Карта городских событий
Смотреть карту

Золотой запас: кто такие современные благотворители и как они помогают нам стать лучше

Общество
Золотой запас: кто такие современные благотворители и как они помогают нам стать лучше
Благотворительный утренник Фонда «Подари жизнь». Актриса и соучредитель фонда Чулпан Хаматова со своими подопечными / Фото: Photoexpress

Согласно исследованию, проведенному одним из крупнейших интернет-сервисов России, москвичи — самые щедрые благотворители страны. В прошлом году столичные жители перевели в благотворительные фонды — партнеры сервиса более 23 миллионов рублей. В целом по России сумма тоже набралась немалая: почти 55 миллионов. И это только пожертвования обычных граждан. Крупный бизнес тратит на благотворительность суммы большие на несколько порядков.

По данным недавнего опроса ВЦИОМа, 81 процент россиян хотя бы раз в жизни лично участвовали в благотворительной деятельности. И 57 процентов собираются продолжать заниматься этим в ближайшее время.

Однако так было не всегда. Во времена социализма слова «благотворительность» и «меценатство » на одной шестой части суши, казалось, устарели навсегда. Считалось, что Советское государство с избытком утоляет потребности своих граждан, прописанные в Конституции.

Это нам, с колокольни сегодняшнего дня, очевидно, что существуют разнообразные нештатные ситуации, когда человеку трудно воспользоваться своими правами на «охрану здоровья и медицинскую помощь», «на жилище» и даже «на образование». В позднем СССР нештатные ситуации нарастали лавинообразно. Среди прочего катастрофически не хватало донорской крови — несмотря на обширную рекламную кампанию в прессе. Многие по сей день наверняка помнят брелоки и карманные календарики с призывами сдавать кровь. На деле же родители тяжелобольных детей платили деньги за эту уникальную услугу. Проблема обострилась в 1988 году после землетрясения в Армении. В Москву хлынул поток покалеченных детей. Волонтеры сбивались с ног.

Не хватало одноразовых шприцев, систем для переливания крови... А в 1989 году священник Александр Мень навестил маленьких пациентов отделения трансплантации почки Российской детской клинической больницы. Сразу стало ясно: детям нужно не только духовное участие, ведь состояние здравоохранения в те годы было ужасным. И отец Александр призвал на помощь своих прихожан, которые тоже стали посещать и поддерживать больных ребятишек.

После гибели священника его ученики открыли первый в России благотворительный сайт «Помогите спасти детей». Потом на почве этого движения родилась инициативная группа «Доноры — детям».

Начинается река

За несколько лет к «Донорам» присоединилось множество неравнодушных людей с возможностями выше среднего. Среди них — актрисы Чулпан Хаматова и Дина Корзун. При их содействии в 2006 году возник знаменитый Фонд «Подари жизнь» — флагман благотворительности в современной России. Немного раньше — в 2001 году — был основан Фонд «Созидание» — для поддержки социально незащищенных категорий россиян. В 2002 году — Фонд «Настенька» при Онкологическом центре на Каширском шоссе. Сегодня это тоже значимые участники филантропического движения.

— «Созидание» развивает несколько направлений — медицинское, образовательное, поддерживает малообеспеченные семьи, — рассказывает Татьяна Краснова, преподаватель МГУ, основатель благотворительного движения «Конвертик для Бога». — Я несколько лет с большим удовольствием работала в проекте «Созидания», который был посвящен российским библиотекам.

По всей матушке-Руси, в разных медвежьих углах — до 12 тысяч жителей — есть библиотеки, где работают совершенно фантастические люди: это золотой запас нации. Часто библиотека — единственный культурный центр в населенном пункте, куда люди приходят со всеми своими нуждами: разобраться в каком-нибудь новом законе, почитать что-то про здоровье. Дети из неблагополучных семей могут прийти в библиотеку: часто для них это редкая возможность отдохнуть, выпить чаю, погреться.

«Созидание» помогает библиотекам и книгами, и техникой, проводит конкурсы — победители получают гранты и ценные призы.

Золотой запас: кто такие современные благотворители и как они помогают нам стать лучше Волонтер ГКБ № 52 Леонид Краснер каждый день разрисовывает свой защитный костюм, чтобы поднять настроение пациентам / Фото: Артем Соболев / Вечерняя Москва

Горящие сердца

— Если вы познакомитесь с руководителями благотворительных фондов, — говорит Татьяна Краснова, — вы увидите, что это люди изумительные. Лучшие люди, которых я когда-либо видела. Многие из них многодетны, многие воспитывают приемных детей.

Интересна судьба известной общественной деятельницы Нюты Федермессер, учредительницы Фонда помощи хосписам «Вера», названного в честь ее матери — главврача и создателя Первого московского хосписа Веры Миллионщиковой.

С семнадцати лет Нюта работала в госпиталях России и Великобритании. Изучала английский язык в Кембридже, окончила Институт иностранных языков имени Мориса Тореза.

Однако судьбу в итоге связала с другим своим призванием — помощью людям, стоящим на пороге смерти. Сегодня она руководит Московским многопрофильным центром паллиативной помощи Департамента здравоохранения города Москвы. Ее работа — помогать людям не бояться старости, немощи, смерти — требует колоссальной самоотдачи.

— Когда родственники больных говорят нам: «Нам больше не страшно, спасибо», когда уходящий пациент говорит: «Мне больше не страшно», когда волонтеры признаются, что им больше не страшно работать — значит, мы нашу задачу выполняем, — рассказала благотворительница.

Именно благодаря «Вере» стационары для безнадежно больных людей стали распространяться по всей стране.

Добро с перспективой

Сегодня в России действуют более 10 тысяч благотворительных организаций. Они помогают всем — от детишек с заболеваниями до бездомных котов. Чтобы охватить все это «видовое многообразие» добрых дел, не хватит и книги.

А что же самые богатые люди России? Неужели остаются в стороне от этого «марша энтузиастов »? Конечно нет. Миллионеры и миллиардеры жертвуют на благотворительность давно и охотно. Просто по старой русской традиции они долго предпочитали держаться скромно, не афишировать свою гуманитарную деятельность.

С 1999 года работает многопрофильный Фонд Владимира Потанина. Бюджет организации, по свежим данным, составляет более одного миллиарда рублей. С 2006-го действует Фонд Алишера Усманова «Искусство, наука, спорт». С 2010 года официально подключился к «движухе» Фонд Елены и Геннадия Тимченко. С 2013 года — Фонд «Самфар» Михаила Гуцериева. У этой организации тоже много направлений — от медицины до поддержки одаренных детей — и колоссальный бюджет — более 2 миллиардов рублей.

В общем, сегодня к любому российскому обитателю списка «Форбс» непременно прилагается какое-нибудь филантропическое начинание. И это не считая анонимных пожертвований.

— Реальная помощь в фондах стала нормой. И желание предпринимательского сообщества участвовать в судьбе этих некоммерческих организаций не перебила даже эпидемия со всеми ее издержками — рассказал «ВМ» Антон Бибаров-Государев, член Ассоциации юристов России, директор Ресурсного центра некоммерческих организаций Тамбовской области. — Например, Благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко только в прошлом году на борьбу с эпидемий выделил более 700 миллионов рублей.

Да, первые лица бизнеса держатся особняком в общем филантропическом потоке. Однако все их проекты «долгоиграющие», фундаментальные: развитие технологий, образование, искусство, спорт.

— Если бы у меня сегодня вдруг образовался миллиард долларов, я бы занималась не медициной, а только образованием, — рассказала Татьяна Краснова. — Именно высокий уровень образования и культуры поможет нашему обществу становиться более человечным.

Золотой запас: кто такие современные благотворители и как они помогают нам стать лучше Фото: Анастасия Кочеткова / Вечерняя Москва

Давай подзаработаем

Врач-реаниматолог Елизавета Глинка создала Фонд «Справедливая помощь» в 2007 году — возродив еще одну важную ветвь российской благотворительности — помощь бездомным — когда до обездоленных людей совсем никому не было дела. В 2018 году, через два года после гибели Елизаветы Петровны в авиакатастрофе, разразился скандал: член правления Наталья Авилова обнародовала документы о том, что административные расходы фонда превышают благотворительные. Новые сотрудники (во главе с новым президентом, телеведущей Ксенией Соколовой) тратят на себя больше, чем на своих подопечных. То есть «доноры», перечисляющие деньги больным детям, обеспечивают в основном нужды сотрудников фонда.

— Когда я пришла в сферу благотворительности, она держалась на ярких личностях — с харизмой, с большой энергетикой, — рассказывает Татьяна Краснова. — Сейчас процесс идет гораздо спокойнее, технологичнее, разумнее, появились гранты от государства. Картина изменилась в лучшую сторону.

При этом стало понятно, что институт филантропии больше не проживет на энтузиазме волонтеров, которые сегодня могут помочь, а завтра возвращаются к своей основной работе. Все больше нужно штатных профессионалов, которым необходимо платить зарплату.

Благотворительность не может держаться на безумных фанатиках, готовых ходить в рубище и опорках ради счастья всех людей. Однако в последние годы появилась другая крайность: люди, которые убеждены, что на добрых делах можно подзаработать. Разоблачением мошенников от филантропии много лет занимается специальный корреспондент «Русфонда» Светлана Машистова.

— За последние годы недобросовестных волонтерских групп стало больше, — рассказала она «Вечерней Москве». — Они регистрируют свои организации и собирают деньги под юридическим прикрытием. Схватить их за руку становится все сложнее и сложнее. Бывают и такие ситуации, когда на лечение ребенка собирают средства сами родители. Однако, набрав нужную сумму, не закрывают счет и продолжают получать деньги. Поэтому жертвовать на благотворительность надо очень вдумчиво и осторожно. Общее правило: убедитесь, что люди, которым вы хотите перевести пожертвование, реально существуют и действительно нуждаются в помощи, о которой просят.

Золотой запас: кто такие современные благотворители и как они помогают нам стать лучше Фото: Игорь Иванко / АГН Москва

КАК У НИХ

Жители США привыкают участвовать в благотворительности буквально с пеленок, причем не только финансово, но и одеждой, и продуктами длительного хранения.

И образцы для подражания у них достойные. Не так давно стало известно, что гендиректор крупной корпорации по производству гаджетов и компьютерной техники Тим Кук отпраздновал 10-летний юбилей работы. Его премировали акциями компании на 750 миллионов долларов, из которых 10 он тотчас отстегнул на добрые дела.

Свое полуторамиллиардное состояние Кук собирается завещать различным благотворительным организациям. В 2010 году коллега Кука Билл Гейтс и инвестиционный банкир Уоррен Баффетт запустили кампанию Giving Pledge, призывая миллиардеров жертвовать на благотворительность по крайней мере половину своего состояния. Причем Уоррен Баффетт только в этом году раздал на благие дела 4,1 миллиарда долларов.

ЦИТАТА:

Елена Пьянова, специалист по связям с общественностью благотворительного собрания «Все вместе»:

— Сегодня благотворительность — это уже значимый сектор экономики страны. Наша работа постоянно развивается и усложняется, поэтому очень важно просвещать доноров, чтобы их помощь доходила до адресатов, а не оседала в карманах мошенников.

РЕПЛИКА

Мы стремительно догоняем развитые страны

Елена Тополева, Заместитель председателя совета по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве РФ:

— За последние 10 лет россияне прошли очень большой путь в развитии благотворительности. И только по трем параметрам пока не догнали развитые страны. Первый параметр — это число жертвователей среди населения. Но если мы будем так же стремительно развиваться, как в последние годы, то очень скоро развитые страны догоним. Второй момент, в котором нам еще нужно подрастать, — это доверие к социальным институтам. У нас оно еще очень низкое. Однако число людей, которые переводят средства именно фондам, постоянно увеличивается. И третья проблема — это самоорганизация и саморегулирование. У нас есть примеры того, как сами благотворительные организации задают себе стандарты, ставят планки этичной благотворительности — стараются отделить себя от мошенников, выработать нормы этичного фандрайзинга. Но таких примеров все еще недостаточно.

Еще один важный залог успеха и развития — это постоянное повышение прозрачности и подотчетности благотворительных организаций. Особенно это касается фондов, собирающих частные пожертвования. Недостаточно вовремя сдавать и публиковать на своих сайтах (которые должны быть у каждого фонда!) отчеты в Минюст. Необходимо также готовить и предоставлять своим жертвователям содержательные и финансовые публичные отчеты, которые должны легко находиться и быть «читаемыми» для простого человека, не имеющего бухгалтерского и юридического образования. А способы сделать пожертвования таким фондам должны быть простыми и удобными.

Google news Yandex news Yandex dzen Mail pulse

Подкасты