Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

«Мы устали бояться»: специальный корреспондент «ВМ» Алексей Зернаков передает из непокоренного Донбасса

Сюжет: 

Ситуация в Донбассе
В мире
«Мы устали бояться»: специальный корреспондент «ВМ» Алексей Зернаков передает из непокоренного Донбасса
Пожилой мужчина показывает осколок снаряда у жилого дома на улице 9 Января в Донецке / Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Донбасс живет. Вопреки снарядам украинских гаубиц и систем «Град», молчанию европейских политиков, что уже восьмой год стыдливо закрывают глаза на гражданскую войну на Украине.

Люди Донбасса не сдались, не опустили руки, не склонили головы. Вопреки заокеанским «партнерам», не прекращающим попытки играть роль мирового кукловода. Вопреки бесчинствам нацистов, прорвавшихся к власти в некогда братской Украине, и клоунов в костюмах, дергающихся будто марионетки на веревках, тянущихся прямо из Вашингтона.

Потерпим еще пару дней…

— Мне бы хоть одного «айдаровца»… — бывший шахтер Виталий Бондарь, все 58 лет своей непростой жизни проживший в Донецке, сжимает кулаки так, что краснеют костяшки намозоленных крепких пальцев, — ...он бы от меня уж точно не ушел. Или в шахту его бы — на перевоспитание. В ту, где меня когда-то завалило. Там надо было лежа своды крепить на глубине полутора километров. В Мариуполе они мирными людьми прикрываются, проклятые фашисты. И на передок, конечно, не лезут — все по тылам сидят. А если парнишки из ВСУ бегут — сразу же стреляют. Ну ничего, даст бог, победим. Столько лет терпели, потерпим еще пару дней. И победим.

Под мобилизацию Виталий не попал — инвалидность не позволяет. В ополчение его тоже не взяли. Хотя ему очень хочется встретить однажды того украинского пограничника, который в 2014 году «приласкал» его прикладом на КПП. Впрочем, говорит Виталий, на украинцев он зла не держит. Среди них много нормальных ребят. И большинство из них не хочет и не будет стрелять в русских.

— Звонил я на днях племяннику, он у меня в Киеве живет. Тот мне говорит: «На работе дали отпуск, сижу дома. Даи что я, дядька, стрелять в тебя буду, что ли? Я ж не нехристь какой!» Рассказывал, что почти перед самым его домом самолет упал. Украинский — его свои же сбили. Никто не хочет воевать с русскими. Только нацистские отморозки и бандиты. Те самые, кому сейчас оружие налево и направо раздают, — говорит шахтер.

«Мы устали бояться»: специальный корреспондент «ВМ» Алексей Зернаков передает из непокоренного Донбасса Жилой трехэтажный дом на улице Миронова в Донецке, в который накануне вечером попал снаряд / Фото: Алексей Зернаков / Вечерняя Москва

Между нами кровь

В центре Донецка все спокойно, как будто и нет никакой войны, а буквально в нескольких километрах от города пушки не отправляют смертельные «посылки» мирным поселкам и кварталам. Хотя часто снаряды долетают до окраины города — почти каждый день в Киевском районе, самом ближнем к линии боевого столкновения, гремят взрывы. Бьют из района городка Авдеевка (14 километров от Донецка. — «ВМ»). Говорят, артиллерия стоит прямо около местного коксохимического завода, прикрываясь им как щитом. Наши не отвечают, чтобы не «накрыть» опасное производство.

Впрочем, людям, кидающим «зиги» и готовым стрелять по своим и чужим, по женщинам, старикам и детям, прикрываться мирными жителями не впервой. За восемь лет войны «нацбаты» поднаторели в этом грязном деле. А еще в массовых убийствах, пытках и прочих «подвигах», которыми «прославились» на весь мир их идейные вдохновители — немецкие нацисты и украинские коллаборационисты.

— Мы не сможем ходить с ними по одной земле, как ни крути, — говорит Виталий Бондарь. — Слишком уж много крови между нами. Слишком много ненависти. Не нашей — их.

Простые жители Донецка и сегодня живут, почти не обращая внимания на дальние раскаты канонады. За восемь лет чудовищные звуки обстрелов с пограничья стали привычными.

Весело перешучиваются девчонки-парикмахерши в салоне красоты. Открываются кафе. На рынке торговцы раскладывают товары на лотках, не оглядываясь на проезжающие по улице БТРы с бойцами. А уж армейские «Уралы» давно стали обычной деталью городского пейзажа.

Работать надо

Да, есть перебои с водой. Да, молодых парней без формы на улицах Донецка почти не встретишь. Да, многие не видели родных по несколько лет, потому что семьи оказались разделены линией фронта. Но в воздухе в эти последние февральские дни словно витает запах весны и надежды. Донецк верит в победу.

— В 2015 году мы с семьей уезжали на несколько месяцев в Россию к родственникам. Потом вернулись. Здесь наша земля, наша Родина. Так что в этот раз я так и сказала мужу: мы никуда не поедем. И точка! — парикмахер Татьяна Шевченко настроена решительно. И, несмотря на непрекращающиеся обстрелы, она продолжает каждый день выходить на работу. — Работать все равно надо. Конечно, к взрывам привыкнуть невозможно. Сегодня утром вот снова бахнуло. Но работа есть работа. Да и солдатиков кто стричь будет, если я все брошу? И я не одна такая — мы все так думаем. И всегда работали. Пока в Киеве на Майдане скакали — мы удивлялись, откуда у них на это время? Надеюсь, что скоро все закончится. Поймите, мы устали бояться. Очень хочется весны. И мира.

Сегодня, кстати, Донбасс во многом держится именно на хрупких женских плечах. Как тыл Советского Союза в годы Великой Отечественной войны. А мужчины защищают свой дом с оружием в руках.

«Мы устали бояться»: специальный корреспондент «ВМ» Алексей Зернаков передает из непокоренного Донбасса Житель дома № 5 по улице Миронова в Донецке в своей квартире после вечернего обстрела / Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Смерти вопреки

В субботу вечером город снова засыпал под звуки канонады. Около часа украинские артиллеристы обстреливали окраину Донецка. Сообщают об одном пострадавшем — подростке. Под ударом оказался Киевский район города — ближний к позициям ВСУ. Заряд 120-миллиметровой гаубицы разнес две квартиры трехэтажного жилого дома по адресу: улица Миронова, дом 5. К счастью, никто не пострадал. Но здание теперь непригодно для жизни, а микрорайон остался без света. Соседние дома тоже получили повреждения — осколками и взрывной волной выбило несколько десятков окон.

Сладкий пороховой запах чувствуется метров за сто. Весь переулок между трехэтажным домом и частным сектором завален битым стеклом и обломками кирпича. Здесь работают электрики, они восстанавливают перебитые взрывом кабели.

— Давно такого не было, года с 2015-го, — сокрушенно качает головой житель соседнего дома Александр Ильин. — Еле успели по подвалам спрятаться. Счастье, что никто не погиб.

Жительница дома № 7 по улице Миронова Галина Сергиенко сметает у подъезда битое стекло и обломки кирпича.

— Страшно было. Когда ж наконец это все прекратится и их выгонят, — делает она ударение на слове «их» и возвращается к совку и венику. — Сколько лет уже живем в страхе. Надеюсь, скоро все закончится… Дай бог, побыстрее.

Донбасс надеется на помощь братской России. Ведь так от века повелось — своих русские не бросают. Не принято это. Недаром одна из главных магистралей столицы Донецкой Народной Республики носит сразу два названия. Официальное, старое: бульвар Шевченко. И народное, новое: бульвар Русских Ополченцев.

ЦИТАТЫ

Владимир Путин, президент России:

— Силы, которые захватили власть и удерживают ее с помощью декоративных выборных процедур, окончательно отказались от мирного урегулирования конфликта. Восемь лет мы делали все, чтобы ситуация была разрешена мирными, политическими средствами. Все напрасно.

Дмитрий Медведев, заместитель председателя Совета безопасности России:

— Полагаю, что всем умным людям очевидно: санкции — миф, фикция, фигура речи. Можно и строже сказать, но воздержусь. Я — гражданин России. И этим все сказано. Ну а принимаются санкции по очевидной причине. От политической импотенции, возникшей на почве неспособности изменить курс России.

ХРОНИКА СОБЫТИЙ

4:56 В ЛНР произошло два мощных взрыва на нефтебазе в Ровеньках. Там загорелись 200 тонн дизеля. Количество пострадавших не уточняется.

9:16 Войска ЛНР с начала спецоперации продвинулись на 52 километра. За сутки они завоевали три населенных пункта — Новоахтырку, Смоляниново, Станично-Луганское, заявил официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков. По его данным, военнослужащие ДНР продвинулись за прошедшие сутки на 12 километров, продолжив наступление в направлении Петровское. Они заняли Павлополь и Пищевик.

10:15 Населенный пункт Трехизбенка полностью перешел под контроль ЛНР.

10:19 Делегация России прибыла в Гомель на переговоры с властью Украины.

14:40 Власти Украины освобождают из тюрем бывших военных, чтобы пополнить ими армию страны, сказал прокурор Офиса генпрокурора Украины Андрей Синюк.

16:05 Украинские войска обстреляли Александровку запрещенными минами калибром 120 миллиметров.

16:46 Населенные пункты Анадоль и Андреевка взяты под контроль ДНР. Войска ЛНР продвинулись еще на 4 километра, ДНР — на 3.

17:24 Следственный Комитет России возбудил уголовное дело после попадания снаряда на территорию слободы Кудиновка в Ростовской области. Населенный пункт находится в 20 километрах от границы. Пострадавших нет.

18:39 На подконтрольной Киеву части Донецкой области ввели комендантский час с 17:00 до 08:00.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Эдуард Басурин, заместитель командующего оперативным командованием ДНР, полковник:

— Если говорить в целом, обстрелы территории республики продолжаются. Среди гражданского населения есть погибшие и раненые. Зафиксировано попадание снаряда в детский сад в Донецке. Четыре раза территория республики обстреливалась баллистическими ракетами «Точка-У». Все они были сбиты силами ПВО — две в районе Донецка, одна под Иловайском и одна под Амвросиевкой. В городе временные перебои с подачей воды, электричества и тепла.

Подкасты