Меня вели страх и интуиция
Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Меня вели страх и интуиция

Культура

Каждый день в метро встречаются чужие друг другу люди. В этой рубрике мы знакомим читателей с теми, с кем однажды им будет по пути. Сегодня это руководитель павильона «Макет Москвы» на ВДНХ Николай Оржиховский.

Николай Оржиховский 29 лет отдал военной службе. В его биографии сапера было немало случаев, когда требовалось обезвредить мину или неразорвавшийся снаряд. Об этом и о своей новой работе — руководителем павильона на ВДНХ — он рассказал «Вечерке».

— Николай Казимирович, как вы стали сапером?

— С детства хотел быть военным. Когда пришло время определяться с дальнейшим обучением, подал документы в Каменец-Подольское высшее военно-инженерное командное училище, которое окончил с отличием. Кстати, сын Андрей пошел по моим стопам и продолжил военную династию, закончив Военно-инженерную академию.

— Как часто приходилось обезвреживать неразорвавшиеся снаряды в Москве?

— Таких случаев было немало, особенно в неспокойные 1990-е годы. Иногда целыми сутками катался по Москве. Был, например, один случай в январе 1995 года.

Поздно вечером раздался звонок, вызывают в отель «Метрополь» — там произошел взрыв. Приезжаю быстро. Здание оцеплено, вокруг машины скорой помощи, пожарные, на месте происшествия уже работают специалисты ФСБ. Пока поднимаюсь, докладывают, что здесь находится еще один неразорвавшийся снаряд. Быстро переодеваюсь в защитный костюм и иду смотреть. На этаже темно. Свечу фонарем, оцениваю последствия взрыва. Рядом с номером, где и произошел этот взрыв, лежат куски дверей — их выбило у соседних номеров взрывной волной. А на полу в самом номере среди обломков мебели вижу спецснаряд.

— И вы его обезвредили?

— Сначала визуально оцениваю тип снаряда и его боевые характеристики — это средняя прилипающая мина для подрыва кораблей и подводных лодок. По инструкции такой снаряд может взорваться в любой момент, выносить нельзя, нужно ликвидировать на месте. Но последствия были бы разрушительными.

Опять же, любой боеприпас первым делом нужно сдвинуть, и потом уже появляется хоть какая-то уверенность, что он не взорвется.

— И что же делать?

— Аккуратно проделав все необходимые манипуляции, понимаю, что риск остается, но могу попробовать мину вынести. Подогнали специальную машину-эвакуатор для перевозки, я вынес взрывное устройство, которое в три часа ночи было взорвано на полигоне.

— То есть у саперов бывают моменты, когда решение принимается интуитивно?

— Часто. Но чувство страха должно быть, потому что если перестаешь бояться, то лучше из профессии уйти.

— Николай Казимирович, скучаете по своей работе? Ведь адреналина там было предостаточно.

— Я сейчас проживаю вторую интересную жизнь, являясь руководителем павильона «Макет Москвы» на ВДНХ. Также я в совете ветеранов комендантского полка, несколько раз в год встречаюсь с молодым пополнением полка, а значит, надеваю военную форму и рассказываю о своей военной профессии.

— Какая у вас любимая станция метро?

— «Киевская», это красивая станция. Плюс ко всему Украину считаю своей второй родиной, в совершенстве знаю и люблю украинский язык, хотя я русский и учился в русской школе.

ДОСЬЕ

Николай Оржиховский родился 4 марта 1957 года в поселке Камский Кировской области. С 1994 по 2002 год был начальником инженерной службы 154-го отдельного комендантского Преображенского полка, руководителем группы разминирования военной комендатуры Москвы. Награжден орденом Мужества и именным оружием от министра обороны РФ.

Читайте также: Посещение павильона «Макет Москвы» на ВДНХ доступно по предварительной регистрации

Google newsGoogle newsGoogle news