марина Михайлова. — В некоторых коливингах хозяева устраивают для своих жильцов тематические посиделки — вечера веганов, игры, кинопросмотры. Не жизнь, а сплошной дом отдыха.

Самая «древняя» форма коливинга — аренда квартиры в складчину (более совершенный вариант — субаренда). В старинном доме в пределах Садового кольца можно разместиться тысяч за 25–30, причем вам может достаться отдельная комната. Недостаток у такого жилья один: часто это, как говорится, «бабушкин дизайн» со скрипучим паркетом, доисторической кухонной плитой и допотопными обоями. Зато Красная площадь в шаговой доступности!

Услужливый рынок чуть ли не каждый день изобретает новые варианты: пандемические ограничения и работа «из дома» очень способствуют развитию «коммунального» бизнеса. Например, в пентхаус в окрестностях Москвы-Сити или даже в самой Москве-Сити сегодня можно въехать с чемоданом за 35 тысяч в месяц — такова цена койко-места. Да, это хостел класса люкс с роскошной кухней-гостиной, панорамными окнами, суперсовременным оснащением и интеллигентными соседями.

Однако о личной жизни придется либо забыть на время, либо «решать вопрос» на стороне. Летом пользуются спросом и «дачные общежития» — нарядные коттеджи в стиле рублевский ампир. По идее, это похоже на тик-ток-дома, только на даче жильцы ничего не обязаны своим хозяевам, кроме ежемесячной арендной платы. Комната с общей ванной в хоромах стоит от 50 тысяч рублей. И находится много охотников почувствовать себя миллиардерами.

Кто такие

По наблюдениям социологов, основные обитатели коливингов — это поколение «молодых взрослых», миллениалов, рожденных с начала 80-х до конца 90-х годов. То есть старшим из них сейчас около сорока.

Эти люди заметно отличаются от своих предшественников — детей «эпохи застоя», рожденных в конце 60-х — начале 70-х годов, и послевоенного поколения (конец 40-х и 50-е). Во-первых, миллениалов воспитали более образованные родители (26 процентов матерей имели высшее образование, это на 10 процентов больше, чем у предыдущего поколения). Во-вторых, им пришлось расти в условиях социального расслоения — кому-то в чертогах, кому-то в трущобах, в итоге «молодые взрослые» более социально разнородны и куда тщательнее подбирают круг общения. В-третьих, миллениалы позже взрослеют: определяются с профессией, начинают зарабатывать и заводить семьи.

Все эти черты присущи и тем, кто родился уже в ХХI веке и начинает взрослую жизнь сейчас и тоже активно населяет коливинги.

Благодаря всем этим милым особенностям у нынешней молодежи более высокие требования и к своему окружению, и к качеству жизни в целом. Но в одиночку позволить свободный выбор трудно. Особенно когда финансы ограничены. Что делать? Объединяться!

Почему сейчас

Совершеннолетие старших миллениалов пришлось на первые годы нынешнего тысячелетия. Почему «общажный бум» возник только сейчас?

— Вечная проблема в России и особенно в крупных городах — это наличие дешевого доступного жилья, — говорит доцент факультета социальной психологии МГППУ Ольга Даниленко. — Сейчас эта проблема, как никогда, мешает молодежи сепарироваться и начать жить отдельно от родителей. У нынешнего поколения очень выражен «индивидуальный дух», осознание ценности своей личности, они склонны создавать территории для общения по интересам, которые могут сами контролировать, выстраивать отношения по собственному выбору, не подстраиваясь под обстоятельства, навязанные извне. Одна из важнейших потребностей молодого человека, который входит в жизнь, — это отделиться от семьи, но не остаться одному, а найти себе подобных. В семьях очень тесные эмоциональные связи, границы между людьми очень плохо выстроены.

Например, родители переживают, когда ребенок закрывается от них в комнате, сидит в интернете. Они не вполне понимают: чтобы повзрослеть, человеку сегодня необходимо осознать свою индивидуальность и встроить ее в окружающий мир. И хорошо бы, чтобы этот процесс проходил в спокойной доброжелательной обстановке, вдали от тревожных и гиперопекающих — «негативных» — взрослых. И коливинг эту проблему замечательно решает. Причем традиционное институтское общежитие тоже не подходит.

— Я много общалась с молодыми людьми о причинах, по которым они переезжают в коливинги из кампусов, — рассказывает Ольга Даниленко. — Общежитие воспринимается как нечто формальное, контролируемое взрослыми, где ты не являешься ни членом группы (поскольку соседей выбирал не сам), ни хозяином положения. А коливинг дает возможность сразу оказаться в дружелюбном окружении, комфортном именно для тебя, со схожими целями, задачами и интересами.

К тому же осознание, что тебя выбрали, что ты прошел некий «тест» на совместимость с приятными тебе людьми, очень повышает чувство самооценки и создает ощущение защищенности, которое есть у человека в семье. Однако в отличие от семьи в коливинге соблюдаются личные границы, ты всегда можешь уединиться на личной территории, не вызывая осуждения. К тому же коливинг гораздо эффективнее, чем общежитие, разрешает проблемы бытового комфорта, с которыми молодые люди еще справляться не умеют.

На заметку родителям: если ваше великовозрастное половозрелое чадо все никак не хочет оторваться от «мамкиной юбки», порекомендуйте ему переселиться в коливинг. Глядишь, приживется. А там и повзрослеет.

— Поколение, выросшее в интернете, — отмечает психолог, профессор МГППУ Римма Чиркина, — очень высоко ценит общение. Благодаря соцсетям они убедились, что не одиноки, единомышленников найти легко, так почему бы не перенести это общение в живую жизнь? Так интернет помогает формировать новую реальность.

Есть еще один важный момент, который отмечает Ольга Даниленко, опираясь на свой опыт работы с молодежью. Подросшее поколение можно условно назвать «дети аниматоров»: с дошкольного возраста они не сами обустраивали свой досуг — этим занимались няни, бебиситтеры, аниматоры, которым их родители делегировали задачу развлечения отпрысков. По этому нынешние молодые не умеют сами себя занимать ничем, кроме гаджетов. Если такой человек остается наедине с собой, он испытывает особо острое чувство одиночества, тоску, скуку.

— Коливинги поддерживают атмосферу праздника, помогают избежать обыденности, которой молодежь сегодня особенно боится, потому что взрослеет позже, — считает психолог Римма Чиркина.

Общага по любви: почему в Москве так популярны коливингиФото: Рexels/wildlittlethingsphoto

Подводные камни

— Коливинг по сути — это малая социальная группа, которая существует по своим законам, — говорит Ольга Даниленко. — С одной стороны, это опора, но есть и риски.

Да, при приеме новых людей в коливинг проводится своего рода анкетирование, но и прошедшие первичный отбор в дальнейшем не застрахованы от конфликтов. Печальный пример — «Поселок программистов» в Кировской области, основанный Алексеем Конышевым в 2014 году. Основными критериями для получения «прописки» были, по словам основателя, работа на удаленке и здравый смысл.

Поначалу все шло неплохо, к 2018-му в поселении проживало шесть семей (сейчас их восемь), работала летняя Школа программистов, формировались интересные общественные пространства. Но несколько лет назад началось противостояние между Конышевым и одним из новых жителей Иваном Навозновым, которое в итоге раскололо поселковое сообщество. А ведь началось все со спора по поводу качества стройматериалов.

А теперь представьте, что на одной кухне в дискуссии о Евровидении сошлись поборники новейших «европейских ценностей» и человек традиционных взглядов, лояльный действующей власти? С очень большой долей уверенности предположу, что «традиционалиста» из такого коливинга быстро выживут. Почему? Да потому, что очень многие из тех, кто декларирует толерантность и широту взглядов, на деле готовы их распространять только на представителей своего «идеологического вида». И абсолютно нетерпимы к носителям мнения, отличного от их собственного.

КСТАТИ

Согласно июльскому опросу ВЦИОМа, россиян, которые предпочитают жить, не создавая семьи, за последние четыре года увеличилось более чем вдвое. В 2017 году нежелание вступать в брак выразили всего пять процентов респондентов.

Сегодня принципиальных одиночек уже 11 процентов. Если дело пойдет такими темпами, то через каких-то десять лет у нас в стране уже будет почти четверть закоренелых холостяков. И очень многие из них наверняка пополнят население коливингов.

ПРОТОТИПЫ

Мюнстерская коммуна (1534–1535) В апреле 1534 года анабаптисты (радикальное религиозное движение эпохи Реформации) захватили германский Мюнстер и начали строить «Царствие Божие на земле». Отличительными признаками такового стали отмена социального неравенства и обобществление всего имущества и всех женщин детородного возраста. Просуществовало «царство» немногим более года: в июне 1535-го город был взят войсками мюнстерского епископа и коммуна пала.

Знаменская коммуна(1863–1864) Коммуну, организованную в Петербурге писателем Василием Слепцовым, вполне можно рассматривать как прообраз типичного современного коливинга. В 11-комнатной квартире на Знаменской улице проживали восемь человек — трое мужчин и пять женщин. Объединяли их социалистические убеждения и работа на литературном поприще. Это вызвало в обществе скандал.

Сплетники с удовольствием обсасывали слухи о беспорядочных половых связях коммунаров, а полиция внимательно следила за их деятельностью. Знаменцы продержались 10 месяцев: коммунарская лодка разбилась о быт — прислуги у них не было, а утруждать себя работой по дому никто из жильцов не желал. Плюс сказалось давление общественности.

Артель художников(1863–1871) В ноябре 1863-го 14 лучших выпускников Императорской академии художеств в Петербурге отказались участвовать в конкурсе на Большую золотую медаль и вышли из академии. С подачи Ивана Крамского молодые художники организовали артель, сняли квартиру в доходном доме на Васильевском острове, где вместе жили и работали. Конец арт-общежитию положили финансовые разногласия.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Коливинг в нынешнем своем виде, — отмечает этнопсихолог Ольга Павлова, — это явление не новое.

Неоднократно возникали коммуны хиппи, веганов, экоактивистов, феминисток, нудистов, представителей творческих профессий, эзотериков... Отдельная песня — общины адептов разнообразных религиозных сект, которые тоже стремятся обособиться от остального мира. В США и других странах «общины по интересам» стали появляться еще в XIX веке.

Далеко не все из них выжили, но некоторые существуют и по сей день. Такова, к примеру, женская сельскохозяйственная община Нойва-ду-Кордейру, что в 400 километрах от Рио-де-Жанейро, созданная бразильскими феминистками в 1891 году. Мужчинам доступ сюда не запрещен, но строго ограничен.

В СССР ее аналогом можно считать так называемую коммуну вдов, появившуюся в Сальском районе Ростовской области в 1928 году. Женщины, потерявшие мужей в Первую мировую и Гражданскую войны, объединились и создали вполне эффективное хозяйство.

Правда, у них никаких ограничений на присутствие сильного пола не было, так что через несколько лет коммуна превратилась в обычный советский колхоз.

— Вариантов коллективного существования очень много. И часто идею коммуны, где участники могут менять место жительства, переезжать в другие города и страны, противопоставляют идее «родового гнезда» как нечто новое и революционное. Но полтора года пандемии заставили людей больше ценить свои корни и родовые связи: мы сейчас переживаем бум загородного строительства, люди укрепляют свои «дома-крепости». Но формы коллективного жилья все равно будут развиваться, — полагает Павлова.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse