Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Судьба одна на всех: что оставили после себя художники-фронтовики

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Общество
Судьба одна на всех: что оставили после себя художники-фронтовики
Специалист выставочного отдела Музея Победы Лилия Ойя, 18 ноября 2021 го- да / Фото: Олег Бурнаев / Музей Победы

Фронтовые художники, портретисты и баталисты, живописцы и графики все они имели одну на всех судьбу. Войну, через которую они прошли, обретя бессмертие.

На первый взгляд, слова «художники-фронтовики» и «фронтовые художники» кажутся синонимами. Но некоторая разница все же есть.

Художники-фронтовики — это ветераны, взявшиеся за кисть или карандаш. Они сражались рядовыми и офицерами, некоторые начинали рисовать еще во время войны. Но в основном признание получили уже после того, как с победой вернулись домой. А фронтовые художники получили свою профессию еще до войны и были мобилизованы с началом боев именно как мастера живописи и графики.

Судьба одна на всех: что оставили после себя художники-фронтовики Член Союза художников СССР Борис Преображенский в своей мастерской, ноябрь 1984 года / Фото: Валентин Хухлаев / ТАСС

Военный альбом

В экспозиции Музея Победы на Поклонной горе есть серия портретов советских полководцев. Генералы и маршалы предстают перед зрителем такими, какими они были в победном мае 1945 года или на послевоенной службе. Кто создал знакомые образы героев? — Вот сапер Борис Щербаков — минировал подступы к Москве в 1941 году, — рассказала специалист выставочного отдела Музея Победы Лилия Ойя. — До войны он успел отучиться в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры. Когда командование обратило внимание на талантливые эскизы, с которыми не расставался сапер, Бориса перевели на должность фронтового художника. И до конца войны он написал более 80 живописных работ. Другой художник, Константин Молчанов, тоже участвовал в обороне Москвы и делал свои зарисовки прямо во время боев.

Когда началась война, Константин жил в Москве. Писал картины, обучал юных художников. Осенью 1941 года Молчанова пригласили работать в мастерской оборонного плаката «Окна ТАСС». Там он занимался агитационными листовками для фронта и тыла. Но не забывал и о большой живописи и много раз ездил в командировки на фронт, где делал зарисовки для будущих картин.

Во время Битвы за Москву он карандашом и углем выполнил десятки портретов наших воинов.

— Еще один художник-фронтовик, Борис Преображенский, тоже участвовал в Битве за Москву, — рассказала Лилия. — Он прошел свой боевой путь от Москвы до Праги, не расставаясь с планшетом и карандашом, делал многочисленные этюды. После войны он в творческом союзе с коллегами написал целый ряд портретов героев-полководцев.

Кстати, сами полководцы предпочитали позировать именно фронтовикам. И семьи погибших героев доверяли им увековечить память о своих славных родственниках. Кому, как не человеку, прошедшему войну, рисовать другого ветерана? И так ли важно, что прославленного маршала рисует боец в рядовых чинах? У них на всех была одна Победа.

Судьба одна на всех: что оставили после себя художники-фронтовики Фото: Николай Кочнев / МАММ / МДФ

Рядовой Пензов

Вот, например, портрет маршала бронетанковых войск, дважды Героя Советcкого Союза Павла Рыбалко кисти Ивана Пензова. Семья маршала заказала портрет только после того, как изучила биографию художника.

— Про таких, как Пензов, надо фильмы снимать, — говорит Лилия Ойя. — Иван еще подростком хотел водить паровозы. Парень из Омской области поступил в железнодорожное училище и уже был близок к осуществлению своей юношеской мечты, но тут началась война. Как и все нормальные мальчишки той поры, он написал заявление в военкомат с просьбой взять его в армию. Но не взяли: мол, мал еще годами. Только в 1943-м Иван добился своего, приписав себе год в документах. Семнадцатилетнего призывника направили на курсы пулеметчиков, а сразу после них он попал в мясорубку битвы на Курской дуге. Позже, зимой, угодил в плен. Бежал из концлагеря — голодный, в шинели и тряпичных обмотках вместо обуви несколько дней шел по снегу и сумел выйти к своим. Когда его встретили наши солдаты, то изумились: к ним вышел призрак, а не живой человек, — рассказывает Лилия.

Иван долго лечился в госпиталях. И в это время в нем созрело решение стать живописцем. Пензов говорил, что теперь обязан с помощью кисти и красок рассказать людям обо всем, что видел на войне, предостеречь от повторения трагедии. Впоследствии он создал целую галерею портретов героев войны, в том числе участников обороны Москвы.

Судьба одна на всех: что оставили после себя художники-фронтовики Художник-фронтовик Иван Пензов, 1979 год / Фото: РИА Новости

Иван Царевич

С началом Великой Отечественной многие художники попали на фронт по мобилизации. Как правило, их направляли в распоряжение армейских или дивизионных политотделов, издававших газеты. В штатных расписаниях была такая должность — «фронтовой художник». Именно они давали большую часть иллюстраций для армейской прессы, даже при наличии фотографов. Бумага и карандаш во фронтовых условиях стоили гораздо дешевле фотопленки и реактивов-проявителей. Дивизионные и армейские газеты обычно выходили раз в два-три дня. И в каждый номер от художника требовались портреты героев или зарисовки с поля боя.

Битву за Москву иллюстрировали более 60 военных художников.

Ярким примером судьбы такого мастера может служить боевой путь человека, которого на полном серьезе звали Иваном Царевичем. Царевич тут — фамилия. Иван перед войной работал в Москве иллюстратором книг. На фронт в 1941-м пошел добровольцем и стал фронтовым художником — сначала газеты «За Родину» 2-й дивизии Московского народного ополчения, потом в газете 110-й стрелковой дивизии, затем в редакции газеты 33-й армии «За правое дело». С этой газетой он дошел до Победы. В феврале 1942 года командование 33-й армии наградило Ивана Царевича именными часами «За отличную работу в дивгазете в качестве художника-фронтовика».

Выезжали на фронт и живописцы Студии художников-баталистов имени Грекова. Первая поездка грековцев в действующую армию была как раз в период Битвы за Москву. Впоследствии такие командировки с целью зарисовок портретов героев и батальных сцен стали регулярными. Были среди художников потери убитыми и ранеными. Кстати, именно художники этой студии изобрели специальный «скворечник» для хранения рисунков.

— Так называлась папка, обрамленная деревянной рейкой: листы в ней лежали очень плотно, и поэтому рисунки в них не терлись. Иначе на ухабах военных дорог от них ничего бы не осталось, — отмечала искусствовед Татьяна Скоробогатова, составившая целую монографию о работе студии во время войны.

Время безжалостно. Сегодня уже почти нет в живых тех, кто прошел войну с карандашом и красками. Но нам осталось их наследие — живописная летопись Великой Отечественной и целые галереи портретов ее героев.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Сергей Разин, кандидат исторических наук:

— В годы Великой Отечественной войны десятки художников центральных и местных газет, а также Студии имени М. Грекова были направлены в действующую армию, чтобы осветить в своих набросках, рисунках и полотнах не только крупные стратегические операции, но и быт бойцов. Это особенно ценно, поскольку при так называемом официальном заказе рисовались именно варианты победных боевых действий. А изнанка войны, которая на самом деле составляет гораздо большую и не менее важную ее часть, оставалась вне художественных полотен. Альбомы бытовых набросков фронтовых художников, которые дошли до нас, восполняют этот пробел, дают нам возможность понять жизнь наших героических предков на войне во всем ее разнообразии. Вообще, творчество художников-фронтовиков не теряет своей актуальности с годами и особое значение приобретает сегодня в деле военно-патриотического и нравственного воспитания молодого поколения. Благодаря работам военных художников мы можем понять и прочувствовать подвиг нашего народа на фронте и в тылу.

САМЫЕ ИЗВЕСТНЫЕ КАРТИНЫ

Полотна о Битве за Москву были написаны и по свежим впечатлениям, и много лет спустя после войны, однако художники-ветераны неизменно рисовали эти картины с особой образностью и эмоциональным наполнением. В своих работах они мастерски передали тревожную атмосферу того времени.

— Александр Дейнека, «Окраина Москвы. Ноябрь 1941 года», 1941

— Петр Кривоногов, «Советская конница в боях под Москвой», 1951

— Петр Кривоногов, «Рейд конницы Доватора», 1949

— Дмитрий Мочальский, «Подвиг 28 панфиловцев», 1942

— Леонид Чибисов, «Москва 1941 года (зенитчики)», 1974

— Василий Журавлев, «Московские зенитчики», 1943

— Константин Юон, «Парад на Красной площади в Москве 7 ноября 1941года», 1949

— Федор Усыпенко, «Бой на Бородинском поле 15 октября 1941 года», 1971

Подкасты