пн 14 октября 00:01
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

На Волочковой жениться не обязан

На Волочковой жениться не обязан

Растительная жизнь Павла Лобкова

[i]На интервью Павел Лобков согласился без особых проблем. Проблема была в том, чтобы застать ведущего «Растительной жизни» в Москве. Но вот наконец-то: «Завтра суббота, делать особенно нечего. Так что приезжайте». Так я очутилась в модерновой квартире Павла Лобкова на Маяковке: потолок на кухне выкрашен в красный цвет, гостиная соединена со спальней, совмещенной, в свою очередь, с кабинетом хозяина.[/i] [b]Олигархам мы не нужны[/b] – Надеюсь, мы фотографироваться не будем? Не люблю я этого. Вы заметили, что когда снимает наш российский фотограф, пусть даже на обложку глянцевого журнала, все звезды как будто аршин проглотили. Или им пИсать хочется очень, а их не пускают. Это потому, что не умеют у нас снимать! Фотограф постоянно теребит: «Чуть левее, а теперь… правее. Ох, солнышко ушло!» И ты к концу съемки сидишь уже, как на гинекологическом кресле. [b]– ?[/b] – Вы знаете, что мужчины тоже на гинекологическом кресле сидят, бывает. Когда у них прямую кишку [b]смотрят. – Давайте, Павел, сменим тему, если вы не против. Расскажите, например, как вы выбираете героев для своей программы.[/b] – Есть люди, которые звонят сами. Я их выдавать, конечно, не буду. У нас сейчас все-таки капиталистическая эпоха, поэтому люди, когда им что-то делают бесплатно, как правило, не верят, что это будет качественно. Особенно люди обеспеченные. Еще необходимо, чтобы герой был человек узнаваемый. Вот у меня список состояния переговоров. ([i]Павел достает распечатку на пяти листах[/i].) Вот Долина – на май, Кортнев – осень, Пореченков – должен дачу достроить, Максим Покровский – участок с горкой, под которой бывшее бомбоубежище, Владислав Галкин – если достроит. Главные факторы: известность; чтобы почвенно-климатические условия были приемлемые; и чтобы это была «его дача». Мы никогда не снимаем «у приятелей», только частная территория. Еще есть проблема. Вот выгляните из окна: видите, там пентхаусы здоровенные? Наверняка с зимними садами. Но, как правило, наши герои, хоть и люди известные, но в пентхаусах не живут. Нам в этом смысле только с Леной Прокловой повезло, а еще с Олегом Ануфриевым, у которого на участке оранжерея специально под зимний сад. А так, как ни странно, даже наши поп-звезды все больше живут в центре, в сталинских домах. [b]– Ну а олигархи как же?[/b] – А мы нужны олигархам? Вы когда-нибудь видели съемку дома у Потанина? И не увидите. Эти люди не заинтересованы в рекламе. Они выходят на прессу сами, и тогда, когда считают это необходимым. Как правило, когда им кто-нибудь поднесет раскаленную сковородку к заднице. [b]– Совместный труд объединяет. Случалось, что у звезд за посадкой цветочков больше обычного, так сказать, развязывался язык?[/b] – Конечно, в таких условиях звезды бывают более откровенны. Я вот словосочетание «развязывается язык» не люблю. Это что-то из разряда «выпить лишнего». А все наши герои – сознательные и приличные люди. Меня вот Зельдин удивил. Даже не в плане откровенности, а просто он копал лопатой как подорванный. А деревья, что мы ему сажали, были немаленькие, килограммов по 120. [b]– С кем-то подружились во время съемок?[/b] – Это только в романах бывает, что можно подружиться со звездой. Вы, наверное, хотите спросить – почему я не женился до сих пор на Марине Хлебниковой или, скажем, Анастасии Волочковой? Мы не столько много вкладываем сил в программу, честно вам скажу, чтобы после этого был жениться. [b]Для Горбачева ничего не пожалею – Знаю, кстати, что вы не любите говорить на «личные темы».[/b] – Не люблю и не буду. Считаю, что эта часть жизни полностью принадлежит человеку. [b]– Вы вот как-то сказали, что никогда не смогли бы ухаживать за живыми существами[/b]… – Ну почему не смог бы? Было бы у меня, где завести это самое живое существо. Но у меня же негде! Вы вот шли сюда, вам понравилось? Двор, помойка, Садовое кольцо? А почему вы думаете, что собаке должно понравиться? [b]– Но у вас же дача есть![/b] – У моей мамы есть дача под Питером. Но там уже существует кошка сверхговнистого характера. Могу уже, наверное, книгу написать, столько всяких историй было с нашей дачей! Строил там все папа. Тогда, в 87-м году, материалов было не достать. Я до сих пор удивляюсь, как он смог построить относительно прямой дом из совершенно кривых бревен. Задатков «рубить в лапу» у него не было, не деревенский человек абсолютно. Когда мы только получили участок, я вскопал грядки, думал: надо что-то вырастить. Дома еще не было, ничего не было. Я сделал такие «грядки-могилки» высотой сантиметров70. Посеял редьку. Она вся, конечно, пошла сразу в ствол. Теперь мне понятно, что грядка должна быть или на уровне земли или окружена чем-нибудь, чтобы вода не выливалась. Потом еще было удобрений не достать. Мы писали и какали в ведро. По очереди. Чтобы получить удобрение. Потом еще у нас на даче протекает ручеек, так с его дна мы черпали ил сапропель, омерзительный, жидкий. Папа доставал ил со дна лопатой, накладывал мне в ведро и я тащил в парник, а мама – пустое ведро обратно папе. Потом выросли фантастические огурцы! А когда нам бревна для дома привезли, мы их вытаскивали из канавы по Варламу Шаламову и его «Колымским рассказам». Тогда в «Новом мире» прочитали. Сделали рычаг под бревно, перекладывали на такие «блокадные» ленинградские саночки и отвозили к дому. Так строился наш «Петербург»! [b]– Чтобы удивить зрителей программы обилием и разнообразием растительности, приходится, наверное, порядком попотеть[/b]? – Я этого не стесняюсь. Поэтому грим никогда не кладу. Если положить грим и серьезно работать, то пот скапливается под гримом и потом – совершенно дикое раздражение кожи. Лучше утереться рукавом, что вполне естественно выглядит. Фредди Меркьюри, Джо Дассен – они же абсолютно мокрые были, когда пели. Ну что делать? Значит – человек поет, а не выдрючивается! [b]– Думаю, даже такая мирная профессия, как разведение растений, не обходится без производственных травм.[/b] – Бывает. Я вот могу на грабли наступить в траве. А когда грабли бьют по очкам, то оправа больно рассекает кожу. Но чаще всего я прокалываюсь чем-нибудь. Колючками какими-нибудь. Обычно это бывает во время путешествий. Я тут ловил рыбу на Сокотре (Йемен). У меня в руках был тунец килограммов на 8, его надо было удержать и при этом что-то говорить на камеру. Меня волна обрушила – и я коленкой на камень упал. Когда погода плохая – до сих пор коленка ноет! Еще есть такая сансевьера цилиндрическая (родственник нашего «щучьего хвоста»), очень интересное растение. Малагасийцы когда-то использовали ее листья как наконечники для стрел. Они очень острые. У нашего погодника Саши Беляева я как раз рассказывал про это растение и моментально проткнул себе щеку. Тем самым продемонстрировал, что это такое! [b]– Есть люди, которых вы бы хотели приучить к растительной жизни?[/b] – Михаил Сергеевич Горбачев. Это человек, которому я признателен за все, что у меня есть, за то, что я такой, какой я есть. Это он меня сформировал. Мне даже сложно представить, что бы у меня была за жизнь, если бы не было Горбачева. Наукой бы занимался, наверное, какие-то 130 рублей получал. За границу меня бы, скорее всего, не выпустили из-за еврейского происхождения моей мамы. По партийной линии я бы никогда не пошел, а другой путь тогда был один – на дне ползать. Да меня бы в партию и не взяли. Я не умею держать язык за зубами. А вот для Михаила Сергеевича ничего не пожалею! [b]Кто будет пить с Геращенко? – Правда, что у вас есть примета – после съемок непременно надо выпить пива?[/b] – Правда. Была очень веселая история с Геращенко. Он, наверное, в тройке мужчин (еще Женя Киселев и Юрий Кобаладзе), фантастически разбирающихся в алкоголе. С фантастическими коллекциями алкоголя. Геращенко – один из немногих людей, который держит коллекцию шведского Аквавита. Это самый шведский напиток. Хотел бы в глаза посмотреть этому растению, из которого эту стуловку делают! На вкус – это как будто ты пьешь чей-то перегар. Мы выпили бутылочку на пятерых, я был уже … А Виктора Васильевича перепить невозможно! Когда он еще был председателем Центробанка, то участвовал несколько раз в «Герое дня». Я знаю, что Киселев и Добродеев, которые тогда нами руководили, они чуть ли не монетку кидали, кто будет пить с Геращенко. Потому что этот человек потом на несколько дней выбывал из строя. Так вот, я заплетающимся языком сказал: «Знаете, Виктор Васильевич, я еще немного места оставлю в животе, мне еще пива надо выпить». «Как пива?!» – и Геращенко вытащил целую телегу пива. Какого там только не было! Березовский тоже очень удивился. Он неплохо разбирается в винах и водочку любит. «Борис Абрамович, ну вот ([i]Павел хлопает себя по шее[/i]) не могу много вина, надо мне еще пива выпить». Еле купил в Англии на бензоколонке. [b]– В «Растительной жизни» вы – первое лицо. Бываете, наверное, суровым?[/b] – А как же. Ору. Говорю, что всех убью лопатой. Оружия у меня всегда много: колющее, режущее. Очень бдительно нас проверяли, когда снимали у Сергея Михайловича Миронова, председателя Совета Федерации. Но охрана успокоилась, после того как Миронов сам мне вручил топор. Охрана уже поняла, что в любом случае он сам ничего сделать не сможет. (Смеется.) Щепки летели и вонзались в его нежную плоть. ([i]Разводит руками[/i].) Ну, сам дал, что делать! [b]– Есть выражение: «веду растительный образ жизни». С вами случается?[/b] – Итальянцы говорят «dolce far niente» – сладость ничегонеделания. Вон видите, сколько у меня книжек, которые надо прочитать перед поездками? ([i]Указывает на объемистые фолианты[/i].) Вот буду лежать на диване – читать. [b]– Вы всегда такой стильный в кадре. Не каждый мужчина решится надеть, допустим, розовую рубашку![/b] – Яркая одежда на съемках объясняется только одним: наденешь что-то блеклое – будет только морда торчать из зелени. Поэтому надо подбирать цвета, которые не встречаются в живой природе: ярко-синий, ярко-красный, ярко-желтый. [b]– Вам много чего пришлось пережить. Какой самый шокирующий опыт был в вашей жизни?[/b] – Мы в Малайзии наблюдали Раффлезию, гигантский цветок, 90–95 сантиметров в диаметре. Она ночью раскрывается. Мы дежурили в джунглях у костра, и совершенно незаметно мне в шею муха отложила личинку. Это опасная вещь. Личинка идет по коже и выходит в виде мухи. Но это по толстой свиной коже. У людей кожа тонкая, а личинка запрограммирована проходить определенное расстояние вглубь. Она может попасть в кровеносный сосуд, током крови ее может и в мозг отнести. Я быстро бросился в поликлинику, мне, слава богу, вытащили личинку. Она не успела далеко уйти. [b]– Читала, что вы в школе делали взрывчатку из подручных медикаментов. А сейчас этим не балуетесь?[/b] – Делал взрывчатку и хоть сейчас сделаю! Но секрет я вам не скажу. ([i]Загадочно улыбается[/i].) Приближается первое апреля, я думаю, многие мои друзья будут приятно удивлены. Ну, может, кого-то на обед в Кремль пригласят, и он будет стоять у Спасских ворот, мерзнуть… Маленькие пакости я всегда любил и люблю. Вот Ксюше Собчак подарил свиное корыто. Должно же, наконец, было состояться знакомство Ксюши Собчак со свиным корытом! Это потрясающее свиное корыто 18-го века. Мы в нем сделали газон! Шикарный! С белыми камнями! [b]– Не замечали за собой склонности к мистике?[/b] – Нет, и надеюсь, что мистика не склонна ко мне. Как писал Сведенборг: «Жизнь удалась только тогда, когда она полна таинственных совпадений». Бывают такие периоды. Но я все равно предпочитаю рациональные объяснения. [b]ДОСЬЕ «ВМ» [i]Павел Лобков родился в 1967 году. Окончил факультет биологии Ленинградского государственного университета. Кандидат биологических наук. Работал корреспондентом информационной службы ТРК «Петербург». С 1993 года – директор представительства НТВ в СанктПетербурге. С 1995 года – корреспондент службы информации НТВ. В 1996 году – ведущий программы «Герой дня». Лауреат «ТЭФИ-97» в номинации «Лучший репортер». С марта 2000 года – автор и ведущий программы «Растительная жизнь», которая помимо дач и квартир российских звезд, «отслеживает» самые экзотические места нашей планеты – от пустыни до тропических джунглей.[/b][/i]

Новости СМИ2

Оксана Крученко

А караван идет…

Лера Бокашева

Я уеду жить «Влондон». А в деревне Гадюкино дожди

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада

Ольга Кузьмина  

Уже не просто «спальники»

Сергей Лесков

Как ботинок Хрущева попал в историю

Ольга Кузьмина  

Алексей Леонов. Улыбка Вселенной

Виктория Федотова

Смертная казнь в России не нужна