чт 17 октября 04:00
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

ФАНДОРИН ТЕПЕРЬ НАВОДИТ ПОРЯДОК В МОЛОДЕЖНОМ ТЕАТРЕ

ФАНДОРИН ТЕПЕРЬ НАВОДИТ ПОРЯДОК В МОЛОДЕЖНОМ ТЕАТРЕ

Философ-переводчик Григорий Чхартишвили родил писателя Бориса Акунина. Борис Акунин родил рыцаря без страха и упрека, честного сыщика и блестящего ин

[b]Б. Акунин. «Эраст Фандорин». Режиссер А. Бородин. РАМТ [/b] [i]А потом пошла цепная реакция. ОРТ родило своего «Азазеля» и ходит теперь беременное другими акунинскими проектами. А Российский молодежный театр родил спектакль «Эраст Фандорин» с открытым финалом – враз поседевший после пережитого молодой сыщик Эраст Петрович бежит куда-то эффектным бегом на месте, все быстрее и быстрее, пока не закроется занавес. Театр, говорят, не против завести второго «ребенка» от Акунина. Борис Акунин, правда, театр как искусство особо не жалует. «К написанию детективов я отношусь очень серьезно, к написанию пьес – очень несерьезно», – говорит Акунин. Но что-то его в предложении РАМТа зацепило.[/i] Вспомнил свои первые в жизни походы в театр – в Центральный детский (будущий РАМТ). Поговорил с режиссером Алексеем Бородиным и поверил, что спектакль задумывается честный и простодушный, без всякой там набившей оскомину постмодернистской иронии, «от которой я за последние десять-пятнадцать лет страшно устал». Такой, чтобы «когда раздается выстрел, становилось бы страшно или жалко». Такой, чтобы воспринимался, как в детстве, – всерьез и взахлеб. Признаюсь как на духу Акунина (за исключением пьесы «Чайка», этакого пособия по написанию детективов) я не читала – ну не хотелось, задрав штаны, бежать за литературной модой. Можете кинуть в меня камень. Попасть в ряды неискушенного зрителя, который просто следит за историей, оказалось неожиданно приятно. Еще приятнее было отгадывать очевидные вещи. Вроде того, что царственная дама леди Эстер (Нина Дворжецкая), заботящаяся о сиротах, окажется во главе всемирной организации, которая задалась целью кардинального улучшения мира и давно уже не стесняется в средствах достижения этой цели. А, скажем, под обликом грубого до жестокости графа Зурова (Илья Исаев) вот-вот обнаружится нежнейшая душа, способная на всепоглощающую любовь и верную дружбу. Еще приятнее вычитывать из акунинского текста почти прямые цитаты из классиков, например, из «Идиота». Чувствуешь себя такой догадливой и начитанной, что самой становится смешно. Однако под бутафорской этой простотой кроется конфликт, который режиссер почувствовал и выделил, и который не забывается после закрытия занавеса. Бородин не устает повторять о своей и нашей общей тоске по романтическому герою, по ясному взгляду на мир, по четкому делению на плохое и хорошее. И Эраст Фандорин (переманенный из ленкомовской массовки Петр Красилов) этому образу соответствует и внешне, и внутренне. Только в результате его деяний, таких честных, смелых и умных, мир еще больше запутывается в своих болезнях и проблемах. Закрываются приюты (эстернаты) для талантливых сирот, из которых потом получаются гениальные и безжалостные вершители чужих судеб. Гибнут люди, в том числе и самые дорогие Фандорину. Благие намерения снова и снова мостят ад. Художник Станислав Бенедиктов придумал, как мгновенно воспроизводить на сцене то прибытие поезда, то полицейский участок, то лондонский мост с помощью легких перевозных декораций. Режиссер по пластике Владимир Беляйкин сочинил несколько пластических интермедий, не менее важных для содержания, нежели текст. Русская француженка Натали Плэже, автор музыкального оформления, перерыла кучу записей в поисках тревожных и стремительных, «детективных» мелодий. Количество и честность усилий перешло в качество спектакля. Его можно рекомендовать самым широким слоям населения: и родителям с детьми, и театральным гурманам, которым иногда полезно поесть такой простой и здоровой пищи.

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше