Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

Автор

Алексей Крижевский
[i]СТС — типично американская штучка. Канал, который показывает исключительно американское кино и сериалы, где самая заметная программа — об американском же шоу-бизнесе. На СТС каждый четко выполняет свою функцию. Главный продюсер (в миру — кинорежиссер-авангардист) рассказывает, например, только о программах, но избегает отвечать на вопросы об идеологии канала. В ноябре СТС исполняется 3 года. Корреспондент ТТ встретился с продюсером канала [b]Александром Дулерайном[/b], чтобы узнать, что это такое — американское ТВ в России.[/i][b]ТТ: СТС намеренно создает себе имидж «американского канала»? А.Д.: [/b]Нет, просто на российском телевидении происходит специализация — начинается разделение на музыкальное, развлекательное, политическое, школьное телевидение.Мы первыми заняли нишу развлекательного молодежного телевидения, и поскольку до нас с таким явлением зритель был не знаком, может показаться, что мы — нерусское явление.Никакого «имиджевого» крена в сторону американского TV нет. Поскольку конкуренция между каналами и их специализация начались, скажем так, «историческую секунду» назад, то, я думаю, мы еще увидим разные виды телевидения, которых сейчас еще и не существует.[b]ТТ: Как вы представляете своего зрителя? А.Д.: [/b]Написать портрет среднестатистического зрителя с точностью до места работы или учебы непросто — это ребенок, или молодой человек, или девушка 18—34 лет, работает или учится — разброс крайне широк.[b]ТТ: Какова программная политика канала? А.Д.: [/b]Наша сетка складывается из американских сериалов, которые обрели статус культовых и развлекательных программ. Есть особое место — рубрика «Кинокафе», в которой культовый полнометражный фильм сопровождается викториной на тему этого фильма.[b]ТТ: Основа эфира — американские сериалы. Вы не собираетесь показывать что-то более свежее, чем «Мелроуз Плэйс» и «Беверли Хиллс»? А.Д.: [/b]Эти сериалы уже почти что стали «маркой канала». Они идут давно и потому имеют свою постоянную аудиторию. И будут идти дальше. Но классикой жанра наш эфир не ограничивается. В новом сезоне появился сериал «Бухта Доусона». Сценарий написал модный Кевин Уильямсон, перу которого принадлежат «Я знаю, что вы делали прошлым летом» и «Факультет». Началась лента «Большой ремонт», которая получила приз за лучший комедийный сериал прошлого года. Идет фантастический сериал «Квантовый скачок», также имеющий статус культового в Америке и Европе.[b]ТТ: О СТС говорят как о канале сериалов...А.Д.: [/b]Это не совсем так. Программа «Шоу-бизнес», которую ведет Татьяна Ключевская, по рейтингам опережает многие ленты. 30 минут в субботу и воскреснье и по два минутных включения в будни — итого больше часа эфира и 9 историй о том, как шоу — кино, мода, музыка — становится бизнесом. Наш принцип: никогда не рассказывать о красотке, а рассказывать о ее карьере, не пересказывать сюжет фильма, а спрашивать, как он снимался. Этим «Шоу-бизнес» отличается от подобных программ российского ТВ.[b]ТТ: Сейчас на ТВ — интерактивный «бум»: ежедневно в эфире проводится множество опросов. Вы следуете за модой? А.Д.: [/b]Да. В нашем эфире есть передача «Скажи, что ты думаешь» — на Старом Арбате установлена будка, куда заходят люди и говорят, что думают. В эфир вышла новая программа «Один за всех» — развлекательное политическое ток-шоу, как бы странно это ни прозвучало. В студии — два ведущих и два гостя, политик и молодежный герой. Они в прямом эфире общаются со зрителями, которые собираются на Пушкинской площади.[b]ТТ: Молодежь, на которую вы ориентируетесь, является самой активной и восприимчивой частью общества. У СТС есть четкие политические симпатии? А.Д.: [/b]Говорят, что в предвыборную эпоху само ощущение на телевидении меняется. Должно быть, это чувствуется где угодно, только не у нас — мы политикой не озабочены. СТС задумывался и создавался как коммерческое телевидение, которое должно приносить прибыль, а не выполнять идеологическую функцию. Последнее убыточно по определению, поэтому у нас никакой политики нет и никогда не будет. Даже в случае с «Один за всех» главное — не политические взгляды гостей, а диалог, который занимает зрителя.[b]ТТ: Но социальная позиция у телеканала есть? А.Д.: [/b]Наша социальная позиция — косвенная пропаганда всякого рода здоровья: душевного, физического. Здоровое позитивное развлечение — это и есть наш «мессадж». У нас нет своих социальных программ, но мы с радостью сотрудничаем с теми, кто к нам с этим обращается.[b]ТТ: СТС — канал для массового зрителя, рассчитанный на массовые вкусы? А.Д.: [/b]Я не считаю, что массовая зрительская аудитория состоит из идиотов. Ее вкус — отнюдь не образец дурновкусия. Мы регулярно показываем Хичкока, Кроненберга — это массовый вкус? По-моему, весьма неплохие режиссеры.[b]ТТ: Как вы совмещаете профессию кинорежиссера и телепродюсера? Почему стали заниматься ТВ? А.Д.: [/b]Я узнаю о медиа много нового. По моим наблюдениям, нет никакого противоречия между кино и ТВ, между массовым вкусом и моими собственными пристрастиями. Было очень интересно познакомиться с формой телесериала — меня как режиссера это обогатило. Может быть, я сделаю нечто многосерийное. По крайней мере, я теперь профессионально разбираюсь в том, как их делать.[b]Досье «ВМ»[/b][i]Телесеть СТС возникла 3 года назад. Аббревиатура расшифровывается как содружество телевизионных станций. По всей России разбросаны станции —партнеры СТС, которые ретранслируют программы канала, имея в эфире свои региональные «окна». 75% акций СТС принадлежит иностранным инвесторам, среди которых Story First Communication, Universal Studios. 25% процентами владеет отечественная «Альфа Групп».[/i][b]Комментарий ТТ [/b][i]СТС спокойно может претендовать на звание самого странного телеканала в российском эфире. Начавший три года вещание в России, он продолжает оставаться явлением, параллельным нашей телевизионной действительности. Поставленный рядом с другими отечественными сетевыми каналами — ТВ-6, ТНТ, REN TV, — он выглядит диковиной, не поддающейся анализу или оценке, потому что абсолютно не соответствует тому, что мы привыкли понимать под аббревиатурой ТВ.СТС полностью следует шаблону «американского развлекательного канала» — сериалы, мультфильмы, кино плюс новости шоу-бизнеса, ведущая которых — единственная персона, концентрирующая на себе зрительское внимание (в нашем случае — Татьяна Золочевская), автоматически становится лицом канала. Хорошая, в том числе и отечественная, киноклассика, приберегаемая на уик-энд, здесь перебивается бесконечно тянущимися рекламами суперножей и супертренажеров и мельканием заставок с преобладанием неестественных цветов. Усредненный бесполый тинейджер, сидящий перед телевизором (символ СТС), погружаясь в бесконечное марево сменяющих друг друга однояйцевых сериалов, ощущает себя не вовлеченным в безумную, веселую клиповую суету Нью-Йорка, а погруженным в тихий и прогнозируемый омут жизни американской провинции, где если и стреляют, то по окнам школьных учителей и от катастрофической нехватки отрицательных эмоций. В общем, не Нью-Йорк, а Твин Пикс.Наше ТВ и их TV с самого начала были устроены по-разному, и наш телевизионный порядок оказался строже американского: всякий желающий стать конкурентоспособным на ТВ был обязан подстроиться под наши эфирные традиции. Даже MTV, придя в Россию, было вынуждено внести в свой облик черточки русского колорита. СТС как был, так и остается «уголком Америки» в дециметровом диапазоне, который как критику, так и зрителю трудно определить и классифицировать. Подходя к своему трехлетию, СТС по-прежнему не понят и не принят большинством российских телезрителей и празднует свою годовщину в кругу верных фанатов, которых влечет к экранам надежда на то, что когда-нибудь они сменят холодные трубы Капотни и неприветливые улицы Марьина на цветущие и сияющие «Мэлроуз Плэйс» и «Беверли Хиллс». [/i]
[i]«Неделю» Владислава Флярковского часто обвиняют в беззубости и даже бесхребетности. Он — один из немногих серьезных тележурналистов, отказавшийся участвовать в информационных разборках.Более того, он позволяет себе насмехаться над шельмователями всех мастей в своей рубрике «Школа информационного киллера». Пятая позиция в рейтинге общественно-политических программ для него — своего рода гран-при за «политику невмешательства». О том, как теперь живется на ТВ принципиальным журналистам, с Владиславом Флярковским беседует корреспондент ТV-Текста.[/i][b]ТТ: Программа «Неделя» — это компиляция профессионального телевизионного опыта прошлых лет или попытка сказать новое слово в авторской тележурналистике? В.Ф.: [/b]Вы, наверное, заметили, что мы называем свою программу лирико-аналитической. Это особый жанр. Конечно, приходится учитывать, что работаю я в информационно-политическом вещании, а его задача — отражать жизнь общества, а общество постоянно строит гримасы: что ни год, то новая эпоха, то кризис, то его преодоление. У людей нет возможности смотреть телевизор в свое удовольствие, узнавать новости, развлечься хорошим фильмом, послушать приятную музыку и сладко заснуть. Как бы я хотел делать такое мирное телевидение для людей! Но, как известно, быть свободным от общества нельзя. И от сообщества тоже. В смысле профессионального. Когда бывшие коллеги меняются столь причудливым образом, как-то неловко застывать в позе изумления. Надо, наверное реагировать.Когда в августе я принимал предложение делать на канале ТВЦ итоговую еженедельную программу, то учитывал несколько обстоятельств. Первое. Порядковый номер у меня — пятый. Второе. Телевизионный жанр знакомый, но мною не освоенный. И третье. Конкурировать возможно только на поле формы, потому что, как казалось тогда, содержательный материал у всех один — одни и те же проблемы, одни и те же, простите, физиономии. Личное, особое к этому отношение и, повторяю, своя форма — только с этим и стоило выходить в эфир. И плюс особая интонация, которая позволяет нам называть программу не информационно-аналитической, а лирико-аналитической.Но наша цель — не делать личное достоянием общества. Мы хотели бы щадить общество.Нынче ведь в большей части телеэфира действует диктатура политического заказа и бранного слова. Телепублицистика делается для того, чтобы у смотрящих волосы шевелились от ужаса.Будто у людей не может быть большего удовольствия, чем наблюдать за тем, как один господин стирает в порошок другого.Наша «Неделя» — это 40 минут спокойного, доброжелательного общения, которого почти нигде нет. НТВ еще держится. А то, что происходит в других программах, — это журналистская... называть не решаюсь. В эфиреработают какие-то поддельщики, подельники. Профессию превратили в дубину и шарашат ею по указанной цели. И ладно бы целью были пороки общества или там преступные деяния режима... Так нет же, лупят одним и тем же персонам, день за днем, с упорством маньяков. И что-то не слышно возмущенных возгласов «духовных лидеров нации»...[b]ТТ: Что вас в конечном счете привело на третью кнопку? Соображения политической выгоды, личных симпатий? Засиделись без работы? В.Ф.:[/b] Дорога привела. Тоска по эфиру привела. Ветер перемен принес. Не поиск хозяина, во всяком случае. Искать хорошего хозяина — это смешно. Я люблю цитировать Раневскую, которую когда-то давным-давно спросила Наталья Крымова: «Вот вы часто переходили из театра в театр, от режиссера к режиссеру.Почему? — Искала настоящее искусство. — Ну и что, нашли? — Нашла. — Где? — В Третьяковской галерее...».[b]ТТ: У ТВЦ есть очень четкие, политические ориентиры, за что его часто обвиняют в ангажированности. Ваши личные и профессиональные взгляды на политическую ситуацию совпадают со взглядами начальства, с политической линией телеканала? В.Ф.:[/b] Еще раз повторяю: не стоит тратить время на поиск хорошего начальника. А когда контракт подписан, надо зарубить себе на носу, что ты не начальнику обязан, а телезрителю.[b]ТТ: Помнится, когда вас только позвали на ТВЦ, вы сказали мне, что никакого политического давления быть не может. Это гарантирует руководство канала. Сейчас жаркое предвыборное время, и востребованы прежде всего информационные бойцы. На вас по-прежнему никто не давит? В.Ф.:[/b] Вы мне скажете — не те времена, когда телекомпании мирно и честно конкурируют в чистом поле телевизионной эстетики. Идет война компроматов, и за каждой кнопкой стоят хозяин и его легионеры. И у всех своя политическая линия. Да, известно, что телекомпания ТВЦ симпатизирует блоку «Отечество — Вся Россия».Пакет акций ТВЦ почти целиком принадлежит московскому правительству. Но я сознательно использую мягкий термин — «симпатизирует». За рамки чистой симпатии я не выхожу, и «хозяин» меня за эти рамки не выпихивает. Смею предположить, что он ценит мои профессиональные и личные качества и потому не заставляет меня демонстрировать те качества, которыми я не обладаю. Я не участвую в информационной войне, я пытаюсь насаждать информационный мир. В эфир вышло 14 выпусков. Пара невинных пожеланий поступила от руководства за это время. Такое соотношение устраивает.Для меня важно, что не подвергаются критике и совершенно не корректируются выносимые мною в программе суждения и оценки происходящего. И это на фоне серьезных проблем, которые есть, например, у Юрия Лужкова в предвыборной ситуации. Его политическая репутация подвергается смертельной угрозе. Но он при этом не подвергает угрозе мою журналистскую репутацию. Могу ли я не ценить такие отношения? [b]ТТ:. Информкиллеры востребованы всегда, а люди, занимающие позицию «над схваткой», всегда рискуют оказаться не у дел. Вы не боитесь оказаться ненужным в какой-то момент? Ведь впереди еще президентские выборы...В.Ф.:[/b] Не нужным кому? Журналист может стать не нужным только своей аудитории. Быстрее ненужным окажется Доренко, можно даже сказать, какого числа какого месяца. А если он с этого числа будет востребован, то тогда всем придется задуматься: а та ли это страна, в которой мы все жили? Раньше она располагалась к востоку от Украины и к югу от Ледовитого океана, а теперь располагается за гранью добра и зла.[b]ТТ: Вы успели побывать в кресле ведущего новостей, авторской программы, в кресле начальника и теперь вы снова в эфире. Чего вам сейчас больше хочется — карьеры ведущего или телечиновника? В.Ф.:[/b] Ни того, ни другого. С наибольшим кайфом я вспоминаю годы своего репортерства. А сейчас, когда гляжу на себя, мне рисуется такой зануда-преподаватель, который брюзжит на подрастающее журналистское поколение и без конца твердит о священных принципах профессии.
[b]Рагу из синей птицы[/b] На Российском телевидении кончину века решили отметить традиционным новогодним шоу, сделанным по образцу советских огоньков 20-30-летней давности.Правда, вместо серьезных разговоров с героями соцтруда обещаны [b]Олейников со Стояновым, Винокур с Лещенко и Ефим Шифрин[/b] а музыкальные номера будут подвергнуты специальной новогодней обработке. На РТР хвастаются, что им впервые в истории отечественной рок-музыки удалось заставить «Машину Времени» спеть пародию на собственное произведение — песню «Синяя птица». «Они ее зажарили», — сказало ответственное лицо канала.Новогодние «переделки» своих песен на фоне лежащей на боку Шуховской башни будут также исполнять [b]Людмила Гурченко, Лайма Вайкуле, Филипп Киркоров[/b]. Некоторых артистов обуяла страсть к переодеваниям. Так, группа [b]«На-На»[/b] переоденется в «Битлов», [b]Газманов[/b] сыграет Чапаева, а [b]Алена Свиридова [/b]— Анку-пулеметчицу.Не обойдется без политики — [b]Черномырдин[/b] сыграет на гармошке, а [b]Жириновский[/b] споет арию о милых дамах из одной общеизвестной оперетты. Образцовым примером смычки искусства с телевластью станет эксклюзивный тандем ведущих — председатель ВГТРК [b]Михаил Швыдкой [/b]и примадонна [b]Алла Пугачева,[/b] которая исполнит еще и несколько новых песен в новом наряде.По словам автора сценария новогоднего шоу [b]Святослава Беляковича[/b], тема миллениума в новогоднем огоньке подниматься не будет, ибо вопрос о «нулевом годе» в отличие от «проблемы-2000» до сих пор не разрешен. «Мы хотим создать легкое, новогоднее настроение, чтобы зритель чувствовал, что артисты за столами в студии сидят с ним как бы за одним столом». Намерение похвальное, но с подобными оптическими иллюзиями надо обращаться осторожно. Кто его знает, отчего они.[b]Евгений и Леонид Морозы[/b] Открыть двери новому веку на НТВ вызвались самый влиятельный и самый обаятельный мужчины канала — [b]Евгений Киселев и Леонид Парфенов[/b]. Они будут воплощать собой собирательный образ Деда Мороза. Розовощекий Леонид Парфенов в красном тулупе со звездами, с посохом и мешком подарков, но без бороды и пергидрольных брежневских бровей в проекте «300 лет Новому году» явит собой «сквозной» образ Деда Мороза, шествующего через века.Штатный Нестор НТВ, завершив летоисчисление нашей эры, принялся за летоисчисление отдельных праздничных дней. У Нового года своя история. 300 лет назад балагур и реформатор Петр I повелел своим подданным запускать фейерверки и пить пунш в ознаменование нового, XVIII века. За 300 лет праздник успел побывать третьестепенным, запрещенным, непатриотичным, и только 50 лет назад стал выходным днем. Теперь последняя декабрьская ночь — единственный общенародный праздник со своими приметами, традициями, фильмами, песнями и тостами. Парфенов посчитает кольца времени на новогодней елке, сходит в гости к «карнавальной» [b]Людмиле Гурченко и Михаилу Горбачеву[/b], расскажет историю рождения Снегурочки и Деда Мороза и гимна праздника — песенки «В лесу родилась елочка».Ну а Киселев без маскарадного костюма будет раздавать подарки в проекте «Любимые мелодии ХХ века». Вся интрига в том, что конкурс на 20 самых культовых песен столетия остался без победителя.Поэтому 1 января меломаны устроят телефонную дуэль за главный приз. Именно его — желтый (по странному стечению обстоятельств, в автосалоне не оказалось корпоративно близкого НТВ зеленого цвета) «Фольксваген»«жук» — Евгений Киселев обещался доставить на Пушкинскую площадь. Остается надеяться, что в новогоднюю ночь на Тверской не будет пробок и «жук» притащится на условленное место без единой царапины. Но как быть, если угадавший топ-20 окажется не москвичом, а, допустим, хабаровцем? Шесть часов лету. Зябко будет съемочной группе НТВ в новогоднюю ночь на Пушкинской, а в «Фольксваген»-«жук» операторы, корреспонденты, осветители, пожалуй, не поместятся. Калибр не тот. Впрочем, тех, кто остался у телевизоров завидовать победителям, согреет тепло шлягеров всех времен и народов в живом исполнении наших поп-звезд.[b]Консервирование праздника[/b] В отличие от НТВ на ОРТ Дедов Морозов ну просто завались — ажно четыре штуки: [b]Леонид Якубович[/b], [b]Валдис Пельш, Александр Масляков и Юрий Николаев[/b]. Все здешние, доморощенные, в красных шубейках поверх элегантных смокингов, которые они будут время от времени обнаруживать при объявлении звезд. А звезд на ОРТ, как всегда, столько, что, кажется, небо упало где-то в районе Мосфильма, на котором снималась «Новогодняя ночь на ОРТ». [b]София Ротару, Гарик Сукачев, Валерий Меладзе, «Иванушки Интернешнл», Борис Гребенщиков [/b]и еще сорок пять не менее звучных имен. Впрочем, все было бы до карнавальной банальности просто, если бы не ноу-хау. Претендентов на сцену будут выбирать сами зрители, позвонившие на ОРТ: когда электронная система определит название песни-победителя, она немедленно прозвучит. Что станется с исполнителями, которых зрители проигнорируют, рассказал продюсер проекта [b]Александр Файфман[/b]: они получат свой кусок праздничного эфира в утренней музыкальной программе у [b]Татьяны Веденеевой [/b]«С добрым утром, Новый год». Обделенных не будет, успокоил TV-Текст Файфман. Вот и славненько.Только вот обделили, похоже, само ОРТ: [b]Алла Пугачева [/b]с семейством, сославшись на напряженный график, отправилась праздновать Новый год в компании [b]Михаила Швыдкого [/b]на РТР. Что послужило причиной ссоры гранд-ма Аллы с гранд-па Константином, тактично умалчивается. Но ожидается, что весомую потерю примадонны восполнят ремиксы, премьеры песен и неожиданные дуэты: [b]Сюткин—Миансарова, Юрий Антонов—Михей, Буланова—Зыкина, отец и сын Газмановы. [/b]Опять песни, опять о главном. Новый год на ОРТ — праздник консервативный.[b]Непрерывная полночь [/b]Похоже, ТВЦ — единственный канал, который проникся западным сумасшествием по поводу миллениума. Он вошел в международный консорциум телеканалов, организованный специально, чтобы в течение 26 часов «демонстрировать» телезрителям всего мира наступление 2000 года. Трезвомыслящие россияне вместе с завороженными тремя ноликами Европой и Америкой будут участвовать в телемарафоне «Тысячелетие», который объединит прямые включения из стран всех часовых поясов земли — начиная с Кирибати (острова Тонго) и заканчивая островом Пасхи. Будет даже отдельное включение из Антарктиды: полярники и пингвины передадут поздравления Большой земле. Почасовые включения будут перемежаться отрывками музыкальных шоу: кельтский концерт из Ирландии, бал из Австрии, концерт Жан-Мишеля Жарра у египетских пирамид.После московского новогодия праздник уйдет в Европу — состоятся прямые включения из Варшавы, Берлина, Лондона, где будет открыт Купол Мира, и Ватикана, откуда Папа Римский передаст свое благословение «городу и миру».ТВЦ не будет показывать весь марафон, но будет периодически включаться в общемировое безумие. Ведущие программы — «Квартет И», четверо разноцветных гномов из программы «С утра попозже» устроят самозахват избушки на курьих ножках, к которой, как к банкомату, будут приходить [b]Алена Апина, Александр Малинин, Гарик Сукачев, Валерий Сюткин, «Несчастный случай» во главе с Алексеем Кортневым [/b]и многие другие, не менее именитые.
Подкасты