Автор

Максим Макаров

Михаил Левитин: В жизни наркоманов не бывает хеппи-энда

[b]«Карлик Поп» – рок-группа, совсем недавно появившаяся в Москве, но уже застолбившая свою нишу. Чернушные баллады и рычащие рок-н-роллы о любви к смерти и смертельной любви в приближении оказываются песнями о жажде жизни. Эти стихи лидер коллектива Михаил Левитин стал писать после того, как судьба забрала у него семерых друзей.[/b]Выпускник Ленинградского университета, хорошо знавший арабский и иврит, в начале 90-х получил выгодное предложение от российского посольства в Израиле и надолго уехал из страны. Он был весьма успешен: писал книги под псевдонимом, хорошо издавался в России. 9 марта 2002 года Левитин собирался встретиться с друзьями в кафе в северном Иерусалиме. Когда он подходил к месту встречи, недалеко от официальной резиденции израильского премьер-министра, раздался взрыв. Взрывной волной Михаила отшвырнуло на асфальт, осколками обожгло спину. Из семерых знакомых, с которыми он должен был пойти на ужин, не выжил никто – они погибли вместе с террористом-смертником. Левитин уехал из Израиля почти сразу после того, как похоронил друзей. Он оставил коммерческую литературу и решил отныне писать только одну книгу – книгу о смерти. В Москве стихи Михаила случайно услышали трое музыкантов и предложили сделать из них песни. Так родилась группа «Карлик Поп».[b]– Михаил, ты рассказываешь о судьбах рано ушедших из жизни музыкантов. Судя по всему, причиной смерти большей части рок-музыкантов становятся наркотики…[/b]– Рок-н-ролл раньше был музыкой молодых бунтарей, противопоставляющих себя традиционному отношению к жизни, вследствие чего и появился лозунг «Sex, drugs & rock-n-roll». Музыканты начинали играть музыку, вдохновляющую целое поколение на изменение окружающей действительности. Молодые люди верили им, любили их и невольно делали заложниками своей любви – Джимми Хендрикс, Дженис Джоплин, Джимми Мориссон, Сид Вишес, Кит Мун… Они попадали под действие представлений, диктуемых этими самыми лозунгами – и уходили на пике своей карьеры. Это в свою очередь рождало новые лозунги, новые легенды. Но никто не подумал о том, сколько еще смогли бы сделать эти люди, не встав на самую короткую тропинку, ведущую к смерти, проводником на которой были наркотики.[b]– Как относитесь к наркотикам лично вы, группа «Карлик Поп»?[/b]– Мы живем в новом времени. Наше поколение уже много знает о СПИДе, мы умеем извлекать уроки из ошибок других.[b]– Но ведь наркотиков не стало меньше. Более того, достать сейчас наркотик не сложнее, чем хорошую книгу. В кино и литературе тема взаимоотношений с наркотиками стала «модной фишкой».[/b]– В моде по-прежнему happy end, создается иллюзия приятности и безопасности потребления наркотиков. Но в жизни в таких историях счастливого конца не бывает. Яркий наркотический трип рано или поздно сменяется мрачными буднями наркомана. Но кто будет говорить об этом в обществе, где давным-давно легализован страшный наркотик под названием «алкоголь»? Он приносит немыслимые барыши государству и помогает манипулировать сознанием одураченных масс.[b]– И у вас, живущих такой бурной, насыщенной жизнью, никогда не было соблазна попробовать наркотик?[/b]– В период моей учебы в университете в моде был «джеф» – многие из тех, кого я знал, попробовали. Буквально каждый год узнаю о том, что кто-то умер, кто-то еще живой, но имеет проблемы со здоровьем. По-настоящему творческому человеку стимуляторы не требуются. Сама жизнь – мощнейший стимул для творчества.

Вячеслав Качин, лидер панк-группы «Кеды»: Мне жаль рабов героина

[i]Панк-группа «Кеды» недавно заявила о себе появлением в эфире музыкальных телеканалов нового клипа. Вячеслав Качин, фронтмен группы, повидал до прихода в шоу-бизнес немало. Получив два диплома – инженера-технолога и актера драматического театра и кино – он служил три года во флоте, потом был гитаристом в группе Кати Лель, но, устав стоять с гитарой, не издавая за весь концерт ни звука, решил создать свой коллектив – группу, играющую «драйвовый калифорнийский панк». Мы попросили Вячеслава рассказать «Вечерней Москве» о своем отношении к наркотикам.[/i][b]– Вячеслав, как часто вам приходится сталкиваться с наркотиками в обычной жизни?[/b]– В смысле, принимаем ли мы наркотики? Нет. Ни я, ни кто-либо из группы. Многое было сказано на эту тему различными музыкантами, не думаю, что смогу привнести в эту тему что-то новое… Сейчас уже все смеются, когда слышат рекламу очередного концерта из серии «Рок-звезды против наркотиков».Дескать, это все равно что «пчелы против меда». Да, многие сейчас разрушают себя этим дерьмом, но не все. И почему сразу рок-звезды? Я работал в попсовой среде, там на наркоте сидит гораздо больше исполнителей. Имен называть, конечно, не буду, но это факт. А что до заграничных звезд… За рубежом музыканты зарабатывают намного больше, соответственно у них больше возможностей тратить деньги на такие дорогостоящие развлечения, как кокс, герр и тому подобное.У них наркомания, как мне кажется, распространена в более широких масштабах. Но материальное положение – не главный ограничитель, разумеется… Сейчас, думаю, люди уже начинают понимать, что попасть в зависимость от наркотиков – значит отдаться какому-нибудь дилеру и потерять контроль над собственной жизнью. Я слишком долго стремился к тому, чего сейчас достиг, чтобы послать это куда подальше ради сомнительного сиюминутного удовольствия. К тому же я поддерживаю себя в хорошей спортивной форме – кандидат в мастера спорта, как-никак…[b]– Но наверняка вы пробовали наркотики?[/b]– Пробовал многое, но понял, что ничего не «вставляет». Это от индивидуальных свойств организма зависит, наверное. Я вот, например, от анаши только спать хочу, она у меня все желание жить отбивает, все сразу по фигу становится. Первый раз попробовал ее в 18, кажется. Винт – после армии, когда уже стал тусоваться в музыкальной среде, кокаин – года в 24… Серьезно, не понравилось. Ну не прет меня от наркотиков! Каждый сам выбирает свой путь. Я понял, что если попробуешь хоть раз тот же героин, – обратной дороги не будет.

Константин Крылов: Мои друзья погибали от наркотиков

[i]Кумиры молодежи от музыки часто воспевают наркотики. Так уж сложилось исторически, что rock’n’roll неотделим от drugs. Разумеется, о чем петь – личное дело каждого. Но вот беда: многие слушатели-подростки всерьез полагают, что музыканты рисуют героев своих песен с себя. А может, так оно и есть? Судите сами. На вопросы «Вечерней Москвы» отвечает гитарист группы «БУРАtinos BAND» Константин Крылов.[/i][b]– Константин, ваши песни полны веселья. А вот что я нашел на сайте вашей группы: «Общественным движением «Курящие вместе» открыт благотворительный фонд «Наркофон 2004». Целью создания фонда является сбор средств в поддержку жертв неурожая травы по всему миру. Полученные средства пойдут на взятки чиновникам и организацию охранных отрядов для защиты плантаций от правительств». А если серьезно, как вы относитесь к наркотикам?[/b]– Мы привыкли относиться ко всему с юмором, в том числе и к проблеме наркотиков. Но наркотики мы не употребляем. Признаюсь, были отдельные случаи с марихуаной, но sex & rock’n’roll для нас куда важнее, чем drugs![b]– А как же быть с вашей личной мечтой, заявленной на сайте, – «обдолбиться на Луне»?[/b]– Шутка. Мечта у меня – полететь на Луну. Как ни смешно, но я мечтал быть в детстве космонавтом… Вдруг как раз сейчас в космонавты происходит набор, прочитают про меня и возьмут для придания экипажу экстравагантности? Вообще же моя первая и последняя встреча с наркотиками произошла в Амстердаме, лет пять назад. Мы тогда путешествовали по Европе и заехали в Голландию. Ну а там наркотики не преступный бизнес, а официально разрешенное развлечение. В кафе интересно было попробовать, ну я и попробовал.[b]– Больше не захотелось?[/b]– Теперь только если на Луну попаду, тогда разве что еще раз попробую…[b]– На ваш взгляд, легкие наркотики опасны или нет?[/b]– Я разделяю мнение, что неумеренное потребление алкоголя опаснее легких наркотиков. Согласно любой статистике в состоянии алкогольного опьянения люди совершают и убийства, и другие преступления гораздо чаще. Об этом мало говорят, потому что спаивать людей выгодно.[b]– А как бы вы отнеслись, если бы ваши дети стали употреблять наркотики?[/b]– Конечно, отрицательно. Если тяжелые, то и вовсе ужас! У меня много друзей погибло из-за наркотиков, так что примеров хватает. Один мой друг, правда, быстро излечился. Как-то, наевшись «грибов», сел он за руль. На светофоре остановился: надо направо повернуть – а у него капот налево вытягивается. Он был в темных очках, и ему начало казаться, что он в черную дыру летит. Ему стало плохо, казалось, что из него удав лезет. И все: с тех пор не то что пробовать наркотики – ему даже вспоминать о них тошно!

Попасть в зависимость от наркотиков – значит отдаться какому-нибудь дилеру

[i]Панк-группа «Кеды» недавно заявила о себе появлением в эфире музыкальных телеканалов нового клипа. Вячеслав Качин, фронтмен группы, повидал до прихода в шоу-бизнес немало. Получив два диплома, инженера-технолога и актера драматического театра и кино, он служил три года во флоте, потом был гитаристом в группе Кати Лель, но, устав стоять с гитарой, не издавая за весь концерт ни звука, решил создать свой коллектив – группу, играющую «драйвовый калифорнийский панк». Мы попросили Вячеслава рассказать «Вечерней Москве» о своем отношении к наркотикам.[/i][b]– Вячеслав, как часто вам приходится сталкиваться с наркотиками в обычной жизни?[/b]– В смысле, принимаем ли мы наркотики? Нет. Ни я, ни кто-либо из группы. Многое было сказано на эту тему различными музыкантами, не думаю, что смогу привнести в эту тему что-то новое… Сейчас уже все смеются, когда слышат рекламу очередного концерта из серии «Рок-звезды против наркотиков». Дескать, это все равно что «пчелы против меда». Да, многие сейчас разрушают себя этим дерьмом, но не все. И почему сразу рок-звезды? Я работал в попсовой среде, там на наркоте сидит гораздо больше исполнителей.Имен называть, конечно, не буду, но это факт. А что до заграничных звезд… За рубежом музыканты зарабатывают намного больше, соответственно, у них больше возможностей тратить деньги на такие дорогостоящие развлечения, как кокс, герр и тому подобное. У них наркомания, как мне кажется, распространена в более широких масштабах. Но материальное положение – не главный ограничитель, разумеется…Сейчас, думаю, люди уже начинают понимать, что попасть в зависимость от наркотиков – значит отдаться какому-нибудь дилеру и потерять контроль над собственной жизнью. Я слишком долго стремился к тому, чего сейчас достиг, чтобы послать это куда подальше ради сомнительного сиюминутного удовольствия. К тому же я поддерживаю себя в хорошей спортивной форме – кандидат в мастера спорта, какникак…[b]– Но наверняка вы пробовали наркотики?[/b]– Если честно, пробовал. Но, слава Богу, этим и ограничился. В зависимость не попал. Это от индивидуальных свойств организма зависит, наверное. Я вот, например, от анаши только спать хочу, она у меня все желание жить отбивает, все сразу по фигу становится. Первый раз попробовал ее в 18, кажется. Винт после армии, когда уже стал тусоваться в музыкальной среде, кокаин – года в 24… Серьезно, не понравилось. Ну не прет меня от наркотиков! Каждый сам выбирает свой путь. Я понял, что, если попробуешь хоть раз тот же героин, – обратной дороги не будет.

ДОРОЖКИ ЗНАМЕНИТЫХ НЕПРОФЕССИОНАЛОВ

[i]Признайтесь: вам тоже приходилось жалеть, что хобби не стало вашей профессией? А у кого-то – стало. Они-то и прославились именно благодаря тому, что не побоялись уйти в дело, к которому стремилась их душа.[/i] [b]Барды [/b]Больше всего «непрофессионалов» среди бардов. [b]Александр Городницкий [/b]окончил с золотой медалью школу, поступил в Ленинградский горный институт имени Плеханова и стал геофизиком. Начальником экспедиции ездил по всему Союзу, искал медно-никелевые руды, бороздя моря и океаны на паруснике «Крузенштерн». Изучил фитопланктон, сделал несколько открытий в области океанской флоры и фауны, защитил кандидатскую диссертацию на тему «Применение магнитометрии и электрометрии для изучения дна океана». . . А как же песни? Песни родились как раз во время экспедиций. (До путешествий Городницкий писал только стихи. ) И чем дальше уплывал Городницкий — тем душевнее становились песни. Те, что он написал на Крайнем Севере, даже часто принимают за народные. Бард давно уже ездит не за открытиями, а с авторскими вечерами. Выпустил около 50 пластинок, лазерных дисков, аудио- и видеокассет. [b]Сергей Никитин [/b]на вопрос, как он стал бардом, обычно отвечает: «Очень захотелось самому петь Окуджаву». В школе знакомый показал три аккорда на гитаре. Со временем Никитин сделался настоящим виртуозом: он давно свободно переходит с семи- на шестиструнную гитару, импровизирует на домре, балалайке, банджо и фортепиано. Хотя в музыкальную школу никогда не ходил. Спрашивается, зачем заканчивал физфак МГУ?Первым его заметил тогдашний режиссер Театра МГУ Петр Фоменко и пригласил написать музыку для спектакля «Человек, похожий на самого себя, или Вечер Михаила Светлова». Здесь же будущий бард познакомился с Юлием Кимом, Константином Симоновым, Леонидом Утесовым. Физиком в НИИ он все же поработал, защитив кандидатскую. Как, кстати, и его тогдашняя супруга, Татьяна Никитина, которая оставила физику еще позже мужа, только в 1990-м году, переквалифицировавшись в заведующую отделом культуры Октябрьского райисполкома Москвы. [b]Рокмузыканты [/b]Среди рок-музыкантов почти нет гуманитариев. Напротив, прослеживается странная закономерность: люди с музыкальными способностями очень часто становятся строителями, архитекторами, художниками – то есть выбирают специальности, связанные со зрительным восприятием мира, а не слуховым. [b]Андрей Макаревич [/b]родился в семье архитектора и врача. Мать свято верила, что ребенок должен получить «нормальную» специальность. И сын пошел в Московский архитектурный. Вместе с группой коллег он успел спроектировать здание Драмтеатра в Нижнем Новгороде. О музыкальной карьере всерьез Макаревич и не помышлял, хотя гитару освоил с седьмого класса и даже создал школьную группу «Kids». Затем, всего лишь как увлечение, появилась «Машина времени». Однако и сейчас Макаревич признается, что мог бы придумывать хорошие коттеджи: «Я люблю быструю работу с конкретным результатом. Поэтому я рисую в молниеносной технике, а писать маслом не могу. Нарисовал, не понравилось – выбросил». Любит порисовать и [b]Юрий Шевчук [/b]– этот вообще дипломированный художник. В детстве у него было два увлечения: рисование и игра на баяне. Первое победило: Шевчук окончил художественнографическое отделение Уфимского педагогического института и несколько лет преподавал рисование в сельских школах. Но неожиданно даже для самого себя Шевчук стал сочинять песни и в 1980 году вместе с друзьями основал группу ДДТ. [b]Виктор Цой [/b]тоже учился рисованию. В художественной школе он познакомился с [b]Максимом Пашковым[/b], к тому времени уже создавшим группу «Палата № 6». А Цой все еще собирался стать художником. Играя в группе Пашкова, он поступил в Ленинградское художественное училище имени Серова, но через год был отчислен за неуспеваемость. Пошел работать на завод, поступил в ПТУ — освоил специальность резчика по дереву. Примерно тогда же Цой начал участвовать в квартирных концертах. А еще через год впервые вышел на настоящую сцену. Вскоре родилась группа «Гарин и гиперболоиды», из которой потом выкристаллизовалось «Кино». Училище Цой не бросил и даже успел поработать в реставрационных мастерских Екатерининского дворца в Пушкине и в садово-парковом тресте, а также кочегаром в котельной. Тем временем группа «Кино» успешно дебютировала на сцене рокклуба и выпустила первый альбом, продюсером которого стал… [b]Борис Гребенщиков [/b]– выпускник математического факультета Ленинградского университета. «Моя карьера кончилась в 1980 году, когда я был изгнан с работы и из комсомола за участие в Тбилисском фестивале, — говорит Борис Борисыч. — С тех пор я свободный человек, занимаюсь тем, что мне нравится, и получаю удовольствие. Больше этого — только полное просветление». Первую свою гитару БГ нашел на помойке, а играть на ней Борю научила бабушка. Первое, что он спел — старинный русский романс. А «Аквариум», как и «Кино», поначалу был любительским коллективом. После всесоюзного скандала слава группы тоже стала всесоюзной. Так что понятно, почему Гребенщиков не сильно расстроился, потеряв основную работу. Лидер «Наутилуса Помпилиуса» [b]Вячеслав Бутусов [/b]в первые же дни своего пребывания в Свердловском архитектурном институте познакомился с однокурсником Димой Умецким, с которым они потом написали большую часть песен «Нау». Бабушка нового друга Бутусова жила в ФРГ, у него было много дефицитных пластинок, к тому же он отлично знал английский. Однокурсники подбирали на гитаре песни любимых со школы групп. А к выпуску уже собрали первый альбом «Переезд». Оба молодых архитектора работали по специальности. Бутусов проектировал свердловское метро («что сказалось на больной внешности интерьера некоторых станций»). Оба считали, что работа – «сплошная беспросветная рутина: утром на работу, вечером с работы». Встречались музыканты разве что в Свердловском рок-клубе. Постепенно написали два альбома - «Невидимка» и «Разлука». Когда слава о Бутусове и Умецком поползла по всей стране, они бросили надоевшую специальность. Несмотря на то, что слово «рок» все еще считалось нецензурным. Группа «Агата Кристи» родилась на радиотехническом факультете Уральского политехнического института и называлась изначально «ВИА РТФ УПИ». А основателей «Несчастного случая» [b]Алексея Кортнева и Валдиса Пельша [/b]сблизила любовь к театру. Кортнев учился на мехмате МГУ, Пельш – на философском. Оба пришли в университетский театр, подружились, да и создали группу. [b]Попмузыканты[/b] Среди поп-музыкантов сейчас, во времена спонсорской раскрутки, непрофессионалов – во всех отношениях — уйма. А на заре шоу-бизнеса все было не так. [b]Ирина Салтыкова [/b](в юности она стала мастером спорта по художественной гимнастике) окончила «неженственный» Московский инженерно-строительный институт. После учебы Ирина работала секретарем-машинисткой, а отпуск проводила в Сочи. Там познакомилась с певцом Виктором Салтыковым, вышла за него замуж, родила дочку Алису. Начала подрабатывать второй вокалисткой с группой «Мираж» и певицей в варьете. Но денег все равно не хватало. Ирина выкупила несколько коммерческих палаток, наняла продавцов (танцоров мужа, временно сидящих без работы). Только когда муж после очередного скандала ушел из дома, Ирина решила заняться сольной карьерой всерьез. А [b]Валерий Меладзе [/b]после Кораблестроительного института окончил еще и аспирантуру и исконную профессию любит до сих пор. Например, ему нравится чертить. Но, осознав в один прекрасный день, что кораблями на жизнь не заработаешь, молодой строитель переквалифицировался в певца, присоединившись к украинской группе «Диалог». [b]Писатели Венедикт Ерофеев [/b]писать начал в пять лет. Но прежде чем стать признанным писателем, поработал подсобником каменщика, истопником-кочегаром, приемщиком винной посуды, грузчиком в продовольственном магазине, дежурным в отделении милиции, бурильщиком в геологической партии, стрелком военизированной охраны, библиотекарем, коллектором в геофизической экспедиции, заведующим цементным складом на строительстве шоссе Москва-Пекин и монтажником кабельных линий связи. Как он сам признавался, лишь два раза работа приходилась ему по сердцу. Однажды - лаборантом паразитологической экспедиции в Голодной степи. Второй раз – опять же лаборантом ВНИИДиС по борьбе с окрыленным кровососущим гнусом в Таджикистане. Не менее богата жизнь [b]Владимира Войновича[/b]. Он освоил специальности пастуха, столяра, слесаря, авиамеханика, инструктора сельского райисполкома и редактора Всесоюзного радио. А в институте (педагогическом) успел проучиться всего полтора года. Стихи он начал писать в армии, перешел на прозу - она сразу оказалась востребованной. [b]Андрей Битов [/b]учился на геолого-разведочном факультете Ленинградского горного института. Правда, публиковался еще задолго до защиты диплома. А через год после того у него уже вышел сборник рассказов «Большой шар». Среди критиков разразилась полемика — и Битов стал знаменит. Нобелевский лауреат Александр Исаевич Солженицын усердно изучал физику и математику в Ростовском университете. Впрочем, получив диплом, будущий обличитель системы взялся за гуманитарные науки в Институте философии, литературы и истории в Москве. Но в школе работал все равно математиком. Пока его не арестовали за письма к другу с нападками на Сталина. Из лагерей он вернулся, как известно, уже совсем другим человеком. [b]Виктория Токарева [/b]по профессии музыкант. Но, работая учительницей пения, она начала писать прозу, перешла на «Мосфильм» редактором. И только потом поступила во ВГИК на сценарный факультет. [b]Сатирики[/b] «Как полагается мальчику из приличной семьи, в детстве я был отдан в музыкальную школу и даже закончил ее, — рассказывает о себе [b]Виктор Шендерович[/b]. — Но большую часть детства провел на школьной футбольной площадке, отвлекаясь только на трансляции первых КВНов. Так и получил первое юмористическое образование». А еще Шендерович ходил в Бауманский дом пионеров – в театральную студию, которой руководил не кто-нибудь, а сам Олег Табаков. Поступить на режиссерский факультет ГИТИСа не получилось (приемная комиссия рыдала от смеха, когда абитуриент Шендерович читал монолог Сальери) – пришлось идти в Институт культуры. А потом будущий сатирик угодил в Советскую армию. «Я попал в Забайкальский военный округ, и там мне быстро объяснили, кто я и где мое место. Я встретился лицом к лицу с советским народом, и мы друг другу не понравились». Его прозу об армии журналы печатать не хотели. Но потом на молодое дарование обратил внимание Геннадий Хазанов, и Шендерович раз и навсегда был признан писателем-сатириком. По бесстрастному лицу [b]Аркадия Арканова [/b]можно догадаться, что он медик. Окончив Московский медицинский институт им. И. М. Сеченова, он работал участковым врачом, но мечтал о большой литературе. Стиль оттачивал в журнале «Юность», редактируя авторов отдела юмора и сатиры, а в свободное время писал книги. Через пять лет его приняли в Союз писателей. А вот [b]Михаил Жванецкий [/b]не захотел быть врачом, хотя родился в абсолютно медицинской семье. Он выпускник Одесского института инженеров морского флота по специальности «инженер-механик подъемно-транспортного оборудования портов». Механик Одесского морского торгового порта быстро вырос в уважаемого служащего Центрального проектно-конструкторского бюро. Но ничто не мешало писать монологи, которые автор сам же с успехом исполнял еще в самодеятельности. В 1963 году в Одессе гастролировал Ленинградский театр миниатюр. Аркадий Райкин решил взять несколько монологов молодого острослова в свой репертуар. А через год пригласил его в театр на должность завлита. В 1969 году вышла программа «Светофор», которую Райкин подготовил совместно со Жванецким. Впервые прозвучали легендарные миниатюры «Авас», «Дефицит», «Век техники». [b]Актеры [/b]Среди актеров непрофессионалы тоже встречаются. [b]Александр Филиппенко [/b]окончил Физтех. Но, еще будучи студентом, играл в театре – точнее, в эстрадной студии при МГУ (Кстати, основателями ее были Марк Розовский с факультета журналистики и врач-реаниматолог Альберт Аксельрод, придумавший КВН. Другой актер, Семен Фарада, мечтал учиться в Бронетанковой академии имени Сталина, но поступил на энергомашиностроительный факультет МВТУ им. Баумана и семь лет трудился инженером-арматурщиком). Филиппенко успел поработать по специальности в Институте физической химии АН, где, как он вспоминает, они большей частью пили чай из колбочек, а по праздникам – разбавленный спирт для протирки аппаратуры. Но дело все же кончилось Театром на Таганке, а уже потом – Щукинс к и м училищем и академическим Вахтанговским театром. [b]Андрей Мягков [/b]– выпускник Ленинградского химико-технологического института. История гласит, что педагоги школы-студии МХАТ чуть ли не случайно обратили внимание на молодого человека, и вскоре он уже играл на сцене «Современника». [b]Наталья Варлей [/b]окончила Государственное эстрадно-цирковое училище и была эквилибристкой. Возможно, она навсегда осталась бы в цирке, если бы режиссер Юнгвальд-Хилькевич не порекомендовал ее Леониду Гайдаю на роль в «Кавказской пленнице». Фильм принес дебютантке всесоюзную славу и новые предложения от режиссеров. Но Варлей тоже пошла учиться в «Щуку». А потом еще для чего-то на факультет поэзии Литературного института. И везде умудрилась получить красный диплом. У популярного ныне комика [b]Юрия Гальцева [/b]в школе была кличка Клоун. Отец говорил: «Не позорь семью, Гальцевых все знают». Когда Юра после школы заикнулся было о театральном, родители как обрезали: «Хватит придуриваться, займись делом!». «Я взвыл, — вспоминает Гальцев. — Пап, я могу куда угодно поступить! Хоть в Сельхозинститут, только зачем?» Отец говорит: «Валяй. Посмотрим». И я благополучно окончил машиностроительный. А потом со спокойной совестью поступил в театральный». Однако профдиплома Гальцев ждать не стал: еще на втором курсе машиностроительного попробовал себя в «Театре-Буфф», затем в «Группе товарищей» Игоря Угольникова, потом у Романа Карцева и в «Лицедеях», заодно поработал в качестве режиссера в студенческом агиттеатре. Да еще и успел создать собственный вокально-инструментальный ансамбль — в конце 70-х на конкурсе в Екатеринбурге группа заняла одно из призовых мест, опередив… «Машину времени»!Нет, видно, настоящий талант в стоге сена не утаишь. Тут уж не помеха ни родители, настаивающие на престижном дипломе, ни преподаватели, требующие развернутой курсовой по сопромату. Так что родителям стоит подумать, надо ли усложнять жизнь своему отпрыску. Ведь, если суждено, рано или поздно он все равно вырулит на свою звездную дорожку.

НАРКОТИКИ НЕ ДАЮТ ВЫХОДА ИЗ ДЕПРЕССИИ

[b]– Касалась ли вас каким-либо образом проблема наркотиков?[/b]– Много моих друзей, людей прямо-таки гениальных, сгубили наркотики. Я пытался помочь, но если человек сам не захочет что-то изменить, никто другой за него этого не сделает. Очень тяжело видеть, как в недавнем прошлом отличный парень становится заурядной личностью, а потом и вовсе теряет все качества, подходящие под определение «личность». И при этом ты ничего не можешь сделать…[b]– Что, на ваш взгляд, поможет решить проблему наркомании?[/b]– В последнее время с телеэкранов на нас градом валится пропаганда наркотиков. На молодежь телеящик действует незамедлительно: фильмы, новости – везде наркотики, представленные в «увеселительном» свете. Если свести к минимуму все это безобразие, то, возможно, интерес к наркотикам среди молодежи резко снизится. Нужно найти корень проблемы, а потом уже решать ее. А корень проблемы, я думаю, в воспитании. Откуда молодежь узнает о наркотиках? Из телевизора и от каких-то сомнительных людей. Ребенок должен знакомиться с проблемой в семье.[b]– Участвовали ли вы в акциях типа «звезды против наркотиков»?[/b]– Мне не доводилось принимать участие в такого рода акциях – к сожалению, меня не приглашали. Но я обязательно возьму инициативу в свои руки, и в следующий раз, когда будет проходить акция выражения негатива наркотическим средствам, мой проект «Бедлам Капелла» будет среди активистов. Мы сочиним что-нибудь актуальное. Я считаю такие акции эффективными. Даже если человек просто пришел послушать артиста, у него все равно на подсознательном уровне останется нужная информация. Наш шоу-бизнес рекламирует наркотики. Пора всерьез заняться антирекламой, нужно просвещать молодежь.[b]– У вас тоже есть стихотворения о наркотиках… Может, это тоже пропаганда?[/b]– Мои стихотворения и вообще стихи Ордена куртуазных маньеристов высмеивают проблему. И это тоже решение![b]– Сейчас в целом ряде стран рассматривается вопрос о легализации «легких» наркотиков. Как вы к этому относитесь?[/b]– Люди, употребляющие так называемые легкие наркотики, ту же марихуану, в дальнейшем в большинстве своем переходят на более тяжелые наркотики. Вы понимаете, к чему приведет издание закона о легализации? Вообще наркотик есть наркотик, а деление на «легкие» и «тяжелые», на мой взгляд, совершенно неправильно.[b]– В каком настроении вы обычно пишете стихи и песни?[/b]– И в хорошем, и в плохом. Правда, как-то так получается, что когда я в плохом настроении, мои тексты наиболее позитивны. Видимо, постепенно вместе с процессом написания стихов начинает происходить процесс поднятия настроения.[b]– Многие употребляют наркотики, чтобы уйти от депрессии, справиться с натиском навалившихся проблем. Каким способом вы боретесь с депрессией? Можете дать совет читателям, как лучше справляться с плохим настроением?[/b]– Депрессии неизбежны, если ты каким-либо образом связан с шоу-бизнесом, но я быстро выхожу из «состояния глубокой печали» – пишу стихи. Наркотики не дают выхода из депрессии. Наоборот, это и есть вход в самый очаг «депрессняка». Стихи – мой единственный наркотик, он действительно помогает расслабиться. Мой совет всем людям, склонным к депрессиям: пишите! И все у вас будет хорошо.

ОТ КОКАИНА В МОЗГУ ДЫРКИ, КАК В ШВЕЙЦАРСКОМ СЫРЕ!

– Я вообще-то даже не думаю о наркотиках, как-то не пересекаюсь с ними по жизни. Вот недавно была в Гоа. Перед отъездом все мои друзья иронизировали, что я вернусь оттуда странно-просветленная после общения с местными жителями и отдыхающими. Но ничего подобного не случилось – там очень хорошо и без всяких мерзостей. Настолько красиво, сказочно, я бы сказала – затуманивать сознание нет никакой нужды. И люди мне попадались совершенно адекватные. В Москве в этом плане, конечно, ситуация куда страшнее.Наркотики сплошь и рядом: начиная подъездными завсегдатаями – малолетними токсикоманами – и заканчивая скучающими от материального благополучия мажорами, с кокаином, гламуром…Кстати, я недавно услышала, что дружба с кокаином приводит к образованию дыр в мозгу. Самых что ни на есть дырок – как в швейцарском сыре, представляете?! Ну каким нужно быть дураком, чтобы после такой информации захотеть попробовать зелье. Я себя люблю, так что я – пас. И вся наша группа тоже.

ГРУППА «LUMEN»: У НАС ЕСТЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ НАРКОТИК – МУЗЫКА

[b]– Тэм, как ты относишься к наркотикам?[/b]– Я считаю, что бороться с наркотиками как таковыми – все равно, что бороться с кухонными ножами, – от них не меньше бед. Я не видел ни одного человека, для которого бы увлечение наркотиками прошло бесследно, этот период остается выжженной землей в их душе. Да, они говорят, что у них все нормально, они пытаются жить, как нормальные люди, но все равно остается что-то такое, что непобедимо.[b]– Ты сам когда-нибудь пробовал наркотики?[/b]– Нет.[b]– И даже к легким наркотикам относишься отрицательно?[/b]– Да я никак к ним не отношусь. У нас есть замечательный наркотик – музыка. Мы от него получаем такое количество кайфа, что больше ничего не нужно.Наркотик – это все то, что приводит тебя в состояние эйфории, кайфа. А кайф можно получать от чего угодно. Кто-то ловит его от химических препаратов – это достаточно тупой способ. Кто-то – от музыки, спорта или компьютерных игр. Но раньше, когда всего этого не было, люди получали удовольствие от прогулок, от верховой езды, от дуэлей… У нас вопросов не возникает, как оторваться, как получить свой адреналин. Адреналин – это ведь тоже отличный наркотик. Вот экстремальные виды спорта, которыми сейчас увлекаются многие, – вот это правильно! Намного круче. Такие ребята всегда в отличной форме.Я тоже три года активно занимался спортом. Когда тренируешься каждый день, чувствуешь себя очень легко и можешь себе позволить какие-то совершенно безумные в смысле выносливости вещи. Например, ходить пешком на невероятные расстояния; целый день, не уставая, кататься на велосипеде – да все что угодно! Ты получаешь гораздо большую свободу, чем люди, не связывающие себя спортом. Я сейчас физически ощущаю себя намного хуже, чем тогда, быстрее устаю, опять-таки сигареты свою роль сыграли – намного быстрее задыхаюсь. И уже ни за что не смогу пробежать столько же, сколько мог пробежать тогда.[b]– А ты не пытался бросить курить?[/b]– Я недавно бросил курить сигареты, но все равно мне надо чем-то дымить, потому что я достаточно нервный человек. Дымлю какими-то индийскими штучками – их делают из эвкалипта, там нет никотина, они безвредные. Сложнее всего преодолеть психологическую зависимость. Мне не хватает ощущения зажженной сигареты в руках, мне очень нравится сам процесс курения. Главное – заполнить чем-то пустоту.Важный момент (это я помню еще из университетского курса психологии): как только человек делает выбор, он много, много раз убеждает себя в том, что выбор правилен. Он смотрит на ребят, которые накурились и ведут себя, как придурки, и говорит себе: «Я таким уже не буду». Вот из таких мелких самоподдерживающих утверждений и складывается постепенно ощущение того, что выбор был сделан правильно. Нужно просто не бояться хотя бы попробовать сделать его…

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

[b]Певица Виктория Ильинская, несмотря на юный возраст, уже успела сняться в документальном кино и нескольких рекламных роликах, попробовала себя в различных музыкальных направлениях – от рэпа до шансона – и пришла к работе в поп-музыке. Она легко покорила жюри «Фабрики звезд-4» и… отказалась от участия в программе. Вика решила строить свою карьеру сама. «Скорость движения по жизни» – ее девиз.[/b]– Мне кажется, только несостоявшиеся в жизни люди убивают свои проблемы наркотиками, – говорит Вика. – А если это молодые ребята, то наверняка у них либо какие-то неурядицы в семье, и они находят таких же сверстников через наркотики, либо еще очень многого не понимают.[b]– Кто в этом виноват?[/b]– Наверное, родители. Ребенок с раннего детства приучен не путать окно с дверью потому, что он может разбиться. То же самое с наркотиками: дети должны знать, что это смерть. Я родом из Екатеринбурга, была во многих провинциальных городах и, конечно, сразу увидела огромную разницу между Москвой и любым другим городом.Если в столице есть все условия для существования, то стоит только оказаться за ее пределами – и эти самые условия как ветром сдуло. Тамошняя молодежь растет в сфере нищеты и убожества, она привыкает, даже не представляя, что есть другая жизнь, красивая, яркая, интересная. Ребятам просто-напросто нечем заняться: ведь в маленьком городке нет хороших клубов, кинотеатров, а если и есть, то на развлечения все равно не хватает денег. Вот подростки и развлекают себя тем, что пьют водку в подъездах или садятся на иглу. Они не знают, что выбор есть всегда. А если и знают, то не имеют возможности реализовать свои желания.[b]– Кстати, ни для кого не секрет, что в Екатеринбурге достаточно сильно развита наркоторговля…[/b]– В моем городе практически в каждом переулке есть точки, где без проблем можно достать хоть легкие, хоть тяжелые наркотики, это уже стало чуть ли не общественным достоянием уральской столицы. Анаша давно в порядке вещей, будто это пиво или энергетик, которые точно так же можно купить в любом ларьке. Даже в школах дети сидят обкуренные. Я училась в физико-математическом лицее. 90% моего класса курили траву, а два парня употребляли героин. Сейчас в том же лицее учится моя сестра, она младше меня на семь лет, и я больше всего боюсь, что она может пристраститься к наркотикам. Когда она подрастет и начнет ходить по клубам, опасность станет еще больше. Клубы у нас – это не просто музыка, это прежде всего различного рода «дурь». Но я сделаю все возможное, чтобы оградить свою сестренку от общества наркоманов.[b]– Были ли Вы лично знакомы с наркоманами?[/b]– До поступления в вуз я дружила с парнем. Мне он очень нравился, но мы виделись крайне редко. Познакомились в клубе, сразу нашли общий язык, всю ночь вместе протанцевали. Стали встречаться. Точнее, встречами это сложно назвать: он постоянно пропадал. Мы договаривались встретиться – а он не приходил. Долго так продолжаться не могло, мы расстались. Уже потом я узнала, что он принимал наркотики, часто даже не мог подняться с кровати. А я тогда ничего не знала ни о наркотиках, ни о наркоманах, о том, как они себя ведут, что им надо от жизни… Позже я спросила Сашу, зачем он скрывал от меня свою зависимость. Возможно, я помогла бы ему как-то бороться. Он сказал, что опасался втянуть меня во все это, да и просто боялся моей реакции.[b]– Наркоманы – опасные люди?[/b]– Скорее несчастные. Ведь наркоманами, по сути, становятся те, кто до первой дозы был очень одинок. Это мое мнение. Зависимые люди не безобидны – ведь они могут вообще не отдавать себе отчета в собственных действиях. Но не нужно их выставлять изгоями общества. Каждый может совершить ошибку, и каждый имеет право на поддержку.[b]– Принимаете ли какой-нибудь допинг для поднятия настроения?[/b]– По-моему, лучший стимулятор – это интерес к творчеству. Ни алкогольные, ни наркотические средства не заменят желания творить.