Прима Большого театра Евгения Образцова: Зависть — неотъемлемая часть жизни
Фото: Антонина Кирнос

Прима Большого театра Евгения Образцова: Зависть — неотъемлемая часть жизни

Культура

Российские театры планируют возобновить работу уже в сентябре. Пока любители прекрасного наслаждаются постановками в записи и ждут открытия нового театрального сезона, корреспондент «ВМ» пообщался с примой-балериной Большого театра Евгенией Образцовой о профессии, творчестве и домашних тренировках.

— Вы родились в семье артистов балета, так что судьба в какой-то мере была предопределена. Все же если бы не балет, то что? Благодарны ли вы родителям за то, что с самого раннего возраста они отправили вас учиться балетному мастерству?

— Если бы не балет, то, думаю, это было бы в любом случае что-то связанное с театральным искусством. С самого детства я любила примерять на себя роли, что-то разыгрывать — эта моя особенность была больше, чем привычкой, и в конечном итоге определила дальнейшую деятельность. Думаю, в той или иной степени я бы в любом случае связала свою жизнь с музыкальным или драматическим театром. Мои родители сыграли огромную роль в моем становлении, хотя, безусловно, они осознавали всю сложность профессии, которую я выбрала. Но также они понимали что могут мне помочь реализоваться в ней. Так и произошло — они понимали дело, которым я буду заниматься, и могли вовремя дать нужный совет. Благодаря им все и свершилось. Важные решения в плане моего обучения и карьеры принимала мама. Не могу сказать, что все с самого начала складывалось идеально — были и споры, и разногласия, но родителям удалось объяснить мне, что наша профессия — это большой труд, требующий усилий. За что я им очень благодарна.

— Была ли в вашей жизни самая важная и главная (на данный момент) роль? Какая и почему?

— Единственную роль выделить очень трудно — я скажу, что вся классика — это и есть роль мечты, то, ради чего я училась в Академии русского балета имени Вагановой. Классический репертуар — это золотой набор балерины, все современное балетное искусство строится на базе классики. Классика бессмертна, великолепна и совершенна, она актуальна всегда и наполнена огромным драматизмом и гармонией.

— Что вы чувствовали, когда вас пригласили выступать на сцене Большого? Что это — счастливый случай или заслуженный результат большого труда?

— Когда меня пригласили в Большой, я работала в Мариинском театре — именно здесь прошло мое становление, здесь я стала ведущей балериной. Большой и Мариинский — это два столпа нашего театрального искусства, и, работая в Мариинском театре, я уже была в одной из лучших балетных трупп мира. Большой театр, конечно же, имеет свой особый статус, и, когда я приступила к работе в нем, я просто восприняла это как новый ответственный шаг. Для меня важны оба театра, просто переезд в столицу был для меня серьезным шагом как для петербурженки. С этой точки зрения было много мыслей и сомнений, но я приняла решение и не жалею об этом — Москва и Большой стали моими родными местами.

Прима Большого театра Евгения Образцова: Зависть — неотъемлемая часть жизниФото: Антонина Кирнос

— Расскажите читателям, которые не так погружены в тонкости балетного мира, — как в этом виде искусства вы работаете над ролью? Ведь в балете из средств выразительности только танец — всю гамму эмоций нужно передать с помощью него. Прорабатывается ли в таком случае характер героя, его мотивация и все то, к чему мы привыкли в классическом игровом театре, или все усилия идут на отработку хореографии?

— Мы работаем над ролью так же, как и в драматическом театре, и наполняем героя всеми теми качествами, которые в них вложил драматург. В Татьяну Ларину я вкладываю то, что в нее вложил Пушкин, — читаю произведение, думаю над ним, примеряю на себя образ. В балете, безусловно, я должна думать и над технической частью — у нас есть хореография, которую надо освоить так, чтобы она «от ног отскакивала». В этом и сложность балетной профессии — этим она и отличается от драмы и спорта. Балет — это техническая и актерская составляющая, над которыми нужно работать параллельно.

— Как в принципе строится рабочий день балерины? Сколько часов в день вы репетируете и сколько выступлений у артиста получается в месяц?

— Работа балерины зависит от репертуара, ролей, которые предстоят в ближайший месяц, и, соответственно, от того, сколько есть спектаклей в месяц. Обычно их бывает от двух до пяти, но это в среднем. Так или иначе даже над одним спектаклем нужно работать ежедневно, в течение как минимум десяти дней — это если говорить о репертуарных вещах. Если спектакль новый, дебют или премьера, то тут может быть и месяц, и два месяца подготовки. Каждый образ нужно прожить, прочувствовать и понять, чтобы суметь его правильно передать.

— Расскажите, как поменялась ваша жизнь в связи с пандемией? Репетируете ли вы теперь дома? Как сохраняете форму? Как готовитесь к будущим спектаклям?

— В обычной жизни, до того, как был введен режим самоизоляции, иногда я репетировала роли дома, но это в основном касается актерской части работы — мимики и жестов. Нужно понимать, что нас со зрителем всегда разделяет большое расстояние, мы учитываем и это. Просто опустить глаза в пол в балете может быть недостаточно, чтобы передать нюансы сцены — этого просто не видно. Большой театр и есть большой театр — все повороты, жесты должны быть достаточно крупными и выразительными.

Прима Большого театра Евгения Образцова: Зависть — неотъемлемая часть жизниФото: Антонина Кирнос

— Может, вы могли бы дать совет, как обычному человеку «не расплыться» на карантине, если у него средняя физическая активность в обычной жизни? Я знаю, что у вас есть аккаунт с домашними тренировками — расскажите о нем, почему и для кого вы его завели?

— Сейчас, конечно, да, я занимаюсьдома — многие вещи я публикую в моем аккаунте в Instagram. Я считаю, что занятия дома — это в любом случае лучше, чем ничего, поддерживать форму можно и в небольшом пространстве, но подходить к этому с умом. Для человека со средним уровнем физической активности все же нужны наставления педагога. Я знаю, что многие сейчас работают онлайн и курируют занятия дистанционно — думаю, это возможный вариант взаимодействия, и в любом случае это окажется более продуктивным вариантом, чем самому стараться себя заставить делать какие-то неведомые движения, если ты сам не понимаешь, как это делать.

Дистанционные занятия, мне кажется, особенно полезны для юных дарований, которым нужно учиться и не выходить из формы. Не представляю, что бы я делала, если бы в период учебы оказалась в такой ситуации, когда ты не можешь посетить балетный зал, — ведь это как раз тот период, когда нужно бесконечно оттачивать движения, набирать навык. Как раз для таких ситуаций я и записываю свои видео, чтобы дать возможность ребятам продолжать учиться даже в условиях самоизоляции. Тем более я сейчас сама нахожусь дома и имею достаточно времени, чтобы поделиться своим опытом.

— Продолжим тему жизни в театре — читателям всегда интересно, как устроен закулисный мир. Жизнь артистов всегда овеяна неким флером фильма «Черный лебедь», где все друг против друга плетут интриги и готовы подсыпать стекло в пуанты, лишь бы заполучить роль. Так ли это на самом деле? Какие отношения у артистов с наставниками, между собой — это дружеская атмосфера поддержки и полного доверия партнеру?

— Мир не делится на черное и белое — театр это точно такая же организация, где работают разные люди и у них складываются разные отношения. У меня тоже, конечно, есть друзья в театре, и между нами не может быть никаких интриг. Есть люди, с которыми у меня более натянутые отношения, — но разве в других местах не так? Многое зависит от величины штата — в балете есть люди, с которыми ты взаимодействуешь постоянно. В своей жизни я не встречала каких-то ужасных интриг или бесчеловечных вещей — не нужно думать, что у нас все, как в фильме «Черный лебедь». Конечно, присутствует и зависть — Большой театр— большие роли, большие надежды, но это все неотъемлемая часть жизни. Думаю, многое зависит от того, насколько каждый человек может сосредоточиться на своем творчестве, своем деле и не тратить себя на мелочные поступки.

— Ваш муж — скульптор. Как вы познакомились? Обсуждаете ли вы с мужем рабочие дела, помогаете ли друг другу с проектами или у вас совершенно разные сферы, которые не пересекаются?

— Конечно, творчество отнимает немало времени. Это не просто работа — это призвание, это любовь. И как бы мы ни были заняты в профессиональном плане, мы всегда находим время и на простое человеческое общение. Мы много разговариваем, в том числе и о нашей работе. Андрей делится со мной всем, что происходит у него, а я тем, что происходит у меня. Безусловно, мы все обсуждаем. И мы всегда находим время и друг на друга и на наших детей. Так что на личную жизнь, на счастье быть рядом, быть нужным, тоже остается время.

Читайте также: Алика Смехова: Если влюбляюсь, забываю о прежнем опыте и наступаю на те же грабли

Google newsGoogle newsGoogle news