Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Сквозь шекспировские тернии к космической опере

Развлечения
Сквозь шекспировские тернии к космической опере
Мировая премьера оперы композитора Александра Маноцкова «Титий Безупречный», написанной по одноименной пьесе драматурга Максима Курочкина.  / Фото: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»
В субботу, 4 апреля, в Камерном музыкальном театре имени Б. А. Покровского состоялась мировая премьера оперы Александра Маноцкова «Титий Безупречный» в постановке режиссера Владимира Мирзоева.

Основой оперы, созданной по заказу театра, стала одноименная пьеса драматурга Максима Курочкина, написанная в 2008 году в рамках международного проекта Шекспировского Королевского театра и театра Royal Court. Тогда нескольким драматургам предложили создать тексты с шекспировскими аллюзиями, и Курочкин написал абсолютно оригинальное произведение, выбрав в качестве ориентира самую раннюю и самую кровавую трагедию Шекспира «Тит Андроник».

Действие «Тития Безупречного» происходит в далеком будущем, которое в воплощении сценографа Александра Лисянского напоминает прошлое. Слева и справа на сцену сверху смотрят химеры – точные копии тех, что украшают собор Парижской Богоматери. На заднике в первом действии – античный бог, который во втором действии трансформируется и станет напоминать Дарта Вейдера, героя «Звездных войн». Кстати, сам режиссер, Владимир Мирзоев, называет «Тития Безупречного» «космической оперой».

Ее сюжет непрост и требует подсказок программки с либретто. Итак, далекое будущее. Земляне, покорив Вселенную, оказались в экзистенциальном тупике и беспросветном кризисе. Однако власти уверены, что мир можно спасти, но для этого надо расшифровать некий смысл, зашифрованный в литературе и искусстве. Некоему капитану, космонавту, который раньше истреблял новые формы разумной жизни в космосе, теперь нужно ходить в театр и читать комиксы, чтобы помочь найти рецепт спасения человечества. Капитану показывают оперу «Титий Безупречный», в которой генеральный бюрократ Архитектон отрекся от власти, а его преемником был назначен колонизатор космоса Титий, прозванный безупречным за преданность системе.

Но и Титий отрекается от власти, предлагая на свое место клерка Субурия. Однако просто высокая должность кажется Субурию недостаточной, и он решает уничтожить Тития. Во втором акте он сначала арестовывает одного сына Тития, затем обвиняет остальных сыновей своего врага в тайном сговоре. Титий отрекается от сыновей и продолжает оставаться безупречным для системы. И только после того, как посланец Субурия убивает жену Тития, Титий в ответ убивает посланца. Так Титий перестает быть безупречным и умирает, а власть достается Архитектону, который даже не вступал в борьбу за должность. После этого опера в опере завершается, и у Капитана спрашивают, что же он все-таки понял.

Опера заканчивается вопросом, с которым остается разбираться зрителям. Впрочем, им остаются и другие вопросы, потому что с восприятием текста программка помочь, увы, не может.

К сожалению, прозаичный текст Курочкина, невероятно смешной и остроумный, оказавшись переложенным на далеко не простую музыку Маноцкова, не везде «играет», а местами и вовсе оказывается недоступен уху зрителей. И происходит это несмотря на все старания актеров Театра Покровского, которые справляются не только с вокальными, но и с пластическими, и с драматическими задачами. Музыкальная архитектура Маноцкова структурирует пьесу, но пока остается ощущение конфликта самого текста и его воплощения, решить который действие не помогает.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Владимир Мирзоев, режиссер

- Я часто ставил произведения классиков - Гоголя, Шекспира, Чехова, Мольера. И теперь, поставив пьесу Максима Курочкина, я понял, как ошибался. Надо ставить современных драматургов и композиторов. Возможность музыкального театра – иметь кристаллическую форму организованного времени, и в это время вписываются все смыслы и эмоции, поэтому я люблю оперу. Опера Александра Маноцкова – космическая опера в буквальном смысле. Так в американском кино определяют жанр «Звездных войн» или сериала «Дюна (режиссер Дэвида Линч). По-моему, именно Линч – с его фрейдизмом, синтезом мифологии, мистики и пародии вдохновил драматурга Максима Курочкина. Тем более, что черный юмор и абсурд всегда хорошо работают в отечественном Зазеркалье – слишком уж ирреальна порой наша реальность.

Александр Маноцков, композитор

- Получается, что в опере два фантастических мира, театр в театре. Первый, как бы «настоящий» мир, решен практически без участия оркестра. Второй, основной мир — опера, которую показывают герою (и публике заодно) — с оркестром, сольными и ансамблевыми номерами и т.п. В финале «опера в опере» как бы уже закончилась, но оркестр и музыкальный материал остаются с героями — они изменились и уже не могут «выйти из оперы».

 

Подкасты