пн 23 сентября 19:41
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Интернет вещей: почему Москва является лидером в IoT-технологии

Интернет вещей: почему Москва является лидером в IoT-технологии

Евгения Шахова, сотрудница одной из компаний — участниц форума IoT Tech Spring 2019, демонстрирует новейшие решения для умного города

Светлана Колоскова, «Вечерняя Москва»

Через год объем российского рынка интернета вещей превысит 80 млрд рублей. Серьезную долю в него внесет и Москва, который год являющаяся лидером внедрения IoT-технологий.

Камеры внешнего наблюдения, позволяющие смотреть за порядком на улицах, остановки, следящие за передвижением троллейбусов, автоматические станции контроля загрязнения и шума, умное такси и каршеринг — все это стало для москвичей обыденностью, в отличие от большинства регионов, где к теме еще только осторожно подступаются.

Однако даже в передовой столице остается гигантский простор для приложения IoT-решений. Так что же мешает перевести их из поля робких стартапов в реальные проекты, которые позволят сэкономить городу и его жителям массу сил, времени и денег?

— Инновации находятся не в технологиях, а в головах, — считает Андрей Колесников, директор Ассоциации участников рынка интернета вещей. — Иногда бывает так: презентуешь перед руководством предприятия проект по энергоэффективности (а IoT — они про это), и люди становятся не твоими друзьями, а врагами, рассуждая так: «Это что же, за мои же деньги все увидят, какой у меня бардак?» Многие, внедрив у себя систему интернета вещей и начав получать серьезный экономический эффект (а он часто доходит до 50–55 процентов), даже боятся это прилюдно афишировать, чтобы не напоминать, какой хаос царил на этой территории раньше. Мы сталкиваемся с этим каждый день и поэтому уже давно поняли: эффективнее идти с предложениями не к бизнесу, а к людям, которые определяют бюджет региона.

Неудивительно, что главными инициаторами внедрения IoT-технологий у нас выступают именно органы власти.

В начале года был утвержден первый предварительный национальный стандарт интернета вещей. Летом обещают второй. В конце марта появилась концепция построения узкополосных сетей связи и IoT...

В Москве интернет вещей внедряется в рамках программы «Умный город», принятой до 2030 года. В мае было заявлено, что Москва готова запустить пятое поколение мобильной связи 5G (а именно оно должно дать бурный рост интернету вещей): станции для него, что называется, «под парами», а некоторые провайдеры уже вовсю продают желающим юрлицам за символическую плату сим-карты и IoT-платформы для управления устройствами. В общем, вектор развития вполне понятен: сделать каждый из наших городов по-настоящему технологичным — с умным ЖКХ, умной энергетикой, промышленностью, образованием, медициной...

ФОТО:

Однако отрасль, которую двигает исключительно государство, вряд ли ждет серьезный прорыв. «Кто заплатит за банкет?» — один из ключевых вопросов внедрения IoT. Большинство таких проектов оплачивают либо бюджет (города, области, страны), либо отдельные производители-энтузиасты. Технари с удовольствием сделают систему умных светофоров, которая вполовину сократит количество ДТП. Но какой бизнес, вдохновившись эффектом, за нее заплатит, если даже ГИБДД и Минздраву прямой выгоды от этого нет?

— Это самый главный вопрос, — соглашается Александр Фролов, старший менеджер команды продуктов «Умный город». — Создать технологии не так сложно, как найти источники финансирования этой модернизации. Потому что возврат денег тут длинный и не простой, а зачастую сложно понять, какие выгоды она несет...

Есть у новой технологии и чисто технические препятствия:

— Большинство проектов пока действительно остаются в стадии пилотов, — соглашается с коллегой Владимир Щетинин, руководитель развития продаж IoT компании «ЭР-Телеком». — И поскольку мы не можем позволить себе финансировать проекты с непонятной окупаемостью, мы пока сосредоточились на более явных вещах — освещении, парковках, видеофиксации. Но даже будучи федеральным оператором с охватом 52 городов, даже используя платформу на миллион IoT-устройств, мы периодически спотыкаемся на каких-то элементарных вещах. Например, обнаружили удивительную вещь: практически 60–70 процентов датчиков, которые выпускает наша промышленность, не соответствуют заявленным характеристикам. Скажем, в паспорте указывается одна чувствительность, а на деле получается намного ниже. И это сильно мешает в реализации проекта, потому что каждый раз приходится это отлавливать и как-то доводить до ума. Сдерживает тотальную IoT-революцию и отсутствие единого национального стандарта, не говоря уж об общемировом. Тут пока полный разброд, в который мы, как всегда, добавили собственного «колорита». В феврале Росстандарт утвердил первый предварительный стандарт интернета вещей на базе открытого протокола беспроводной передачи данных NB-Fi. Минкомсвязи предлагает закрытый протокол XNB.

Обе компании-разработчики — «Вавиот» и «СРТ» — российские, но вторая, в случае, если ее продукт признают «главным», окажется монополистом — в силу его закрытости. А это 40–60 млрд рублей в год от одних только умных электросчетчиков.

При этом оба протокола являются перепевами французской технологии, которой уже лет десять:

— На этой технологии были и другие системы построены, но проблема в том, что для современного мира десять лет — это много, все устаревает очень быстро, — говорит Анатолий Сартаков, директор КБ «Марс». — Если говорить о двух российских протоколах, то они отличаются только в деталях. Одни отдали приоритет дешевизне, потеряв в пропускной способности, а другие решили использовать пропускную способность на всю катушку, подвластную этой технологии, предложив сверхдорогое решение. То есть, по сути, мы заранее закладываем в перспективу технического перевооружения страны слабую и устаревшую технологию.

Альтернативу, как не трудно догадаться, предлагают в «Марсе», не имеющем, увы, никаких налаженных связей во властных верхах. Не вдаваясь в технические подробности про стабилизацию частот, преобразование Фурье и прочие специфические вещи, скажем только, что речь идет о протоколе (его назвали SNB), который решает обе проблемы разом. То есть, если у «детей французов» за час получится обслужить один 100-квартирный дом, то «марсиане» успеют это сделать с сотней таких домов, причем без помех, да еще и гораздо дешевле. Кстати, на Западе сейчас тоже рассматривают варианты схожего с SNB протокола, то есть понимание о 10 «длинных» годах есть и там. Но, в отличие от заграниц, шансов на то, что стандарт от небольшого КБ одолеет монстров российского рынка IoT, у нас не сильно много.

Так ли, иначе ли, но мы все равно дождемся прекрасного нового мира, в котором вещи будут мудреть на глазах, городское хозяйство станет работать как часы, а экономика из расточительной превратится наконец в умную и рачительную. Ждать-то, как говорят специалисты, осталось недолго.

СПРАВКА  

IoT (Internet of Things, интернет вещей) — это новая стадия развития Интернета, на которой в сеть выходит больше предметов, чем людей. Прошлый год был закрыт цифрой 16 миллиардов — именно столько устройств было подключено к Интернету во всем мире. К 2022 году их станет уже 29 миллиардов. Понимая, что явление уже нельзя игнорировать, два года назад правительство РФ утвердило федеральную программу «Цифровая экономика». Есть схожая программа и у Москвы.  

Новости СМИ2

Лера Бокашева

Друзь снова в друзях

Анатолий Сидоров 

Уберите детей со своих интернет-страниц

Игорь Воеводин

За слова придется ответить. Всем

Виктория Федотова

Российские невесты и дальше будут стареть

Ольга Кузьмина  

«Круг света» — чудо, ставшее привычкой

Михаил Виноградов  

Критиковать чиновников особого ума не нужно

Ирина Алкснис

Москве есть чем ответить критикам

Георгий Бовт

Газовая война между Россией и Украиной: кто «моргнет» первым?