Карта городских событий
Смотреть карту

Подземные воины: из электродепо, тоннелей и станций сотрудники метро отправлялись на борьбу с врагом

Сюжет: 

Битва за Москву
Общество
Подземные воины: из электродепо, тоннелей и станций сотрудники метро отправлялись на борьбу с врагом
Фото: Главархив Москвы

«Вечерняя Москва» продолжает серию материалов о тех, кто защищал столицу в 1941 году. Сегодня мы вспоминаем вклад метрополитена в общую победу. С первых дней войны станции и тоннели были приспособлены под бомбоубежища, но это далеко не все, что сделали метрополитеновцы для защиты родного города. Многие из них пошли в народное ополчение, помогали ремонтировать технику в тылу, восстанавливали разрушенное хозяйство на освобожденной земле.

C первых дней Великой Отечественной войны Московский метрополитен, как колоссальное инженерно-техническое сооружение, на котором работали тысячи сотрудников, включился в дело обороны страны и столицы.

Конец 30-х годов прошлого века проходил в ожидании очередной большой европейской войны. Несмотря на мирные заверения европейских лидеров, почти никто из них не сомневался, что воевать придется. Каждая страна подготовку к боевым действиям начинала заранее. В Советском Cоюзе были сняты многие фильмы, где зрителям показывали, как могучая Красная армия будет бить врага «малой кровью на чужой территории», а солдаты армии противника развернут штыки в сторону своих командиров и вообще буржуев. Так что нельзя сказать, что война застала Советский Cоюз и его граждан совсем врасплох, тем более что еще до войны метрополитен планировали использовать как массовое убежище.

Подготовка

В апреле 1941 года вышло постановление Совнаркома, в котором предлагалось считать первоочередной задачей приспособление метро под массовое убежище для населения. Под это выделялись значительные средства. В то же время началось дооборудование станций защитными устройствами, в частности деревянными герметическими дверями и системами газозащиты.

Тогда боялись отравляющих бомб, а с появлением атомных бомб устройство гермозатворов на станциях, в тоннелях и вентиляционных шахтах стало обязательным при строительстве метро. Также устраивались дополнительные водопроводы и санузлы. Правда, все работы до войны завершить так и не успели.

В метрополитене проводились и учения противовоздушной обороны. На территориях электродепо «Северное» и «Сокол» были созданы специальные подразделения для этой цели. Непосредственно перед началом войны проводилось несколько учений: 22 мая 1941 года прошли проверочные учения отряда ПВО в электродепо «Северное», 27 мая — на станциях Покровского радиуса, 10 июня — на станциях Кировского радиуса, 17 июня — на станциях Горьковского радиуса. До войны оставались считаные дни.

Первая воздушная тревога была объявлена в Москве в ночь с 30 июня на 1 июля. Она была учебной: никто не сомневался, что будут и настоящие, и требовалось четко отработать взаимодействия подразделений противовоздушной обороны города.

Под бомбами

Первый сигнал настоящей воздушной тревоги прозвучал в Москве ровно через месяц после начала войны — 22 июля 1941 года. С тех пор массированные воздушные налеты стали регулярными. Общая продолжительность всех воздушных тревог в отдельные сутки достигала 10– 11 часов.

Закончились налеты только летом 1942 года, а последняя бомба упала на Москву в июне 1943 года. Первый налет продолжался с 22:25 21 июля до 3:25 22 июля. Надо сказать, что Москва в общем-то была подготовлена. Помимо защищавших столицу войск ПВО, с последствиями бомбардировок боролась местная противовоздушная оборона — МПВО, состоящая из милиции и гражданского населения, а с началом войны усиленная воинскими частями.

— Подразделения МПВО, в составе которых были в том числе женщины и школьники, тушили «зажигалки» и пожары, помогали раненым, ликвидировали аварии. Большую роль играли также затемнение и маскировка. Тем не менее последствия первого авианалета были довольно значительными. Налет, произведенный немецкой авиацией в следующую ночь, также существенно отразился на жизни города. Именно тогда, 23 июля, бомба попала в тоннель на перегоне «Смоленская» — «Арбатская» и пробила его. По свидетельству начальника МПВО, от осколков и обломков перекрытия погибли 14 человек. Но это был единственный случай, когда метро как бомбоубежище не вполне себя оправдало. В целом же метрополитен к первым авианалетам был готов. Были изготовлены 73 тысячи квадратных километров деревянных щитов для установки настилов в тоннелях, чтобы людям было удобнее укрываться от налетов.

Тоннели метрополитена не были приспособлены для нахождения в них людей. Поэтому пришлось изобретать что-то на ходу. На рельсах и стрелочных переводах помещались щиты, где размещались жители города. Была даже введена специальная должность — «комендант тоннеля по обслуживанию населения при воздушных тревогах». На изготовление деревянных щитов ушел примерно целый железнодорожный вагон гвоздей, — рассказал директор Народного музея метрополитена Константин Черкасский.

В окопах

С началом войны жизнь метрополитена, как и всей страны, резко изменилась. Работать, как раньше, стало невозможно. Во-первых, резко изменился режим работы, поскольку каждый вечер метро принимало людей, укрывающихся от ночных бомбардировок. А во-вторых, многие работники метро ушли на фронт. Одни были призваны в действующую армию, другие, имея на руках отсрочку от армии, отказывались от нее и уходили в народное ополчение. Большинство метрополитеновцев-ополченцев воевали в 18-й дивизии народного ополчения, получившей боевое крещение на дальних подступах к Москве, севернее Вязьмы.

Затем ополченцы прикрывали отступление регулярных частей Красной армии в районе Гжатска, первыми перешли в наступление в районе деревни Скирманово. 18-я дивизия народного ополчения первой среди дивизий ополчения получила звание гвардейской и стала именоваться «11-я Гвардейская стрелковая дивизия». Дивизия прошла всю войну и свой боевой путь завершила в 1945 году под Кенигсбергом. Летом и осенью 1941 года из метро ушли более 30 процентов работников. В Битве под Москвой участвовало около 100 метрополитеновцев.

Общее же число ушедших на войну работников метро за все время составило около 3 тысяч. Не меньшее, а то и большее число работников было задействовано на «трудовом фронте». Часть была мобилизована, многие шли добровольно. «Трудовой фронт» — это строительство оборонительных рубежей на подступах к Москве: противотанковых рвов, ДОТов и ДЗОТов, установка противотанковых надолбов и «ежей», устройство лесных завалов.

К концу года, когда фронт от Москвы отодвинулся, метрополитеновцев бросили на восстановление разрушенных железных дорог. Уже со второго дня войны вагоноремонтные и механические мастерские переходили на выпуск военной продукции.

Знаменитый лозунг военных лет «Все для фронта, все для победы!» для сотрудников метрополитена стал программой действий. В мастерских метрополитена, которые на тот момент были одним из самых высокотехнологичных предприятий столицы, было налажено производство боеприпасов для батальонных минометов калибром 82 миллиметра.

Метрополитеновцы с таким энтузиазмом взялись за работу, что план первого месяца выполнили всего за 21 день. В мастерских дистанций Службы пути из рельсов варили противотанковые ежи.

У станков трудились женщины и дети. Заменив ушедших на фронт отцов и братьев, они стояли смены по 12 часов.

Корпуса мин, гранат и снарядов для фронта производились в вагоноремонтных мастерских депо «Сокол». Они работали круглосуточно и без выходных дней, большинство работников находились на казарменном положении. Уже в январе 1942 года немцев отбросили на значительное расстояние от Москвы. И хотя исход войны был еще не ясен, в феврале начальник метрополитена Иван Сергеевич Новиков направил телефонограмму в Андижан с приказом о возвращении в Москву вагонов, оборудования и людей.

Подземные воины: из электродепо, тоннелей и станций сотрудники метро отправлялись на борьбу с врагом Фото: Главархив Москвы

Своими силами

Однако после того как контрнаступление Красной армии под Москвой зимой 1941–1942 годов завершилось успехом, работы не стало меньше. Теперь метрополитеновцы оказывали помощь в восстановлении разрушенных железнодорожных путей.

Уже 30 декабря 1941 года отряд из 236 метрополитеновцев, в основном мастеров-путейцев, был направлен в район Волоколамска. Народным комиссариатом путей сообщения в помощь людям были выделены три передвижные электростанции, 20 машин для перевозки новых шпал и даже пассажирские автобусы для самих путейцев.

До пункта назначения отряд добрался только ночью. Работа началась сразу, несмотря на жестокий мороз и обстрел противника. Метрополитеновцы начали восстанавливать линию железной дороги между станциями Матренино и Волоколамском. На этом участке оказались разрушенными пять мостов и три трубопровода, а во многих местах взорваны рельсы со шпалами и повреждено земляное полотно.

Во время ремонта пути люди не раз подвергались смертельной опасности от обстрелов. Кроме этого, не всегда хватало продовольствия, но восстановительные работы шли по графику. Железнодорожные ветки были отремонтированы, и уже через несколько дней они были открыты для движения эшелонов в сторону фронта. После этого восстановительный отряд перебросили на участок Волоколамск — Шаховская. Вернуться в Москву в свои депо и подразделения метрополитеновцы смогли только в начале весны 1942 года.

В течение трех месяцев с их помощью было отремонтировано 26 километров взорванных путей, восстановлено 24 искусственных сооружения.

Но восстановлением путей помощь метрополитеновцев не закончилась. По мере удаления фронта от Москвы остро встал вопрос скорейшего восстановления шахт Подмосковного угольного бассейна. И снова на помощь пришли сотрудники метрополитена. Был создана группа, в которую наравне с представителями разных наркоматов и ведомств вошла бригада метрополитеновцев-электриков, работников электромеханической службы.

Тульский обком партии поставил перед метрополитеновцами задачу восстановления электрохозяйства шахты № 72. Около четырех месяцев проработала бригада на шахте. И шахта заработала. Москва стала получать больше угля.

Подземные воины: из электродепо, тоннелей и станций сотрудники метро отправлялись на борьбу с врагом Фото: pastvu

Восстанавливая историческую память

Сегодня в метрополитене продолжается работа по изучению не известных ранее подробностей участия сотрудников в Великой Отечественной войне. Несмотря на то, что было известно, что добровольцы из метро вступили в 18-ю дивизию народного ополчения, подробности их дальнейшей судьбы были неизвестны.

— Мы провели большую работу по обнаружению сведений о наших коллегах. В Красногорском архиве мы подняли подшивки газеты «Советский метрополитен» времен войны и, как ни странно, не нашли там почти никакой информации о тех, кто пошел на фронт.

Тогда мы обратились к архивам Минобороны в Подольске. Работа была кропотливой, но мы нашли имена наших коллег, ушедших на фронт, и проверили их по личным делам, сохранившихся в электродепо «Сокол». Так нам удалось восстановить судьбы многих людей.

Оказалось, что метрополитеновцы почти все призывались Ленинградским военкоматом столицы, а депо «Сокол» стало своеобразным штабом, координировавшим запись добровольцев в дивизии народного ополчения, — рассказал заместитель начальник Службы профориентации, обучения и развития персонала по профориентации и выставочной деятельности Павел Сухарников.

О результатах этой работы мы напишем в наших следующих публикациях.

ЦИТАТА

Василий Лебедев-Кумач (1898–1949) поэт:

Но злодеи не прорвутся — Мы придумали хитро: Папы все — с врагом дерутся, А малышки все — в метро!

Строки из стихотворения «В метро»

РЕПЛИКА

Гнать фашистов вместе с коллегами

Владимир Каримов, заведующий сектором истории народного ополчения музея обороны Москвы:

— Первые подразделения 18-й дивизии народного ополчения начали формироваться в школах № 163, 264 и 265. Штаб дивизии находился в здании гостиницы «Советская». Стрелковые полки, артиллерийский дивизион, разведывательная рота и другие подразделения формировались в школах в районе Беговой улицы, Инвалидного рынка и Покровского-Стрешнева. Кроме москвичей, в дивизию записывались и жители Подмосковья.

В соединение влились три батальона, сформированные в Красногорском, Дмитровском и Куровском районах.

К 8 июля в рядах дивизии насчитывалось 6904 добровольца. 9 июля дивизия была в основном сформирована. По социальному составу 18-я дивизия народного ополчения представляла собой боевой сплав рабочего класса, колхозного крестьянства и творческой интеллигенции. Ополченцы зачислялись в состав подразделений дивизии по спискам предприятий. Коллеги, как правило, зачислялись в состав одного подразделения.

Считалось, что трудовая спайка позволит быстрее возникнуть спайке боевой. Младшими командирами, взводов и выше, назначались в дивизию из числа кадровых командиров Красной армии. Это были грамотные люди, прошедшие специальную подготовку. Политработников назначали из числа самих ополченцев.

Это должны были быть хорошо зарекомендовавшие себя люди с непременным членством в ВКП(б). Состав подразделений был очень разнообразным: в 18-й дивизии были высококвалифицированные рабочие, инженеры, студенты, доценты и профессора институтов, артисты, художники, архитекторы и многие другие. Все они были объединены одним общим стремлением — бить врага и защитить родную Москву.

Google news Yandex news Yandex dzen Mail pulse

Подкасты