Карта городских событий
Смотреть карту

Половина самостроев в Москве ликвидируется добровольно

Общество
Половина самостроев в Москве ликвидируется добровольно
Фото: Александр Авилов / АГН Москва

Госинспекция по недвижимости Москвы одной из первых в России стала применять самые передовые технологии для выявления самостроев. О том, как это происходит, в эксклюзивном интервью «Вечерней Москве» рассказал руководитель ведомства Владислав Овчинский.

— Владислав Анатольевич, какое количество самостроев выявлено с начала года?

— С начала года выявлено чуть более 800 незаконных объектов, большая часть которых некапитальные – это шлагбаумы, незаконные ограждения. Именно такие объекты чаще всего беспокоят горожан.

— На каких территориях чаще всего появляются нелегальные строения?

— Чем более труднодоступна территория, тем больше шансов для появления самостроев. Однако сейчас мы можем обследовать даже такие места благодаря использованию современных технических средств. Кроме того, если раньше — в 1990-х — начале 2000-х годов — нелегальных построек было много, в том числе на пешеходных зонах и центральных улицах, то с появлением целого комплекса мер ответственности, таких как, например, введение серьезных штрафных санкций за возведение незаконных объектов самостроев в городе становится все меньше.

— Вы упомянули шлагбаумы. Как часто жители не хотят перекрытия двора?

— Специально для москвичей мы запустили удобный проект «Свободный доступ». Его задача — помочь избавиться от незаконно установленных ворот, ограждений, всевозможных перекрытий в виде цепочек, конусов и шлагбаумов. Любой житель столицы может в режиме онлайн написать нам обращение о таких фактах: мы отрабатываем жалобу в трехдневный срок, даем обратную связь и при подтверждении факта нарушения устраняем проблему. Проект уже хорошо себя зарекомендовал, и мы видим неравнодушие москвичей, которые помогают нам выявить незаконные объекты.

— Вы принимаете обращения и через социальные сети?

— В том числе. Как раз в рамках проекта «Свободный доступ» жители пишут в Direct сети Инстаграм. У каждого столичного района есть свой закрепленный инспектор. Граждане напрямую могут обращаться к инспектору и оперативно получать помощь в решении своего вопроса.

— А как обстоят дела с более крупными самостроями — большими постройками или самовольно захваченными территориями?

— Сегодня мы «закрываем» те проблемы, которые остались в городе с 1990 — 2000-х годов. Новых самостроев в Москве практически нет, в том числе потому, что в столице действует целый комплекс мер, направленный на предотвращение появления нелегальных построек. Речь идет о серьезных штрафах за нарушения в земельно-имущественной сфере, а также о контроле всех территорий Москвы с помощью дронов. Теперь новый самострой, если и возникает, то легко выявляется и демонтируется еще в самой начальной стадии. Прошлые десятилетия оставили в наследство самые разные объекты самовольного строительства, сегодня упор в работе мы делаем преимущественно на спальные районы и окраины, где выявляем незаконные склады и торговые объекты. Их становится все меньше и меньше, так как инвентаризация города подходит к концу, к началу сентября мы должны завершить обследование всего контура города.

Половина самостроев в Москве ликвидируется добровольно Нелегальные гаражи в Бутырском районе / Фото: mos.ru

— Какой самый крупный на вашей памяти самострой?

— В прошлом году мы демонтировали крупный торговый центр на юго-востоке Москвы. Объект площадью в несколько тысяч квадратных метров был построен без единого разрешительного документа. Суд признал здание незаконным и принял решение о его демонтаже. В настоящее время идет ликвидация комплекса самостройных объектов в Южном административном округе, площадь объектов составляет более двенадцати тысяч квадратных метров.

— Как вообще появляется самострой?

— Ранее, как правило, предприниматель решался на строительство некапитального объекта, и через какое-то время он обрастал правами собственности и «укоренялся» на месте. Сейчас таких «закапиталенных» самостроев достаточно много. Проблема не только в том, чтобы выявить их, необходимо также собрать доказательную базу, провести судебно-техническую экспертизу, подтвердить, что незаконная постройка угрожает жизни и здоровью людей, только после этого добиться демонтажа. Сейчас мы стараемся не доводить до того, чтобы объект оброс правами собственности – ликвидируем его еще на этапе постройки.

— Насколько поворотлива судебная машина в плане признания объектов незаконными постройками?

—В 2008 году был принят целый набор законодательных актов, которые позволяют признать объект самостроем, причем сделать это еще до суда. Бывают случаи, когда в рамках судебного процесса открываются новые обстоятельства — к примеру, появляются документы, которых не было зафиксировано ни в одном городском архиве или в уполномоченных органах, которые могли бы подтвердить законность возведения постройки. Практика судов демонстрирует достаточно однозначную позицию – постройки без соответствующих документов признавать незаконными.

Половина самостроев в Москве ликвидируется добровольно Фото: Андрей Любимов / АГН «Москва»

— Часто в архивах находите подтверждение нелегальности постройки?

— В части архивного дела большая работа проведена Департаментом городского имущества. Архивы оцифрованы, и сейчас уже нет больших сложностей обнаружить нужный документ. Другое дело, если речь идет о присоединенных территориях, где архивы находятся в муниципальных образованиях – иногда приходится тратить время на поиск справок.

— Владислав Анатольевич, а много ли примеров досудебного решения проблем?

— По статистике прошлого года, половина самостроев ликвидирована добровольно — собственники сами приняли решение о демонтаже. Нужно отметить, что в целом правосознание собственников в последние годы серьезно изменилось. Они понимают, что самострой может привести к потенциальной угрозе для жителей и городской инфраструктуры, и в таких ситуациях нести ответственность будет именно владелец нелегальной постройки. В России есть печальные примеры, когда самострои горели, там гибли люди. Поэтому правообладатели должны понимать всю степень серьезности возможных последствий. И мы видим позитивную динамику в ответственном подходе самих собственников. Если сравнить, к примеру, 2017 и 2020 годы, то количество объектов, демонтированных в досудебном порядке, стало значительно больше.

— Какие санкции применяются в отношении владельцев незаконных построек?

— В первую очередь наказание предусматривает серьезный штраф: до двух процентов кадастровой стоимости. Нужно помнить, что земля в Москве дорогая, и кадастровая стоимость всегда высока, а значит, и штраф - тоже. Соответственно, данный вид санкций остается ключевым. Стоит понимать, что штрафы — это дополнительные административные барьеры, которые должны действовать с целью профилактики правонарушений. После привлечения к ответственности, повторно юридическое лицо на рецидив не пойдет. Также на базе Госинспекции недвижимости действует информационно-консультационный центр, занимающийся разъяснительной и профилактической работой среди предпринимателей и физлиц, донесением требований федерального и городского законодательства.

— Владислав Анатольевич, а какие технические средства есть в арсенале у инспекторов?

— За последние два года мы внедрили много интересных инструментов и сервисов, которые позволили инспекторам сократить время на проведение работы. Это было необходимо, ведь Москва характеризуется обширной территорией и высокой плотностью застройки. Так, мы внедрили технологию работы с квадрокоптерами, которая помогает предотвратить возникновение новых проблем с самостроями. Также у нас действуют алгоритмы автоматического выявления нарушений по документам: они сравнивают большие данные и сигнализируют инспекторам о наличии проблем. Кроме того, мы получили хорошие результаты по итогам обучения искусственного интеллекта — например, информация с камер городского видеонаблюдения оперативно анализируется, и на ее основании мы можем на прямом видеопотоке выявить нарушения. И сегодня таких технологий достаточно много.

— Недавно в 248-ФЗ были внесены изменения, расскажите о них подробнее, сократились ли сроки проверок из-за изменений?

— Нашу трансформацию мы начали еще два с половиной года назад, и к этим изменениям были готовы. Таким образом, мы подошли к инновационному законодательству во всеоружии. Суть ФЗ-248 — в использовании современных технологий и снижении нагрузки на добросовестных предпринимателей. При этом приоритет отдан профилактическим мероприятиям и превентивным мерам. Основной упор мы делаем на онлайн-проверки документации. Теперь на них не тратится по 10 – 15 дней, результат мы получаем практически сразу. Так мы одновременно решаем две задачи: не нагружаем лишний раз бизнес-сообщество и сводим к нулю коррупционные риски. Все инструменты, предусмотренные ФЗ-248, нами уже успешно используются. Приятно, что федеральная повестка совпала с городскими трендами.

Половина самостроев в Москве ликвидируется добровольно Фото: Евгений Самарин / mos.ru

— Говоря о технических новинках, нельзя не вспомнить о квадрокоптерах и электросамокатах. Как они облегчают работу инспекторов?

— Мы облетаем территорию города 3 – 4 раза в год. Трудно себе представить ситуацию, когда мы могли бы физически на постоянной основе обходить всю Москву. Нам бы пришлось кратно увеличить штат инспекторов. Поэтому эффективность деятельности инспекторского состава позволяют повышать квадрокоптеры — они покрывают большие территории за считанные дни. А используемые в работе электросамокаты помогают быстрее доехать до обследуемого объекта, особенно в плотно застроенном городе. К тому же мы стараемся внести свою лепту в улучшение экологической обстановки Москвы, применяя «зеленые» технологии.

— Какие территории получают самый серьезный контроль?

— В 2012 году к Москве были присоединены новые территории, ранее входившие в состав Московской области, в результате чего площадь столицы увеличилась в 2,5 раза. На присоединенных территориях были созданы два новых административных округа столицы – Троицкий и Новомосковский, которые также вошли в периметр обследований Госинспекции по недвижимости.

Именно данные округа — приоритет нашего анализа, хотя там есть своя специфика. Дело в том, что в большей части — это индивидуальное жилищное строительство. И мы проводим большую работу с населением, чтобы привести в порядок те объекты, которые были созданы на территории ТиНАО ранее. Не всегда они имеют полный комплект документации. Совместные с Департаментом информационных технологий проекты помогают выявить нецелевое использование земельных участков, после чего работа уже ведется с юрлицами. Если у объектов нет владельца, то их в судебном порядке признают бесхозными. После этого город решает расчистить площадку, либо ввести объект в хозяйственный оборот.

— Что чаще всего в Москве появляется на месте самостроев?

— Очень многое зависит от территорий и того, что нужно самим жителям конкретного района. Решения могут приниматься на электронной площадке «Активный гражданин», где москвичи могут высказаться: нужен ли им на месте демонтированного самостроя социальный объект, парк или что-то другое. Чаще всего в столице обустраивают зеленые зоны, детские и спортивные площадки, организуют ярмарки или транспортную инфраструктуру.

Google news Yandex news Yandex dzen Mail pulse

Подкасты