Главное
Карта событий
Смотреть карту

Автор

Ирина Вальдман
Роженица, так и не ставшая, не захотевшая стать матерью. Она покидает родильное отделение одна, бросая напоследок страшное слово: «отказываюсь». И дальше малыш, оставшийся на попечении добрых и не очень добрых людей, идет по жизни один.… В детской больнице одного из городов Подмосковья, как практически и в любом другом городе, есть отделение патологии новорожденных. Сюда на первое время и привозят из роддома «отказников». Впрочем, не только из роддома. Бывают подкидыши, которых находят прямо на улице: кого в электричке, кого на лавке в парке, кого в помойке. Привозят и тех, кого забрали у родителей. У последних часто к общим отклонениям развития добавляется и гипотрофия, то есть недоедание. Лежат тут и «мамные» дети, вместе со своими мамами, конечно. Когда-то в этом отделении лежала и я со своим новорожденным сыном. Тогда я в первый раз и увидела этих детей – отказников. [b]Патологический случай[/b] Знаете, чем отличается брошенный ребенок от других, обычных детей? Он редко плачет: ему некого звать. Этот ребенок привык к одиночеству, к четырем стенам, к белым халатам персонала. Он не просится на руки, он не требует, чтобы его качали. Он способен укачать себя сам: стоя на четвереньках, делает маятные движения. Дети быстро ко всему приспосабливаются, даже к одиночеству. Но те, кто не знал маминых рук вообще, привыкают быстрее, чем те, кого забрали от мамы. Впрочем, не всегда забирают, бывает, мамы сами приносят. Саша попал в больницу с сепсисом (общим заражением крови) прямо из роддома. Мама с Сашей лечь в больницу не смогла: дома еще двое детей, и сидеть с ними некому. Через день-другой пришла мама проведать мальчика. Лечащий врач рассказал, что у Саши да как и какие лекарства ему требуются. Мама взяла список лекарств и исчезла. Прошел месяц, а она все не приходила. Саша официально не отказник (по закону только через шесть месяцев неявки мама лишается родительских прав), но за этот месяц Саша так прижился в ОПН – отделении патологии новорожденных, что от других, «безмамных», детей ничем не отличается. Плакать он перестал. …А этот случай помнит все отделение. В беременность будущая мама переболела краснухой. Естественно, ребенок родился с кучей отклонений: нарушение зрения, выраженная тугоухость, нарушение работы нервной системы. Проблемный ребенок, но не глубокий инвалид. Пока его проблемы выяснялись, прошло три месяца. Родители за это время всех врачей обошли, мама с ребенком в больнице полежала на обследовании. Когда же все выяснилось, взяли папаша с мамашей своего ребеночка, положили в коляску и привезли в ОПН. Привезли да тут же в приемном покое и оставили. Прямо на руки медсестре вывалили. Люди же они были хозяйственные, потому, оставляя ребенка, коляски не бросили, комбинезончик детский, одеяльце тоже прихватили: глядишь, родят другого – хорошего, не больного, оно и пригодится. А «неполучившегося» так в одном подгузнике и оставили и больше уже не появлялись. [b] «Гастрольный» вариант[/b] Два месяца назад привезли в отделение еще одного малыша. Его нашли на помойке, прямо в мусорном баке. Подняли на ноги милицию и в скорости отыскали родительницу. Оказалось, что этот младенец не единственный ребенок, у мамаши еще двое есть. Этих двоих мать никуда не выбросила, а воспитывает в домашних условиях сама. От третьего, видимо, исчерпав родительский лимит, она решила отказаться и, чтобы возни было поменьше, упростила схему отказа до минимума. Много отказников с украинскими и молдавскими фамилиями. Это так называемые гастрольные дети. Приезжают женщины «на гастроли» – на заработки, как правило, в качестве рыночноларечных продавщиц. Тут у них случаются любовь и дети. Любовь проходит, а дети… Детей мамаши перед отъездом сдают в госучреждение. Есть такая форма: временный отказ. На 2–3 год ребенка отдают в детский дом, а мамы больше не появляются. Некоторые гастролерши решают этот вопрос сразу кардинально… Два года назад в электричке был найден новорожденный мальчик, в одеяльце – метрика. Малыша отправили в ОПН, а затем в дом ребенка. А через год в отделение патологии поступила девочка с такой же фамилией. Навели справки, оказалось, сестра того мальчугана. Согласно установленным правилам отказники помещаются в ОПН не более чем на один месяц... Многим тут же, в ОПН, начинают искать новую маму. Вопросами усыновления ведает орган опеки, через него оформляются документы, подбираются приемные родители. Медперсонал рассказывает: прежде чем забрать ребенка домой, приемная мама ложится в отделение. Делается это для того, чтобы и мама, и ребенок привыкли друг к другу. Чтобы ребенок научился узнавать маму, выделять ее среди медперсонала, ей, маме, рекомендуют надевать яркий цветной халатик. Ведь ребенок привык видеть только белые. Удивительно, но у некоторых приемных матерей открывается такое сильное материнское чувство, что даже грудь молоком наливается. [b]Что дальше, маленький человечек?[/b] Впрочем, happy end – удел не каждого отказника. Например, Насте найти приемных родителей будет очень трудно: у нее врожденный сифилитический синдром и, как следствие, серьезные нарушения деятельности центральной нервной системы. Детей с такими отклонениями на удочерение, усыновление, как правило, не предлагают. И у Андрюши мало шансов: у него врожденная наркотическая зависимость, к тому же он мальчик, а на мальчиков спрос не велик, считается, что у них дурная наследственность принимает более агрессивные формы, чем у девочек. По той или иной причине многим детям так и не находят новых родителей. Проходит время, и подросшего и подлеченного малыша забирают в дом ребенка, и у него начинается долгое одиночное плавание: от одного воспитательного заведения к другому; от одних людей к другим – добрым и не очень, заботливым и равнодушным, сердечным и озлобленным. …Недавно в ОПН поступил мальчик с диагнозом «гипертрофия, общая анемия». Поступил не в первый раз. Его мама – бывшая детдомовка. Лет ей всего шестнадцать. Не сказать, что она не старалась: и врачей слушает, и советы их конспектирует. В отделении ребенка подлечивают и вместе с мамой выписывают, а через некоторое время мальчик опять поступает в отделение истощенным. Что у мамы «не складывается»? Кормить, что ли, забывает? В этот последний раз она устала играть в материнство: оставила сына в ОПН, предварительно подписав отказ. Пришла ее очередь. [b]Прямая речь Президент России Дмитрий МЕДВЕДЕВ:[/b] [i]– В нашей стране, к сожалению, еще 130 тысяч ребят остаются вне семейной заботы, у них нет ни родителей, ни опекунов, они лишены главного – семейного тепла… Органы опеки должны быть прямо нацелены на семейное устройство детей и помощь приемным семьям. Ничьих детей в нашей стране быть не должно.[/i]
Подкасты