Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Виктор Цой — каким его знали друзья

Виктор Цой — каким его знали друзья

Безопасность детей на воде

Безопасность детей на воде

Дебоширы в самолетах

Дебоширы в самолетах

Скандальные разводы футболистов

Скандальные разводы футболистов

Засекреченные истории московских бункеров

Засекреченные истории московских бункеров

Аферисты в Тиндере

Аферисты в Тиндере

Автор эссе «Как убить своего мужа» убила мужа

Автор эссе «Как убить своего мужа» убила мужа

Новый образ беременности

Новый образ беременности

Эпоха Старбакс и Макдональдс

Эпоха Старбакс и Макдональдс

Кто придумал Последний звонок?

Кто придумал Последний звонок?

Идея книги нам близка

Общество
Идея книги нам близка
Фото: Из личного архива Сергея Матросова

Увесистый том под названием «ПрОклЯтые критики», вышедший в издательстве «Прометей», безусловно, станет откровением для тех, кого интересует литературный процесс, и, скорее всего, заставит на многие вещи пересмотреть взгляд, ощущая нечто вроде отрезвления. О том, как зародилась идея книги и какую цель она преследовала, рассказал «Вечерней Москве» генеральный директор издательства Сергей Матросов.

Сергей Викторович, с чего же все началось?

— Идея этой книги зародилась у нас совместно с Юрием Поляковым, а уж если совсем честно, то, конечно, он был ее инициатором. Но реализовать идею он решил именно с нами, поскольку суть идеи нам была очень близка. Хотя почему «была»? Она близка и сейчас, и мы очень рады тому, что все получилось реализовать. Дело в том, что у нас много что пишется, в современных книгах, но только не по поводу критики. Критика у нас давно считается некоей «последней инстанцией». То есть, допустим, автор высказал свое мнение, выразил некую позицию, что-то написал — в смысле опубликовал, и это написанное затем подвергается оценке. И эта оценка почему-то считается финальной. Эту критику у нас, по заведенной традиции, вроде как уже не критикуют — ведь она сама по себе критика!

Такой порядок дел сложился давно. Возникает парадокс — то есть писать, получается, у нас можно обо всем, и бесконечно, а критиковать — единожды, и точка. Но это странно, согласитесь!

— В былые времена критика высших инстанций была действительно непререкаема.

— Возможно, это идет и оттуда, но куда важнее сам факт — критики у нас как бы по определению больше всех знают, они решают, что правильно, а что нет, лучше всех знают, как оценивать то или иное произведение. И, конечно, логика в том, чтобы не критиковать критиков, а затем критиков критиков и критиков критиков критиков, есть — ведь так можно довести эту цепочку до абсурда. Да и в целом дело это неблагодарное — критики народ опасный, с ними полемика чревата, слишком велик шанс, что проиграешь.

Это все равно что спорить с блогерами — неважно, что блогер неправ (что чаще всего), он все равно хорошо владеет технологиями манипулирования аудиторией, и его шансы априори высоки. Но мы, благодаря Юрию Полякову и его дочери Алине, составителям книги, решились-таки подвергнуть критиков критике. Не побоялись это сделать, хотя, конечно, понимали, что можем получить серию довольно острых и даже злобных откликов…

— Это вы деликатно выражаетесь. Скажу проще и грубее. Вы, издавая эту книгу, позволили себе «поднять хвост» на неких существующих в современной литературе священных коров, входящих в когорту неприкасаемых. Вы, как издатель, понимали, что идете на определенные риски? Нельзя ополчаться на тех, кто вне зоны критики.

— Вы знаете, в наше время это, я думаю, может больше испугать авторов — тех, кто писал эти критические статьи. В советские времена издательства рисковали больше — за непослушание или некие вольности их легко могли внести в «черный список», что лишало государственного финансирования, а это означало полный крах. Но сейчас издательства существуют за счет вложения в основном собственных средств…

И потом, несмотря на некоторые особенности современной России, свобода слова у нас все же есть, так что я не могу сказать, чтобы мы рисковали сильно. Честно — и у нас в издательстве, и в других издательствах сейчас издаются куда более острые книги и произведения. Но смелость авторов я, конечно, оценил.

— Вы довольны результатом?

— На мой взгляд, получилась достойная книга. А к тому же работалось над ней с комфортом — нам легко сотрудничать с Поляковым, у него колоссальный опыт, и литературный, и литературоведческий. А еще одна наша опора и блистательный помощник — Михаил Михайлович Голубков, профессор-филолог, завкафедрой современной литературы филфака МГУ, председатель диссертационного совета по филологии университета, человек феноменальных знаний и авторитет в области современного литературного процесса. Он блестяще разбирается в современной литературе, и благодаря ему, кстати, некоторые современные писатели даже вошли в курс школьной программы по литературе.

— Могу сказать как читатель. После прочтения «Проклятых критиков» на многие вещи начинаешь смотреть по-другому, какие-то шоры с глаз падают точно. Думаю, это… сильно! А планируется ли некое продолжение?

— За оценку книги спасибо, насчет продолжения… Вот что, скажу «завуалированно». Да, кое-что мы задумали, но никаких деталей раскрывать не буду, пусть это для заинтересованных читателей станет неким сюрпризом.

Подкасты