- Город

Суперсерия 1972 года - прорыв советского хоккея

Поправки к Конституции поддержали 77,92 процента россиян

Еще 470 тысяч москвичей стали победителями программы «Миллион призов»

Более 1,4 тысячи человек в Москве стали донорами плазмы

Вильфанд рассказал о возвращении в Москву аномально жаркой погоды

Условный срок: почему деятели культуры «более равны», чем простые люди

Банковские услуги: что ценят клиенты во время пандемии?

«Это цирк»: сын погибшего Захарова записал обращение к Ефремову

Генетик объяснил, почему дети одних родителей могут быть очень разными

Louis Vuitton из-под рясы: протоиерея пристыдили за любовь к люксовой одежде

Доцент Соколов устроил истерику в суде

«Достало одиночество»: Боня пожаловалась на неустроенность личной жизни

Замуж за иностранца: мужчины из каких стран подходят русским девушкам

«Статус не сработает»: что ждет Волочкову после скандала с полицейскими

«Будет жарко»: политолог назвал условия начала революции в Белоруссии

Доктор Мясников назвал защищающий от рака продукт

Суперсерия 1972 года - прорыв советского хоккея

Советский хоккеист Владимир Петров и канадец Фил Эспозито. Два великих нападающих — в единоборстве на одном из матчей 1972 года

ФОТО: ice-hockey-stat.com

2 сентября исполняется сорок четыре года со дня старта знаменитой хоккейной Суперсерии СССР — Канада. Восемь товарищеских матчей, четыре из которых были сыграны в Канаде, а четыре — в Москве, перевернули историю современного хоккея, обозначив два полюса его притяжения. На ледовой арене столкнулись профессионалы, вышедшие из разных хоккейных школ.

— Та серия изменила наши отношения с канадцами, — рассказал «ВМ» нападающий ЦСКА Владимир Петров, многократный чемпион Олимпийских игр и мира. — Когда мы летели в Канаду, сами были насторожены и встретили подобное же отношение к себе. После окончания Игр появилось взаимное уважение, мы почувствовали взаимную сопричастность. Таков мир хоккея. В нем всегда признают и уважают сильнейших. После серии мы встречались с нашими соперниками не только на льду, и таким образом взаимоотношения стали дружескими. Единственно, что обидно: наш хоккей был более изобретательным, с более высоким уровнем личного мастерства, чем у наших потомков.

Советские хоккеисты, которым посчастливилось попасть в сборную, тренировались на пределе своих возможностей. Канадцы же относились к предстоящей игре, как к легкой разминке. Пресса перед началом серии писала, что вратарь Владислав Третьяк — самое слабое место в советской команде. Журналист газеты The Globe and Mail Дик Беддос заявил во всеуслышание, что если русские выиграют хоть одну игру, он съест свою статью.

Но первая же игра, состоявшаяся 2 сентября 1972 года в Монреале и закончившаяся победой сборной СССР со счетом 7:3, показала, что этим прогнозам сбыться не суждено, а одолеть русских хоккеистов с наскока не удастся. За этой игрой наблюдало несколько миллионов человек в Европе, более двадцати пяти миллионов канадцев и американцев и около ста миллионов телезрителей в Советском Союзе. В результате проведенных восьми игр советская команда одержала 3, а канадская — 4 победы. Один матч закончился ничьей.

— Когда мы ехали в Канаду, было непривычно и тревожно, — вспоминает нападающий «Спартака»и «Крыльев Советов» Евгений Зимин, многократный чемпион Олимпийских игр и мира. — И канадцы нас сначала подавили. Но когда игра пошла, мы поняли, что можем играть с ними на равных. Я, правда, до первого своего гола уверенности не чувствовал — два таких очевидных момента упустил. А потом Якушев сделал передачу, а я накатывался на ворота и забил. Надо сказать, в куда менее очевидной ситуации, чем в предыдущие разы.

Когда серия переехала в Москву, мы подсознательно уже были уверены, что победа у нас в руках. Это и оказалось той самой причиной, почему у нас дома канадцы выиграли. Мы слишком расслабились. Игры этой легендарной серии стали учебным пособием для всех последующих поколений хоккеистов и предметом гордости наших болельщиков. События легли в основу художественного фильма «Легенда № 17», который снял в 2013 году режиссер Николай Лебедев. В фильме рассказывается о становлении легендарного советского хоккеиста Валерия Харламова и о первом матче Суперсерии.

— Та Суперсерия стала настоящим прорывом для советского хоккея, — анализирует игру сборной сын Валерия Харламова Александр Харламов, нападающий, заместитель спортивного директора хоккейного клуба ЦСКА. — Наши ребята прорубили большое окно и вызвали к себе настоящий интерес. Могу точно сказать, что Суперсерию-72 помнят не только в России, ее помнят по обе стороны океана. Канадцы чтят историю хоккея и дорожат ею. А сам я пришел в хоккей в шесть лет. Интерес к себе как к сыну Валерия Харламова чувствовал, но не обращал на него внимания. Двигался по хоккейной лестнице, как получалось. А то, что я стал нападающим — это, наверное, в крови. Кем мне еще быть?

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

153 248 + 1 055 (за сутки)

Выздоровели

222 209 + 611 (за сутки)

Выявлено

3 901 + 39 (за сутки)

Умерли

Юрий Козлов, писатель, главный редактор журнала «Роман-газета»  

Скорбная история германского духа

Андрей Бочкарев, заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства

Ускоряем стройку станций метро

Валерий Рубаков, профессор Института ядерных исследований РАН

В поисках темной материи

Виктория Федотова

Что общего у Волочковой и Ефремова

Рустам Сабанчеев

Искусство запуталось в нейросетях

Ольга Кузьмина  

Лишь бы она ходила голая рядом

Алексей Коренев, финансист

Выгодно ли покупать валюту

Олег Сыров

Мороженое своими руками

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите