чт 24 октября 02:52
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Чем хорош «Щегол»: в прокат вышел фильм по книге Донны Тартт

Сергей Собянин призвал москвичей предложить идеи по улучшению парков

Стоимость родового сертификата в России планируют увеличить

Назначен новый глава Департамента труда и соцзащиты населения

Малышева рассказала, когда вернется к съемкам после госпитализации

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Синоптики предупредили метеозависимых о риске природной гипоксии

Что стало с «Норд-Остом» после теракта

Турция отказалась считать операцию в Сирии завершенной

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Врач заявил о пагубном влиянии кофе на иммунитет

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Чем хорош «Щегол»: в прокат вышел фильм по книге Донны Тартт

Энсел Элгорт в фильме «Щегол» в роли Тео

Кадр из фильма «Щегол»

В прокат вышел фильм «Щегол» — экранизация одноименного романа американской писательницы Донны Тартт, отмеченного Пулитцеровской премией. Снял картину режиссер Джон Краули, а главные роли исполнили Энсел Элгорт, Николь Кидман, Оакс Фигли, Финн Вулфард и Сара Полсон.

Скажем сразу, что перед авторами проекта задача стояла практически неподъемная — уместить 800-страничный текст со множеством героев, сюжетных линий, лирических отступлений в неполных два часа экранного времени.

При таком раскладе сохранить все, что было в книге, невозможно. Да и нужно ли? Кинематографисты создали отдельное полотно, которое, хоть и не получилось таким впечатляющим, как литературный первоисточник, зато внятно проносит суть истории от начала до конца.

А история запутанная, потому что Донна Тартт в своем романе совместила несколько жанров: тут вам и повесть о первой любви и взрослении, и святочный рассказ, и арт-детектив, и социальный роман.

Эта разнородность сюжетных линий и оказалась главным камнем преткновения: в кино увязать жанры вместе гораздо сложнее. Поэтому повествование вышло более прямолинейным, а многообразие перипетий, особенно внутренних, через которые проходит главный герой — сначала мальчик, а затем мужчина Тео, — не таким богатым.

Кстати, о главном герое. Выбор актера на роль Тео-взрослого стал основной неудачей картины. Если маленький Тео в исполнении трогательного Оакса Фигли покоряет, то Энсел Элгорт абсолютно «выпадает» из истории и не вызывает никакого сочувствия. И дело не только в том, что он категорически не похож на описание Тео в книге, а в том, что актер не справился с задачей донести до зрителей ту глубинную, жизнеопределяющую боль, что несет в себе его герой, — потерю матери.

Сын с матерью отправились в музей. Она любила живопись, прекрасно в ней разбиралась и старалась привить эту любовь Тео. Но в тот день в музее произошел теракт, и мальчик осиротел. Вместе с Тео осиротела встреченная им в музее рыжеволосая девочка Пиппа. Любовь к ней вместе с болью своей потери Тео пронесет через всю жизнь… Но Элгорт с его слащавой внешностью и пустым лицом героя мелодрам совершенно не способен выдать такие сложные эмоции камере, а через нее — зрителю.

Анайрин Барнард в роли Бориса и Энсел Элгорт  / Кадр из фильма «Щегол»

Анайрин Барнард в роли Бориса и Энсел Элгорт

ФОТО: Кадр из фильма «Щегол»

Ситуация ухудшается еще тем, что монтаж постоянно чередует историю Тео-мальчика и Тео-взрослого. Контраст между игрой маленького актера и его взрослого коллеги впечатляет не в пользу последнего.

А уж когда появляется Финн Вулфард в роли гопника русского происхождения по имени Борис, который научил осиротевшего Тео курить, сквернословить и кой-чему похуже, то весь акцент и вовсе смещается на него. Колоритный Борис затмевает собой всех и вся вокруг. Справедливости ради отметим, что так было и в книге: Борис — один из самых сильных и сложных персонажей. Отрицательный и положительный сразу. С надломом и отчаянием, пофигизмом и юмором, в таких моментально влюбляются читатели и зрители. Тео и Борис — как Том Сойер и Гекк Финн из современного мира.

Ради детского, но улетного трипа этой фееричной парочки фильм смотреть однозначно стоит. Особенно тем, кто не читал книгу. Потому что ярые поклонники романа обязательно останутся недовольны не только тем, что Тео-взрослый подкачал, но и тем, что ушла волшебная атмосфера антикварных лавок, магазинчиков с древностями, которую так трудно выразить словами, а тем более — визуализировать.

В целом же, если абстрагироваться от книги, фильм вполне сложился. Сюжет динамичный, актерские работы почти все отличные, есть много остроумных и оригинальных режиссерских находок и подтекст, заставляющий задуматься о бренности бытия. Жизнь коротка, искусство вечно — вот основной посыл, который вкладывала между строк Донна Тартт и который отчетливо проступает сквозь кинополотно «Щегла».

Кстати, о названии романа и фильма. «Щегол» — так называется малюсенький шедевр живописи, любимая картина мамы Тео, которая висела в музее в день рокового взрыва и которая стала для мальчика маяком, выведшим его из мрака к свету. Справился бы Тео со своей утратой, не будь у него этого маленького чуда? Кто знает.

Картина эта, словно завещание матери, хранила мальчика. Случайна ли была их встреча? Или все, что с нами происходит, — промысел свыше? Фильм дает ответ на этот вопрос. Получился грустный рассказ о том, что в жизни ничего нельзя исправить или отменить, но зато можно жить дальше, если есть заданные в детстве верные ориентиры.

Если не ждать от «Щегла» чуда, то можно получить удовольствие от просмотра. Культовым фильму не стать, зато войти в список картин, которые время от времени пересматривают вместе с кем-то близким, он сможет вполне.  

Читайте также: СМИ: Фильм «Дылда» Кантемира Балагова выдвинули на «Оскар»

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга