Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

«Сложно найти себя вне моды»: музыкант Александр Ф. Скляр — о современном роке, создании песен и отношении к трендам

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Общество
«Сложно найти себя вне моды»: музыкант Александр Ф. Скляр — о современном роке, создании песен и отношении к трендам
Фото: Пелагия Замятина / Вечерняя Москва

6 декабря газета «Вечерняя Москва» отметила свое 98-летие. Поздравить коллектив нашей редакции приехал бессменный лидер московской рок-команды «ВаБанкъ» Александр Ф. Скляр. Музыкант выступил перед журналистами и рассказал о второй части культового альбома, записанного в соавторстве с Гариком Сукачевым, «Боцман и Бродяга».

Александр Ф. Скляр поздравил всех сотрудников «Вечерки» с днем рождения газеты:

— Я смотрю, в основном лица улыбающиеся, это правильно, значит, вы любите свою работу, так же как любим свою работу, свой путь и свое призвание мы. С днем рождения, любимая газета! Друзья, оставайтесь всегда верны выбранному вами пути.

Также артист дал «МВ» эксклюзивное интервью.

— Александр, первая часть ≪Боцмана≫ выстрелила и стала настоящей бомбой. Почему вы вообще решились на ее производство?

— В смысле бомбы — я и в первый раз ее не производил. Производство — это вообще коммерция. Творчества меньше, а денег больше. Но мы делали альбом не как бизнесовую историю. Это уже область продюсирования. А этот институт в нашей стране, по крайней мере в том, что касается рока, отсутствует как таковой. Да и мы, олдскульные (из «старой школы». — «МВ») ребята, просто никого бы к этому не подпустили. Потому что продюсеры в лучшем случае моего возраста. А в худшем — младше меня.

И я свой альбом им не доверю. И четверть века назад было так же. Тогда все создавалось вообще на коленках: несколько репетиций, «Программа А» и клубные концерты, где все записывалось на пленку ADAT. Абсолютное «живаго» получилось.

— А как сейчас было?

— Студийная и выверенная работа. Гарик Сукачев контролировал процесс, делал аранжировки. Кстати, я первый раз принял участие в его студийном процессе. Ведь у всех профи свой алгоритм работы. У меня свой, у Гарика — совершенно иной.

Он много раз отслушивает материал. А у меня не такая стилистика. Я гораздо больше собираю в своей голове до записи. А в процессе меняю меньше.

— Единственная авторская песня в новом альбоме — ваша. ≪И снова май месяц≫. Она перекликается с композицией ≪А за окошком месяц май≫?

— Да. Она как бы родилась из воспоминаний о ней. Я сделал ее за ночь. Пришел после встречи с Гариком, когда мы решили делать вторую часть, и начал вспоминать время первого альбома. Ведь сейчас все изменилось — и страна, и народ, и мы сами. Лег спать, а в голове крутится та атмосфера.

И вдруг пришли строчки: «И снова май месяц, и снова деревья в цвету, и хочется жить, и любить, и гулять под дождем». Просто с ходу. Я встал, не поленился, и записал их. А наутро поймал настрой и сделал песню. И, конечно, вспоминал «А за окошком месяц май».

— А часто так бывает — чтобы за ночь песню? Или пишете в стол? Может быть, у вас там на третьего ≪Боцмана≫ наберется?

— Чтобы так быстро песня рождалась — это крайне редко. Бывает, есть задумка или даже куплет, и я понимаю, что хорошая, но нужно время, чтобы отлежалась. Или надо настроение поймать. А оно не ловится. В стол ничего не пишу. И на третий альбом ничего нет. Я вообще не думаю, что третий возможен.

— Дважды в одну воду вошли, а в третий раз не хотите?

— Тут важен эффект «было — стало». И такой разницы, как мы 25 лет назад и мы теперь — еще через четверть века уже не будет. Экспо-__ нента другая. Дальше плавней пойдет.

— Значит, играете во времени?

— Не только. У нас с Гариком разные тембры. А самые интересные дуэты получаются именно в этом случае. Из-за непохожести. Скажем, Александра Вертинского мне удается петь потому, что я максимально на него не похож. У него ярко выраженный тенор, а у меня баритон. И изначальная история у меня рок-н-ролльная, а у него — Серебряный век. Манерность и рок, ну что может быть дальше?

— Если говорить о контрасте, что с вашей точки зрения правильней: творить в рамках моды, противопоставлять себя ей или создавать что-то совершенно иное — оторванное от трендов?

— Самое правильное — это найти себя вне моды. Но как массовое явление это невозможно. Молодой артист всегда идет в контексте времени. И начинает как подражатель. Но дальше он просто обязан вывести себя в свой собственный фарватер. Потом мода меняется, она капризная.

Индивид тоже меняется, но он устойчивей. И если это творческий человек, он постепенно начнет от моды отставать. Она уйдет вперед, а он, если сумеет создать свое и сохранить к нему интерес, окажется вне трендов.

«Сложно найти себя вне моды»: музыкант Александр Ф. Скляр — о современном роке, создании песен и отношении к трендам Фото: Игорь Ивандиков / Вечерняя Москва

— Что думаете о современном русском роке?

— Думаю, что самый великий наш рок-музыкант ушел этим летом. Я имею в виду Петра Мамонова. Совершенно состоявшийся и воплотившийся как творческая единица человек. Были талантливые ребята, которые ушли раньше него по возрасту, например Майк Науменко или Виктор Цой.

В раннем уходе есть печаль еще и потому, что человеку для воплощения нужна долгая жизнь. А Петя Мамонов все успел. Это была фигура номер один в русском роке.

— А кто остался?

— Почти все представители моего поколения гораздо слабее. Каждый обзавелся своим концептом и живет внутри него. Все закуклились в своих хрустальных башнях. Кроме, наверное, Гарика Сукачева. Он просто делает свое дело, и делает его круто — когда выходит на сцену, то по рок-нролльному рвет свою душу.

— Над чем сейчас работаете?

— На все важные мне темы — любовь, ненависть, предательство, дружба, честь, долг, совесть, Родина — как минимум по одной песне у меня уже есть. А писать самоповторы и тупо гнаться за какими-то подписчиками я не хочу. Открываю для себя новое, духовное: около года занимаюсь игрой на японской бамбуковой флейте сякухачи. Для себя.

Ну и, конечно, песни пишутся. Новый альбом группы «Ва-Банкъ» почти готов. В следующем году мы его выпустим.

ДОСЬЕ

Александр Ф. Скляр родился в Москве 7 марта 1958 года. Учился в школе № 45. В 1975 году поступил в МГИМО. Окончив его в 1980 году, отправился в Северную Корею. Проработав там 4 года и получив дипломатический ранг атташе, ушел из МИДа. В 1986 году создал рок-группу «Ва-Банкъ». В 2015 году ему было присуждено звание заслуженного артиста России.

Просочился

В СССР фамилии всех, кто зачислялся в МГИМО, согласовывались в МИДе. «А на экономическом (МЭО) список не визировался. Там была квота, и я пролез», — говорил Скляр.

Макакизм

Музыкант скептически смотрит на соцсеть «ТикТок»: «Это просто убийство времени. Бессмысленная игрушка. Подмена деятельности псевдодеятельностью. Макакизм — от слова «макака». И это может погубить целое поколение!» — говорит Скляр.

Нелюбимая Корея

Несмотря на то что Александр много времени провел в Корее, он не большой поклонник ее кинокультуры: «Я настолько ее хлебнул, что вообще все ее проявления не воспринимаю. Включая «Игру в кальмара». И не имеет значения, Юг это или Север. Это одна нация и один культурный код. Все мимо. За одним исключением — Ким Ки Дук с фильмом «Весна, лето, осень, зима… и снова весна».

Жил на гонорары, как Пушкин

«Мой папа — инженер-физик, мама — журналист, — говорит артист. — Они каждый день ходили на работу. И я по инерции продолжил. Окончив вуз и прослужив четыре года в МИДе, не выдержал и ушел в свободное плавание. Примером был Пушкин. Он был первым поэтом России, который жил на гонорары. Семья восприняла идею в штыки».

Саундтрек к Пелевину

Скляр был первым, кто записал звуковую дорожку к книге. Речь о «Нижней тундре» 1999 года. Проект создан в соавторстве с писателем Виктором Пелевиным. «Он рок-н-ролльный автор и очень талантливый мистификатор. Его кредо — судите обо мне только по моим книгам. Если бы мне предложили повторить — я бы согласился», — говорит Александр. Любимая книга Пелевина у Скляра «Чапаев и Пустота».

Первая запись за рубежом

Группа «Ва-Банкъ» стала первым в СССР независимым музыкальным коллективом, записавшим полноценный альбом за границей — в 1988 году в Финляндии. «Мне кто-то говорил, что была еще группа «Круиз», но я отвечаю: позвольте, «Круиз» был официальной группой, а мы — независимая, надо же судить честно», — напоминает рокер.

Подкасты