- Город

Основы фехтования: как стать д’Артаньяном или министром спорта России

Сергей Собянин рассказал о программе профориентации молодежи

Синоптики рассказали, какой будет погода в марте

Длинные выходные ждут россиян из-за Дня защитника Отечества

Политологи объяснили слова Зеленского о выборах в Крыму

Что известно о напавшем на прихожан храма в центре Москвы

Инфекция раздора. Шесть самых острых вопросов про коронавирус

Протоиерею ответили на слова о «бесплатных проститутках»

«Его дед защищал страну»: Грудинин ответил судье КС на слова о «незаконно созданном» СССР

Врач опроверг заявления о вреде любого количества алкоголя

Новый русский миллиардер. Как Николай Сторонский заработал состояние

Избившая таксиста участница «Красы России» рассказала об инциденте

«Классическая схема»: как экс-глава управления ФСИН мог пронести пистолет в суд

Политолог объяснил нервное поведение Лукашенко

«Жены готовы умереть за меня»: фрилав-коммуна на Кавказе и другие истории полиаморной любви

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 марта

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

Основы фехтования: как стать д’Артаньяном или министром спорта России

Заковать свое тело в белоснежный костюм фехтовальщика — дело не пяти минут

ФОТО: Борис Бухтияров, «Вечерняя Москва»

Корреспондент с детства мечтал стать д’Артаньяном — со шпагой и всегда на коне. Еще неплохо быть, наверное, олимпийским чемпионом, министром спорта страны, президентом Международного олимпийского комитета, ОКР или влиятельнейшим бизнесменом. Все тебя знают, а многие еще и уважают.

Важен первый шаг на пути к народной славе. Поискал в Интернете и нашел заветную тропинку. Павел Колобков, Томас Бах, Станислав Поздняков, Алишер Усманов — все эти известные персоны начинали свой путь к успеху в зале для фехтования.

К СЛАВЕ ЧЕРЕЗ СПОРТЗАЛ

Корреспондент пулей помчался в нужный зал на Ленинградском проспекте столицы, чтобы записаться на урок к тренеру СШОР ЦСКА по фехтованию Владимиру Иванову.

Это он привел к олимпийскому золоту Олимпиады в Сиднее шпажиста Павла Колобкова — нынешнего министра спорта России.

— Я не очень опоздал на тренировку, чтобы стать д’Артаньяном? — спросил я у 53-летнего заслуженного тренера СССР, облачаясь в костюм фехтовальщика.

— Думаю, лет на 35. Да и равняться вам, судя по фигуре, надо на Портоса, — за полчаса до разучивания коронного укола министра ранил словом мое сердце Иванов. — Но начинать никогда не поздно, жду вас в зале.

Заковать свое рыхлое тело в белоснежный костюм фехтовальщика — дело не пяти минут. Костюмчик и бриджи пошиты из кевлара — материала для бронежилетов. Не костюмчик, а скафандр какой-то с плотностью ткани в 800 ньютонов. Пока влезал в костюм шпажиста мирового уровня — вспотел три раза. Цена костюма — 40 тысяч рублей. Именно столько зарабатывает в месяц наставник чемпионов Иванов, тренируя детей в спортзале с восьми утра до девяти вечера.

— А где же шпага с маской?

— Сначала проверим, как вы натянули амуницию. Безопасность в фехтовании — превыше всего, — строго говорит Иванов.

— А были несчастные случаи?

— Были, причем в этом зале и на моих глазах. На этом месте, где стоим, одному парню шпагой сердце проткнули. Было это еще в 90-х, когда защитная амуниция была слабенькой. Ребята пошли в обоюдную атаку, клинки сломались, и один осколок шпаги вошел прямо в сердце...

— Насмерть? — куда-то подевалась моя решительность.

— Раненый выжил. Мои ученики побежали на Ленинградку ловить скорую. Врач Вера Власовна Гайдай не дала пострадавшему потерять сознание. Потом все мы кровь ему сдавали. Повезло, в общем. Шпага — это серьезно. Видел я, как протыкают клинком и другие части тела: голени, бедра и легкие, — все лучше и лучше тренер брал меня на испуг.

После рассказа Иванова мне все меньше хотелось даже в Портосы. Но улыбка Колобкова с огромной фотографии на стене спортзала и его фехтовальная перчатка немного подняли мой боевой дух.

Перчатка министра плотно легла мне на правую кисть, железная маска укрыла мой страх, а за шпагу я схватился как за меч-кладенец / Борис Бухтияров, «Вечерняя Москва»

Перчатка министра плотно легла мне на правую кисть, железная маска укрыла мой страх, а за шпагу я схватился как за меч-кладенец

ФОТО: Борис Бухтияров, «Вечерняя Москва»

ПЕРЧАТКА И УКОЛ КОЛОБКОВА

— Неужели это перчатка самого Колобкова? — удивился я, когда Иванов мне ее протянул.

— Она самая. Вот и его подпись красными чернилами — «Колобков». Нашел случайно, когда подбирал вам амуницию.

Перчатка министра плотно легла мне на правую кисть, железная маска укрыла мой страх, а за шпагу с французской рукояткой я схватился как за меч-кладенец. Теперь осталось изучить коронный удар олимпийского чемпиона — и здравствуй, мировая слава!

— Итак, обе коленочки согнуты, задняя ступня развернута внутрь, центр тяжести между пятками, спина ровная. Правая рука со шпагой направлена на грудь противника, локоть согнут, — наставляет Иванов.

— А левая рука? — интересуюсь сквозь маску.

Видимость сквозь нее как через сито, зато врачи говорят, что маска фехтовальщиков отлично фокусирует зрение.

— Тоже согнута в локте, кисть приподнята вверх. А теперь колите мне в грудь!

— А вдруг пробью нагрудник? — пасую я.

— Коли. На шпаге защитный наконечник, он спасает. Ну же!

Колю шпагой тренеру прямо в сердце. Клинок изгибается коромыслом, но нагрудник держит удар.

— Таким ударом побеждал всех Колобков? — интересуюсь у наставника после тренировки.

— Нет, конечно. Мы сегодня разучивали укол прямо — простой элемент. Коронный удар Колобкова — удар вразрез, в противоход атаке соперника. Противник шел на него и пропускал Пашкин укол. Колобков был как молния с реакцией тигра.

СГОНЯЙТЕ ЛИШНИЙ ВЕС

— А я?

— А вы сгоняйте лишний вес. Он лишает бойца скорости и маневренности.

— Значит, в бою с Колобковым у меня нет ни единого шанса?

— Даже не думайте. Хотя я давно не видел Пашу в зале фехтования. Чаще его можно встретить на хоккейной тренировке. Хоккей и футбол ему нравились с детства. Мы виделись с ним в феврале, чаще встречаться некогда. У него полно забот обо всем российском спорте, а я в зале с ребятишками пропадаю. Меня это подстегивает. Это моя жизнь, я очень ею доволен, — улыбнулся Иванов. — Сейчас, например, тренирую очень толковую и перспективную девочку. Недавно она выиграла всероссийский турнир в Казани «Весенняя капель». Девочке 12 лет. Надеюсь, со временем она станет олимпийским чемпионом как Павел Колобков. Запомните ее имя — София Сизова.

Мое имя Владимир Иванов запомнит вряд ли, но я-то знаю, что с министром спорта теперь у меня общий тренер по фехтованию. А вес я сброшу. Еще три таких занятия в костюме фехтовальщика — минус шесть кило как не бывало. Но все же еще очень далеко до д’Артаньяна.

СПРАВКА «ВМ»

Разница в возрасте у Владимира Иванова и его ученика Павла Колобкова — всего три года. С 1980 года они оба тренировались в группе Валерия Николайчука. Когда в 1990 году Николайчук погиб, его ученики назначили Владимира Иванова своим личным тренером. Иванов согласился и завершил карьеру спортсмена. Он также подготовил чемпиона мира Сергея Торопыгина и чемпионку Европы Юлию Бахареву.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Владимир Иванов, заслуженный тренер СССР

— Главное для успеха — это трудолюбие, любовь к фехтованию и помощь родителей. Экипировка фехтовальщика стоит недешево, и клинки у юных спортсменов часто ломаются. К тому же на начальном этапе тренировок за занятия надо платить. Цена абонемента для юных спортсменов в нашем зале — четыре тысячи рублей за 12 занятий в месяц. Если юный спортсмен перспективен, его зачисляют в СШОР ЦСКА, где занятия уже бесплатные. Заниматься фехтованием можно с восьми лет.

Новости СМИ2

00:00:00

Анатолий Горняк

Протоиерей Дмитрий Смирнов и бесплатные проститутки

Ирина Алкснис

Решение о сбережении: почему россияне начали копить

Александр Лосото 

Спасибо за жуткие сказки про коронавирус

Антон Крылов

Зачем нужны поправки к Конституции

Алиса Янина

«Вези меня, тварь!»: конфликт барыни и кучера

Алексей Зернаков

Это нужно живым

Виктория Федотова

Декрет или карьера? Не ваше дело

Элита общества. Судьба страны порой зависит от одной улыбки дипломата

ЕГЭ по английскому. Типичные ошибки

Почему люди бьются током: на детские вопросы на занятиях отвечают ученые

Существованья ткань сквозная. Памяти Бориса Пастернака