ср 23 октября 08:36
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Его бокс понимают даже женщины

Мосгорсуд выпустил из СИЗО виновника ДТП у «Славянского бульвара»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Политолог подвел итоги шестичасовых переговоров Путина с Эрдоганом

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Его бокс понимают даже женщины

Константин Цзю — наш человек на родине кенгуру

[i]Его рейтинг выше, чем у премьер-министра Австралии, на 23 пункта. Он самый популярный сегодня человек на Зеленом континенте. О ком речь? О нашем соотечественнике, чемпионе мира среди профи по боксу [b]Константине Цзю[/b]. Впрочем, «наш» он с существенной оговоркой: Костя уже скоро десять лет, как обитает на родине кенгуру, имеет двойное гражданство, и дети, которые там у него родились, говорят по-русски с акцентом. Пословица «Что имеем — не храним...» становится для нас, увы, все более и более определяющей. Тем не менее сам Цзю по-прежнему считает себя в душе русским и при первой возможности устремляется на родину.[/i] [b]Непедагогичный педагог [/b] Заголовок к статье мне подарил первый тренер Константина — Владимир Черня, который привел его ко всем вершинам в любительском боксе. Владимир с гордостью носит удостоверение «Заслуженный тренер СССР». Хотя, конечно, типичным представителем советской педагогической номенклатуры его не назовешь. Ну что это такое: на сборах его воспитанники укладывались спать не строго по распорядку, а когда кому вздумается. Цзю, например, по природе своей сова, вот он и слонялся допоздна, даже если на носу ответственные соревнования. Но это еще семечки. Сейчас я вам поведаю такое, за что в былые времена тренеру, понятное дело, не поздоровилось бы. Он со своими несовершеннолетними подопечными мог «уговорить» бутылку-другую сухого вина за шашлыком. Костя Цзю не даст соврать. Был и еще один абсолютно непедагогический поступок со стороны наставника. Как-то, буквально накануне финала чемпионата Европы, Костя сильно простудился. Тренер налил ему полстакана коньяку с медом. «Надо?» — с отвращением спросил ученик. «Надо». И Костя, не поморщившись, вылил в себя огненную смесь. Такова была степень его доверия к учителю. Финал он выиграл легко. Чтобы покончить с этой «антигорбачевской» темой, которая отчего-то всегда близка сердцу среднестатистического россиянина, скажем еще, что и в настоящий момент Цзю не делает из нее проблемы. В течение дня он может пропустить пару банок пива, а на банкете или семейном торжестве даже махнуть две-три стопки водки. Что совсем не облегчает жизнь его соперникам. Большинство боев Костя выигрывает нокаутом. Мы отнюдь не призываем народ следовать режиму Цзю, дабы достичь спортивных высот. Костя — профессионал. Он хорошо знает свой организм, «советуется» с ним и вообще склонен к медитации. А позволяет иной раз расслабиться, чтобы не ощущать себя прикованным к галерам каторжанином. [b]На грани катастрофы [/b] «Стекло падало медленно, как в рапидной съемке, а мы, словно в фильме ужасов, при этом присутствовали. Оно бы разрубило пацана пополам или голову ему отсекло, это дурацкое витражное стекло. Меня до сих пор холодный пот пробивает. Случись то несчастье, мы бы точно не довезли парня живым до больницы...» Так вспоминает с позиции сегодняшнего дня тот кошмар тренер. Шел спектакль, сценарий которого написали сами ребята. И надо же такому случиться: один самодеятельный артист, ровесник Цзю, угодил головой в витраж. Огромный пласт стекла полетел вниз. Все остолбенели, и только Костя среагировал — по-боксерски отбил стекло кулаком. О чем он тогда думал, была ли у него такая возможность — о чем-либо подумать? Он поступил так, как поступил. И вряд ли об этом сожалел. Хотя это стоило ему чрезвычайно дорого. Мизинец на «рабочей», левой, руке практически повис на ниточке, сухожилие было перерезано. До Олимпийских игр оставался 21 день. За это время, конечно, наседка еще способна вывести цыпленка, но восстановиться после такой травмы... Рассматривать же вариант, при котором Цзю остался бы калекой, даже не хочется. Примеры, когда увечные ветераны афганской и чеченской войн стоят во все погоды с протянутой рукой, — перед глазами. Костя оказался победителем и в том случае. По-хорошему, ему надо было бы месяц походить в гипсе, а потом начать разрабатывать руку. Что делает он? Через неделю снимает фиксирующую повязку и... сгибает несчастный мизинец. Сами понимаете, на гипс перчатку не натянешь. Какие ощущения спортсмен при этом испытывал, лучше не спрашивать. А было ему тогда неполных восемнадцать. Первые два боя он выиграл нокаутом. Нет худа без добра, пришлось пустить в ход правую. Тоже феномен: за три недели «поменять руки». Это ведь все равно, что футболисту, бьющему с одной ноги, переключиться на другую. Знали бы его соперники, что их «уделал» по сути инвалид... Но, скорее всего, они теперь рассказывают своим потомкам, что вот-де был случай — схлестнулись с самим Цзю, будущим чемпионом мира среди профессионалов. Третий поединок Костя проиграл. 2 : 3. Американцу, который и стал потом чемпионом. С учетом того, что судейство в боксе издавна тенденциозно, причем всегда не в нашу пользу, удивительного тут было мало. Такие вот уроки вынес он с олимпийского ринга. Но Костя все равно позже доказал, кто сильнейший. До следующей Олимпиады он не добрался. Но из любительских соревнований выиграл все, что возможно. Он двукратный чемпион старого континента, признавался лучшим боксером Европы, ему (второму человеку в стране после Валерия Попенченко) вручен Кубок Баркера — за вклад в развитие бокса. Наконец, он выиграл чемпионат мира в Сиднее. И уехал туда жить, перейдя в профессионалы. [b]Зеленый-презеленый континент [/b] У Цзю в престижном пригороде Сиднея свой дом с бассейном и хорошим участком. Есть и выстроенная отдельно, на манер русских бань, сауна, где стоит бочка, в которой заваривают пиво. Знатоки, отведавшие его, утверждают, что оно ничего, не хуже «хамовников». Купил он дома сестре с мужем и родителям. Правда, последние предпочитают жить при внуках, то есть с Костей и Наташей. Что еще из бытовых реалий «нового австралийского»? У всех машины: у самого — «Лексус», у жены — джип «Тойота». Семья Цзю принадлежит к состоятельным даже по австралийским меркам. Какой ценой это достигнуто — другой вопрос. И в чем все-таки секрет суперпопулярности Цзю? «Мне безумно нравится Костя. Он такой сексуальный на ринге», — томно вздыхает в телеинтервью одна из его поклонниц. Хорошо еще, что Наталья не ревнива. Сам Цзю в ответ на приколы журналистов в этой связи отвечает: «Да она у меня все понимает». Итак, кому-то импонирует его эротичность. Хотя он и не плейбой. Другим — его корректность по отношению к соперникам, не виданная доселе в этих широтах. Среди боксеров-профи вообще-то считается признаком хорошего тона дурно отозваться о противнике. Необходимый элемент создания «образа врага» в рамках рекламной атаки на обывателя. Константин пошел против правил. Точнее, действовал в соответствии со своими. Он даже во время боя, получив запрещенный удар, первым протягивает перчатки нарушившему кодекс чести: ничего, мол, с кем не бывает — ты же не нарочно. Австралийцы от этого балдеют. Но самое, пожалуй, главное: он принес качественно новый бокс на континент. Бокс, который, как говаривает Черня, понимают даже женщины (пусть уж они простят нас за это «даже»). Умный, осмысленный и эффективный. В первых своих боях он не получил ни одного удара, а закончил поединки нокаутом. В прессе его тут же окрестили «укротителем крокодилов». Похоже. [b]Русский парень по фамилии Цзю [/b] Родился и вырос Цзю в Серове (тысяч сто жителей) Свердловской области. Семья его, что называется, из простых. Отец металлург, мать медицинская сестра. Что ж, может, есть все-таки на свете элемент высшей справедливости, когда хорошим людям при этой жизни достается кое-что из райской квоты? Кстати, о вопросе национального самоопределения. Константин не упускает возможности заявить, что он по духу — настоящий русский. Между тем фамилия несколько смущает. На самом же деле, кроме деда, у него в роду никого из корейцев нет. Мама из Вятки, жена тоже славянка. А вот силен генотип. И в самом боксере, и в его отпрысках — как две капли воды Костя — отчетливо проглядывает восточная кровь. Впрочем, маленькие Цзю — уже больше австралийчата. Константин не принадлежит к миру самоотреченных. Скорее, он из мира целеустремленных. При этом Цзю — натура в высшей степени впечатлительная. Один эпизод. Жаль, что нельзя его показать в изображении Владимира Черни, тот демонстрировал это в гостиничном номере комплекса «Динамо», где я его «застукал», с изумительным артистизмом. Он иллюстрировал, как 9-летний Костик преодолевал «пропасть» по воображаемой веревке. Дело было так. Когда Черня набрал новичков, то решил перво-наперво проверить их на образность мышления и внушаемость. Он прочертил мелом жирную линию через весь зал и сказал: «Это — веревка, внизу — ужасная расщелина. Видите?». Все с энтузиазмом закричали: «Видим, видим!» — «А видите огромные валуны, о которые разбиваются волны?» Все опять подхватили: «Видим!» — «Да ничего вы не видите, потому что с такой высоты ничего не различишь. А слышите, как ревет эта река?» — «Слышим». — «А ничего вы не слышите, потому что далеко. Внизу же без-дна!» После такой преамбулы тренер дает задание перебраться по «веревке» на другую сторону. И все бесстрашно, как честные солдатики, перешли. Одни чуть не строевым шагом, другие беспечно, ковыряя в носу. И вот подошла очередь Кости... Он, заметно побледнев, замер у «края бездны», глубоко вздохнул, успокаивая волнение, пригладил волосы и пошел осторожно-осторожно, балансируя руками. Расстояние в восемь метров он прошел за добрых десять минут. Дыхание в конце пути у него было учащенное, на лице блестел пот. Вот тогда-то Черня и подумал: «Из этого пацана обязательно что-то выйдет». А когда Косте исполнилось пятнадцать, тренер пришел к его родителям и сказал: «С этого дня парень не принадлежит себе. Мы готовимся к Олимпийским играм. Он — достояние страны». Если здесь и было преувеличение, то небольшое. Костя действительно обладал исключительным потенциалом. На перекладине он подтягивался 45 раз без напряга. При том, что фигура у него была девичья, а мышцы казались лишенными всякой рельефности, силы в нем было немерено. Причем силы, до поры таящейся, саккумулированной, которую в нужный момент хозяин мог пробудить. По вящему желанию. Лет в шестнадцать, когда он уже был местной знаменитостью (выиграл молодежный чемпионат континента), приехали они с тренером в порядке общественной нагрузки в одно ПТУ — поделиться славой. Народу в зал набилось неслабо. А тренер имел неосторожность заявить, что в завершение разговора его ученик готов помериться силой с любым желающим. Не в боксе, естественно, а в армрестлинге. Там оказался паренек с центнер весом и года на два постарше, потомственный металлург. Когда он вышел на сцену, Костя несколько сник, он выступал тогда в категории 57 кг. Но потом в нем быстро разгорелся огонек азарта. (Цзю очень азартный человек во всем, что касается спорта, но абсолютно равнодушен к картам или казиношным страстям.) Он взорвался силой и легко положил руку соперника. «Не понял!» — сказал тот. И был посрамлен еще дважды кряду. Поскольку Цзю не обладал, как вы заметили, внушительной комплекцией, он иной раз уже в ранге чемпиона попадал в обычные, в общем, у нас криминальные истории. Хотя и старался их всячески избегать. Будучи однажды проездом в Москве, поднимался он в гостиничном лифте в компании с двумя бандитской наружности бугаями. Те начали приставать к женщине. Костя сделал им замечание. В корректной, заметим, форме, — он всегда корректен. Однако бугаи обиделись. Женщину выпустили, а его придержали. Блеснул нож. Костю трудно вывести из себя. Он и на ринге, и в жизни похож на маленький броненосец, защищенный прочным слоем невозмутимости и хладнокровия. Но тут он нарушил неписаную заповедь — не применять боксерское искусство вне спортивной арены. Единственный раз нарушил. Долго потом катались в кабине лифта вниз-вверх те громилы. Заходили они как-то и в гости к «качкам», среди которых был даже чемпион Союза по культуризму. Раз Косте «бесхитростно» предложили поупражняться с «каталкой». Соль была в том, чтобы эту хреновину весом под пятьдесят килограммов на вытянутых руках прокатить вверхвниз по стене. Цзю все незатейливо исполнил и ушел, оставив «качков» в недоумении: из них никто этого упражнения не осиливал. Тренируясь вместе с легкоатлетом, входившим в сборную страны, Михаилом Хмелем (рост 193 сантиметра), Костя (170 сантиметров) выиграл у того прыжки с места. И только в тройном немного уступил — ввиду полного незнакомства с техникой. Спортивные таланты Цзю этим не исчерпываются. Сборная города Серова по баскетболу за счастье считала видеть его в своем составе. Он идеальный распасовщик, но может и в зону войти, забросить мяч. В Австралии Костя легко освоил сквош и другие местные игры. Кто-то, возможно, подумает, что физическая одаренность Цзю пошла за счет его умственного развития. И глубоко ошибется. Костя окончил школу почти с одними пятерками. При том, что постоянно разъезжал по сборам и соревнованиям. А поступал он, между прочим, в инженерно-педагогический институт. Не в физкультурный. «Зачем тебе учиться на то, где ты уже давно профессор?» — таков был резон тренера, любящего при случае ввернуть историю про то, как певец Иван Суржиков пришел в консерваторию, где емуде ответили, что он ее перерос. Причем физику Цзю сдал на «отлично», а за математику ему срезали балл, поскольку он помог выполнить экзаменационные работы двум дембелям. Правда, поступить поступил, а учиться не стал. Это была своего рода проба сил, с одной стороны. А с другой — воплощение тренерского замысла: хоть ненадолго отвлечь подопечного от спортивных помыслов, не дать ему перетренироваться. Был ли Костя идеальным во всех смыслах учеником? Навряд ли. Он не без слабостей. Любил вволю поесть, страдая неуемным аппетитом. С учетом того, что надо было держаться за «прописку» в строго определенной весовой категории, это создавало известные проблемы. Воспитывал наставник боксера, как водится, нетрадиционными методами. Идет первенство области в Нижнем Тагиле, победитель получает путевку на чемпионат России. Взвешивание уже прошло. Тренер с учеником прогуливаются по городу. И тут Костя делает «стойку»: приметил свой любимый компот с яблоками за сорок пять копеек. Купили три банки. Приходят в номер. До боя часа два. «Можно я попробую компот?» — «Ты же знаешь, сколько осталось до встречи». — «Да ладно, Владимир Цезариевич, чего мне будет?» Уговорил. Проходит еще час. «А можно открою еще одну банку?» — «Открой, только не обижайся на меня потом». И вторая банка была беспощадно уничтожена. Начинается бой. Костя — фаворит, его соперник откровенно боится. Но фаворит топчется в углу, не проявляя никакой инициативы, — он просто не в состоянии этого сделать. Противник потихонечку осмелел и стал наносить удары по «неподвижной фигуре». Дело шло к поражению. Тогда Черня зло крикнул: «Что, третьей банки не хватило?!». Цзю пришел в чувство и довел поединок до победы. Это «сладкое» слово «диета» и по сию пору вызывает изжогу у Цзю. В канун подготовки к поединку — никаких десертов, ничего приготовленного на жирах. Сколько он еще способен продержаться на профессиональном ринге? В сентябре Константин разменял четвертый десяток. Не мальчик. Многие уже в его годы сменили боксерские халаты на домашние. Но еще пару-тройку лет он, по собственному признанию, никому не собирается отдавать пояс чемпиона мира. Иначе это был бы не Цзю. [b]P.S. [/b][i]Не исключено, что мы все же увидим еще его искусство воочию. Сейчас ведутся переговоры о том, чтобы ближайший бой за звание чемпиона мира провести в России.[/i] [b]НА ФОТО: [/b] [i]Александр Лебзяк и Константин Цзю: жаль, на ринге не доведется встретиться [/i]

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга