- Город

«Это для них обычная работа»: как действует радиоэлектронная разведка НАТО у границ России

Главврач больницы в Коммунарке подтвердил, что заболел коронавирусом

Вильфанд заявил о приходе в Москву «нешуточной зимы»

Как безопасно передвигаться по Москве в условиях коронавируса

Нефтяная война: как Тунберг и Трамп могут помирить РФ с Саудовской Аравией

Эпидемиолог: Человек растоптал сапогом ОРВИ и вырастил более опасный вирус

«Ребенок вырывает телефон и целует экран»: история семьи, разлученной коронавирусом

«Я жила и верила ему»: Самойлова подала на развод с Джиганом

«Вирус мутирует»: врач объяснила, почему COVID-19 стал выбирать молодых

Медработник объяснила, как сделать антисептик из подручных средств

Дана Борисова пожаловалась на симптомы коронавируса

«Боже, храни Лукашенко!»: русско-украинская семья сбежала от коронавируса в Минск

Как мировой кризис отразится на жизни простых россиян

«Все идет по сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

Советы дачникам: когда сажать теплолюбивые сорта в открытый грунт

Сын Олега Газманова сообщил о карантине отца

«Это для них обычная работа»: как действует радиоэлектронная разведка НАТО у границ России

ФОТО: Страница Canadian Armed Forces Operations в Twitter

Корабли НАТО практически не способны вести разведку у границ России в Черном море в районе Крыма из-за противодействия береговых средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), пишут СМИ.

Эксперт центра анализа, стратегий и технологий («АСТ Центр») Сергей Денисенцев рассказал «Вечерней Москве», как работает разведка НАТО у берегов России и почему РЭБ столь необходимы в деле защиты страны.

— Радиоэлектронную разведку у наших границ НАТО ведет всегда. Корабли США и стран — участниц альянса подходят к территориальным водам часто. То же самое, что происходит поблизости от Крыма, осуществляется, например, в Балтийском море. Это для них обычная работа, — отметил эксперт.

Денисенцев объяснил, что одна из задач служб радиоэлектронного шпионажа — определить количество и месторасположение радиотехнических средств, даже «обычных» переносных военных радиостанций.

По словам специалиста, на основании этого потенциальный противник пытается выяснить, какие силы и средства российской армии развернуты в том или ином месте:

— Вначале просто устанавливается факт, что есть какое-либо активное излучающее устройство, которое передает сигнал. Засечь эти точки самолеты со специальным оборудованием могут на достаточно большой дистанции. Самолеты НАТО собирают информацию о составе сил и средств специальных служб — армии, полиции, Росгвардии, МЧС и прочих. Мониторинг ведется для планирования и разработки различных сценариев боевых действий.

Сотрудник центра анализа рассказал, что специалисты НАТО перехватывают сигналы нашей аппаратуры и пытаются их расшифровать. Он пояснил, что работа по дешифровке ведется постоянно, оттачиваются навыки, пишутся новые программы, подключается искусственный интеллект.

— Противник постоянно совершенствует системы радиоэлектронного подавления, станции. Потенциал копится для того, чтобы в случае военного конфликта применить более совершенную технику и победить. Зная расположение передатчика и параметры сигнала, «глушилка» запускает ответные помехи, — объяснил Денисенцев. 

По словам эксперта, это мешает стационарному локатору работать эффективно — отследить самолет или беспилотник, среагировать в случае перехода его аппаратуры с подавленной волны на новый диапазон и эффективно перестроиться, чтобы не потерять объект. Во время военных действий радиостанции не просто подавляются помехами, по ним запускают специальные ракеты, которые «приходят на сигнал».

Сергей Денисенцев сказал, что более половины имеющейся у нас новейшей техники в большинстве случаев не включается, чтобы не дать никакой информации потенциальному врагу.

Эксперт «АСТ Центра» заметил, что в мирное время системы активного подавления против разведывательной техники НАТО Россия не использует, так как это может представлять опасность для мирных судов или самолетов:

— Пока они не зашли на нашу территорию, в территориальные воды или воздушное пространство Российской Федерации, мы не «отключаем» их аппаратуру. Мы не злоупотребляем имеющимися возможностями и не даем потенциальному противнику информацию о том, что у нас есть!

Сергей Денисенцев заметил, что иногда все же случаются конфликтные ситуации. Он напомнил, что в прошлом, 2019 году НАТО попыталось продемонстрировать России «возможности по развертыванию и применению крупной группировки войск» у северо-западных рубежей нашей страны.

— Операция Trident Juncture была практически сорвана, так как у альянса постоянно отказывала аппаратура. Свои неудачи командиры НАТО попытались «списать» на действия наших средств РЭБ, соответствующую ноту даже вручали одному из наших послов в Европе, — рассказал эксперт, добавив, что обвинения остались без доказательств.

СПРАВКА «ВМ»

РЭБ (радиоэлектронная борьба) — разновидность борьбы, в ходе которой используется постановка помех для радиоэлектронных систем управления, связи и разведки противника для снижения эффективности применения противником своих вооружений.

В ходе РЭБ применяется воздействие различными видами излучений на электронные средства и каналы получения и передачи информации врага. Помимо этого, применяется специальное программно-техническое воздействие на электронно-вычислительные средства противника («вирусы»). Задачей РЭБ является также защита собственных систем вооружения. 

Читайте также: «Все догоняют нас»: что стоит за заявлением США о новом гиперзвуковом оружии

Новости СМИ2

Ирина Алкснис

Повседневное волонтерство: как помочь соседям

Илья Новокрещенов, учитель

Не делайте за ребенка уроки

Анастасия Заводовская

Любовь во время пандемии

Алиса Янина

Почему москвичей не выпускают на улицу

Игорь Воеводин

Узкий мир, быстрое время

Олег Сыров

Готовим дома: пражский пивной суп

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Зачем нам страдать?

Стать фармацевтом со школьной скамьи

Полезная неорганика поможет жить до ста лет

Упал — отжался!

Нейрохакинг: тело учит мозг быть здоровым и счастливым