XIX Московский фестиваль прессы
Карта городских событий
Смотреть карту

Курс на восток

Общество
Курс на восток
Фото: Рixabay

Стройка века а лучше три стройки или даже пять плюс перенос столицы за Урал — только так по мнению некоторых политиков можно решить проблему неравномерного распределения в стране. Сработает ли хитрый планвыправит ли перекос расселения? Попробуем разобраться вместе с экспертами.

Земля наша, как известно, велика и обильна, но вот порядка, по крайней мере в плане заселения территории, в ней нет. Основная полоса расселения занимает лишь 22,3% площади страны, и проживают тут почти 86% россиян: в европейской части — 69%, в том числе в двух агломерациях — столичной и питерской — 18%. Остальные 14% реденько рассредоточены по северам и Зауралью. Поэтому идею расселить европейскую часть России нельзя назвать новой. Но никто еще не придумал, как это сделать.

Министр обороны Шойгу недавно предложил построить в Сибири «три, а лучше пять» городов с населением до миллиона человек, сделав их научными и промышленными центрами.

Города инноваций, считает он, станут точками притяжения населения со всей страны, разработка новых месторождений запустит систему транзитных и внутренних магистралей, а также продвинутые производства (например, аккумуляторов для электромобилей), и в итоге жизнь в Сибири забьет ключом.

А кто поедет жить в эти города? Мы привыкли считать, что «где родился, там и пригодился», но выясняется: народ у нас на подъем легок — лишь бы платили побольше. Об этом, например, свидетельствуют данные недавнего опроса портала «Работа.ру», согласно которому ради высоких заработков в другой город готовы переехать 82% россиян. Правда, 61% выбрал бы для этого Москву, а 12% — Питер. Отправиться во Владивосток, Краснодар и Сочи согласились по 2%. Екатеринбург, Казань, Калининград, Красноярск, Нижний Новгород, Новосибирск, Ростов-на-Дону и Хабаровск предпочли бы по 1% респондентов. Как видим, в лидерах — опять Москва.

Курс на востокФото: Рixabay

Но и опрос проводился в современных условиях: ехать этому легкому на подъем народу больше просто некуда — новые города, которыми грезит министр обороны, построят еще не скоро, если вообще построят.

Так как же выправить ситуацию, равномерно рассредоточить жителей по территории, да еще и сделать их довольными? Ответ озвучен был неоднократно: развивать регионы, питать малые города инвестициями, давать людям не только работу, но и достойную зарплату. Легко сказать…

— Уйти от территориального перекоса можно только одним путем, — считает профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ Наталья Зубаревич, — перепрошивкой системы управления. Невозможно все контролировать из центра, прописывать регионам бесконечные цели и заставлять их отчитываться по каждому чиху.

Дерегулирование сделает ситуацию более дифференцированной. Конечно, у кого-то получится нормально управлять, у кого-то будут провалы, но это неизбежно при отпускании поводьев. Но как только появится возможность принимать решения, которые нужны именно региону, толковые администрации будут выигрывать у бестолковых.

Конечно, никто не обещает счастья послезавтра, если завтра будет децентрализация. Будем выбираться тяжело, долго и мучительно. А пока этот светлый, единственный, как считает Зубаревич, путь не овладел властными мозгами, надо ведь тоже что-то делать.

Быть может, новые города в Сибири станут той первой ласточкой, за которой потянутся косяком на восток толпы страждущих лучшей жизни? И вроде как пример какой-никакой есть — Магас, единственный, построенный с начала перестройки в России город. Строили его, правда, не в Сибири, а на Кавказе как столицу Ингушетии, отколовшейся от Чечни. Первый камень в Магасе был заложен в 1994 году, к 2009-му в нем проживали всего 415 жителей, но потом вроде как распогодилось: сейчас там обитает 13 601 человек. И вроде бы производств никаких, и на всю столицу — единственный НИИ, университет, школа и детский сад, а вот поди ж ты, приехали...

Курс на востокФото: gazprom.ru / ПАО Газпром

Экономист, географ и профессор МосГУ Алексей Скопин идею строительства новых городов утопической не считает:

— Как министр обороны, Шойгу прав: удобнее охранять столицу в Сибири, чем в Москве — враги дальше (Сергей Шойгу в том числе предложил перенести столицу вглубь российской территории. — «ВМ»). Да и обустраивать существующее часто дороже, чем строить новое. Потому что и земли в частной собственности, и инфраструктура, мимо которой не пройдешь, уже проложена…

В чистом поле на федеральной земле всяко проще. Плюс у нас основные доходы — от нефти, газа, металлов — дает Сибирь, и вложиться в ее развитие было бы справедливо. Другое дело, что непонятно, чем конкретно будут заниматься новые миллионники. Если опять добывающим производством, то это старые грабли моногородов, на которые не хотелось бы наступать вновь. А вот если это будет некий административный центр… Есть страны, где столицы переезжали на новое место и активно развивались...

По словам Скопина, нечто подобное сейчас происходит в казахском Нур-Султане (он же Акмолинск, он же Целиноград, он же Акмола, он же Астана), ставшем столицей в 1997-м и последний раз переименованном в 2019-м:

— Большинство чиновников, конечно, семьи оставляют в более комфортной Алма-Ате, пять дней работают в новой столице, вечером в пятницу улетают к семьям, а в понедельник опять заступают на вахту. Но многие, по мере благоустройства Нур-Султана, и семьи туда перетягивают. Уверяю вас, если место денежное, люди пойдут на все, чтобы пустить там корни.

Курс на востокМонумент Байтерек в Нур-Султане / Фото: Ken and Nyetta / CC BY 2.0

Правда, не сказать, что Нур-Султан возводили в чистом поле — Акмолинск получил статус города еще в 1862 году. А лету от него до бывшей столицы — два часа. Которые в случае с Сибирью превращаются минимум в четыре...

— Мировой опыт показывает, что город — это естественное образование, и создать его по приказу с нуля, чтобы он сразу стал устойчивым, состоятельным, процветающим экономическим центром, в современном мире практически невозможно, — говорит Александр Пузанов, гендиректор Института экономики города. — Пара новых столиц вроде бразильской или нигерийской — вот, пожалуй, и все громкие примеры (Бразилиа и Абуджа соответственно. — «ВМ»).

Небольшие моногорода, закрытые города, возводимые у нас в 1950-е, — это история даже не на 300 тысяч жителей, да и экономика тогда была совсем другой. А создавать почти миллионник ради производства аккумуляторов… В той же Сибири масса кризисных городов, и размещение таких производств их бы оживило, притянуло новых жителей.

Ради чего ставить на них крест и начинать где-то все с нуля? Не говоря уж о том, где взять столько людей при нынешней демографии.

Между тем, по оценкам экспертов, уже прикинувших цену идеи, ее реализация будет ежегодно съедать 1,3– 1,5 триллиона рублей. Для сравнения: в доковидном 2019-м столько было потрачено на так называемые общегосударственные вопросы (поддержание всего госаппарата, обслуживание госдолга и т.д.). Схожими были профицит бюджета (1,9 трлн) и суммарные траты на ЖКХ, экологию и образование (1,3 трлн). При этом на поддержку регионов потратили 2,5 триллиона — половину этой суммы и предлагается отдавать ежегодно на новые сибирские мегаполисы.

Но, может, не промышленностью прирастет Сибирь, а мозгами? Они-то в любое время в цене.

— У нас есть прекрасный пример, — соглашается Скопин, — новосибирский Академгородок. Его создавали как раз для того, чтобы перебазировать интеллект на восток страны. В итоге тамошний университет дал ростки, которые проросли потом и в Красноярске, и в Омске, и в Томске, и даже до Владивостока дошли…

— А вы думаете, у Академгородка нет проблем? — возражает Михаил Кузнецов, глава Союза развития наукоградов России. — Например, в Ханты-Мансийске, процветающем на нефти, построили НИИ информационных технологий и переманили туда несколько сотен специалистов из Новосибирска и Томска, обескровив тем самым Академгородок, который до сих пор не может получить статус наукограда... Да, у нас есть города, «заточенные» исключительно на науку, — Черноголовка, Пущино, Троицк, Зеленоград. Есть Кольцово со знаменитым «Вектором» и его вирусами, есть похожий на него подмосковный Оболенск с таким же научным центром, занимающийся бактериями. Так первый статус наукограда получил, потому что считается городским округом, а второй — нет, так как числится поселком.

И финансирование у них от этого разное. Другая проблема наукоградов, по мнению Кузнецова, как удержать там новые поколения, ведь дети не всегда идут по стопам родителей-ученых, а с альтернативной работой обычно беда...

САМЫЕ МОБИЛЬНЫЕ

Американцы в поисках лучшей доли чаще других склонны менять место жительства. Внутренней миграции, считают эксперты, во многом способствует отсутствие в стране ярко выраженного экономического центра. Среднестатистический американец, по данным Всемирного банка, переезжает с места на место в среднем 13 раз, а англичанин — 7 раз.

Россияне делают это в среднем всего 2 раза за свою жизнь, и такая низкая мобильность населения во многом сдерживает рост экономики страны.

ВЫШЛО

В 1960 году из-за перенаселенности и обилия трущоб бразильцы построили новую столицу. Проект делали легендарный архитектор Оскар Нимейер вместе со своим учителем Лусио Костой. Город Бразилиа выстроен на пустом месте с нуля за три года и стал настолько интересным в архитектурном плане, что был занесен в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

РАДИ КАРЬЕРЫ

Опрос, проведенный в 2019 году рекрутинговой компанией Hays, показал, что для половины людей (51 процент), заявивших о готовности поменять место жительства из-за работы на два-три ближайших года, регион переезда неважен.

Настоящее значение для них имеют лишь карьерные перспективы и зарплата (рост на 30– 50 процентов) и чтобы проект был интересным. Вряд ли за два прошедших года настроения изменились.

НЕ ВЫШЛО

Рекордсменом по числу новых городов-призраков является, наверное, Китай. Почти в двух десятках пустующих городов, многие из которых миллионники, находятся в резерве 60 миллионов новых квартир и домов со всеми удобствами. Главной проблемой для властей стало мотивировать людей на переезд в города с «человейниками», где стоимость жизни превышала финансовые возможности потенциальных жителей. Кое-кто, впрочем, считает строительство таких городов «заначкой» на случай глобального катаклизма с последующим массовым исходом людей.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse